18+

 Добро пожаловать!

 Мы рады приветствовать Вас.  Зарегистрируйтесь и получите на свой e-mail письмо с инструкцией по активации учётной записи. Активируйте свою учётную запись и Вам станут доступны все функции сайта.  Вы сможете завести блог, загружать фотографии и общаться с друзьями.

 

Взрывное детство.

  
Кубок форумчанинаЛучший фотограф
Сообщений: 613
Дети любят праздники. Часто шум, взрывы и фейерверки у них ассоциируются с праздниками. Так они устроены.
И.Д.Степанов
Редактировалось: 1 раз (Последний: 4 ноября 2017 в 10:11)
Кубок форумчанинаЛучший фотограф
Сообщений: 613
Проблемы ракетостроения. 10-10 лучше всех. ФыМыШацкие рассказы.


Порох делается просто – нужна селитра и сера. Но в ФМШ при НГУ после подрыва одним славным ребёнком из Магадана общежития порох был под запретом.
Ещё в первые годы существования ФМШ, один сообразительный мальчуган из Магадана привёз, как самое необходимое в жизни, полтора килограмма тротила со своей родины – Магадана. В современной жизни трудно обойтись без тротила, а в те былинные времена, наверное, вообще было невозможно. Особенно в Новосибирском Академгородке. Хотя он только еще строился, только устанавливались научные обычаи и традиции. Видимо, именно для этого и был привезён на самолёте тротил. Всем же известно, что доброе слово вместе с тротилом очень действенно.
Хранить тратил удобно на батарее, что бы не отсырел. А зимы в Сибири холодны и батареи тёплые, даже горячие порой. Там его наш псевдо герой и хранил. Почему-то тротил взорвался, когда все были в учебном корпусе. Методы проведения следственных действий были в те времена не совершенны, поэтому причина взрыва не была установлена.
Злые педагоги отправили магаданца к родителям. Исключили из школы, хотя никто, кроме общежития не пострадал. Ну, рухнула стена, велика ли беда?! А последствия для ФМШа оказались ужасными. И всё из-за маленького взрыва! Был издан зловещий приказ, страшно ограничивший научное творчество. Погубивший впоследствии не одного талантливого ребёнка. За ЛЮБЫЕ взрывы отчисляли без разбирательств всех причастных и наблюдавших. Ну, шёл мимо мирный человек, а тут взрыв! Обычное дело. За что исключать то?! Где справедливость?!
Вон Институт Гидродинамики тоже взрывал, для научного эксперимента. Стёкол во всем молодом тогда ещё Академгородке вообще не осталось. И тоже никто не пострадал. Зато лучшие в мире стекольщики – это мужской состав того времени этого института. Сентябрь тогда был, слегка холодало. Людям почему-то не нравилось жить без стёкол. Скорость и качество проведения стекольных работ сотрудников- экспериментаторов это большое научное достижение тех времён. Один мой знакомый профессор, из тех парней, гордится своими навыками стекольщика куда больше, чем своей научной деятельностью или тем, что он бывший лётчик, во времена Хрущёва уволенный по сокращению из армии и вынужденный заняться наукой. У него такие крутые алмазные инструменты для резки стекла и он может так замысловато его резать и колоть, что, честное слово, он из обычного оконного стекла создаёт просто произведения искусства!
А поколения фымышат были лишены этой возможности творческого и научного развития! Из-за несчастного тротила. Более того, сама подготовка к производству взрывчатых веществ приравнивается к взрывной деятельности. Где справедливость, где презумпция невиновности?! И всё это из-за одного взрыва.
Но не перевелись ещё смелые люди на земле Сибири! Каждый год кого-то отчисляли. За взрывы и подготовку к ним. Мужество отчаянных парней, иногда не очень умненьких-разумненьких, всё равно вдохновляло на риск. Но они были одиночки, обречённые на провал и поражение. Нужен был иной подход.
И нашлись такие люди. Парни класса 10-10 прославляли свой класс и себя сами, шатаясь по общежитию шумной, громко поющей под несколько гитар песни, толпой. Одна из них была собственного сочинения и в ней были слова: «Десять-десять лучше всех!». Её исполняли регулярно, по нескольку раз на день, по поводу и без повода. Мальчикам 10-10 класса нравилась эта идея и эта песня. 10-10 кроме того был чемпионом школы по баскетболу, не обладая, честно говоря, особо рослыми ребятами. Но маленькие были грамотные технически и прекрасно организованы. Штри, Воронцов, Пичюгин, Головин… Много орлов было в 10-10 классе!
И хотя других особо выдающихся успехов у класса не было, но был дух превосходства. По иронии судьбы, костяк этой весёлой гоп-компании составляли химики из Магадана. Так они себя называли. Я, например, был физик с Камчатки, были математики из Томска и Кургана. Местность происхождения фигурировала всегда для самоидентификации личности. А физик ты, химик или математик – это в зависимости от того, на какой олимпиаде победил и попал в результате этого в ФМШ.
Химия – основа основ в ракетостроении. В зависимости от топлива, его качества, энергоэффективности находится конечный результат – дальность полёта и забрасываемый груз. Кто заразил наш класс увлечением ракетостроением – загадка. Но мы неожиданно заболели все. Каждая комната, а порой и отдельные личности, приступили к разработке и постройки ракет. Говоря научным языком, образовалось несколько конструкторских бюро и направлений. Но сначала мы все вместе обсудили и выработали чёткий план действий.
Мы осознавали, что все находимся на очень тонкой грани между учёбой в ФМШ и безапелляционным отчислением из школы. Но наука требовала жертв, и свою судьбу было решено положить на её алтарь. Но не глупо, эмоционально, а на основании точного расчёта! Во-первых, мы решили, что сделаем в случае провала общее публичное заявление. Все мальчики 10-10 класса принимают участие в ракетостроении! Пусть отчисляют всех, пусть попробуют! Мало им класса 10-7, где осталось всего 14 человек. Целую толпу парней отчислили, но причина весомая была – групповое побоище . Пусть в 10-10 классе останется 7! Девочки почему-то не интересовались ракетами, и их было 7.
Во-вторых, публичность расчётов, широкие консультации с преподавательским составом и в научных институтах. Пусть все всё знают! Но про проведения испытаний своими силами молчим. Ищем законных и безопасных площадок для проверки наших расчётов! Если при взрыве ракеты будет какой-нибудь профессор или кандидат наук это сразу превращает эту деятельность во вполне законное мероприятие. Многие наши ребята ходили в научные институты, удовлетворяли свои научные потребности. Друганы там имелись, вместе бывали в курилках.
В-третьих, производство топлива. С одной стороны, это незаконно. Но с другой стороны, селитра продаётся в магазинах. И сера тоже в виде спичек. Если они не хранятся вместе, то докажи, что производят порох! Площадка для производства тоже была выбрана со знанием дела. Для моделей подойдёт порох в качестве топлива. Для проверки их лётно-технических качеств. А там посмотрим!
Были назначены ответственные за различные участки работ и три, на тот момент, оформившихся конструкторских бюро начали свою работу. Одно было в моей комнате. Честно говоря, я не особо увлекался ракетостроением. Но средний научный интерес и финансы, что важно, у меня были. Дело в том, что я возглавлял трудовой сектор в нашем классе. А это подразумевало, что заработок общественных денег и их трата были в моей компетенции. По обсуждению со всем классом, но не более и не мене того. Без излишних формальностей, недоверий и сомнений. И без контроля со стороны кого бы то ни было. Класс 10-10 решил строить ракеты – будем финансировать строительство!
Главной неожиданностью стало поведение наших девочек. Они тоже решили, что в случае провала нашего проекта признаются в полной причастности к нему. «10-10 лучше всех!» Более того, на себя они взяли самый опасный участок работ. Причины могут сейчас оказаться совсем не теми, как казалось тогда. Тогда казалось, что они идейно нас поддерживают. Сейчас кажется, что просто не хотели пускать на контролируемую ими территорию парней. Но факта огромной помощи ракетостроению отрицать невозможно!
Мы добыли штук пять цветов, и поместили их в комнатах девочек. Селитра – удобрение. Девочки удобряли свои цветы и заботились о них! Основание было железным, глядя в ангельские глаза наших девочек, в это очень верилось. Тем более были, для отвода глаз, ещё закуплены фосфорные, калийные, азотные удобрения. И даже немного медного купороса! Всё это складировалось в постирочной нашего класса. Это была единственная территория, запиравшаяся на ключ! И ключ этот почему-то был у девочек, и они его никому не давали! Хотя все имели равные права на пользование этим помещением, девочки нас почему-то туда не пускали, или пускали очень редко. Там была вода. Раковина, много батарей и верёвки для сушки белья, стол для стирки. Что ещё нужно для производства ракетного топлива?! Были нужны ещё газеты. Но эту проблему мы быстро решили.
Корпуса для ракет строились из алюминиевой фольги, бумаги и других композиционных материалов. Лёгких и прочных. Разработка двигателей так и осталась на бумаге, в силу технической невозможности их производства. Бюджет класса не тянул на такие расходы. Бюджеты многих стран до сих пор не могут себе позволить строить двигатели для ракет, а тут в сравнении класс 10-10 ФМШ №165, который, конечно же, лучше всех! Было решено использовать только одну ступень и прямоточный пороховой двигатель. Для испытаний корпусов ракет.
Корпусов ракет было произведено достаточно и все хотели начать их испытывать. Друганы из институтов с удовольствием покуривали с школьниками, но делать ничего не хотели. Вернее хотели, но времени не было. Или ещё что. Но мы всегда были готовы к этому, так что надежда только на собственные силы. Неделя шума и вопросов, консультаций со всеми о ракетах утомил преподавателей и таскание в открытую различных ракетных моделей уже никого не озадачивало и не вызывало вопросов: «Чем будут топить? Где возьмут топливо?» Смелое обсуждение бензиновых двигателей или водородных, двигателей для других видов топлива состоящих из абстрактного окислителя и восстановителя, а так же всякие глупости о фотоновых двигателях не позволяло предположить примитивных потребностей в порохе у славных изобретателей.
Высушенные жёлтые проселитованные газеты и проселитрованные бинты для бикфордовых шнуров нам, по первому требованию, в любых количествах поставляли девочки. Вечером заказал – в обед получи! Смешивание с серой решено было производить в лесу на морозе. Непосредственно перед пуском. Мы строго соблюдали технику безопасности, хотя и мерзли. Но нас было много, незамеченными к нам никто не мог подойти, мы об этом тоже позаботились. Пуски было решено производить на футбольном поле. Нам важно было оценить высоту полёта, его траекторию – телеметрическую информацию. Это было не сложно всё рассчитать, располагая разных наблюдателей на различных расстояниях от места пуска.
Пуски ракет, как пуски ракет. Сначала ракеты летали куда попало. Но были подобраны их остатки, снята телеметрическая информация, внесены конструктивные изменения. Разработаны стартовые площадки нового типа. И всё это за сутки!
Новые пуски. Рутинная работа. Совершенствование моделей. Новые пуски. И так больше месяца. Были изведены десятки килограммов селитры. С серой помог институт неорганической химии, как, до сих пор не знаю! Как добыли?! Герои… Бесплатные источники серы это очень важно! Спички, даже по 1 копейке за пачку, классный бюджет не тянул. Много, очень много обыденного труда совершили фымышата. Много хитростей и смекалки проявили. Но всё имеет свои пределы. Девочки уже ворчали, производство селитрованной бумаги даже их уже утомило. Результаты дальности и точности пусков моделей стали стабильны, но для данного типа не улучшались. Наступал научный кризис. Некоторые конструкторские бюро бросили проводить испытания. Перспективы отсутствовали.
Наступала весна. Ракетостроение уступило ей дорогу. Новых закупок селитры не было, старые кончились. Но уже никто не заказывал селитрованную бумагу, не говорил о формировании корпуса ракеты на токарном станке в институте физики твёрдого тела. Всё ушло в прошлое.
В апреле наш преподаватель по физике между делом поинтересовался, на какую высоту взлетела лучшая наша ракета. Мы ему ответили хором. На вопрос о забрасываемом грузе при пороховом двигателе на 100 метров высоты был тоже ответ хором.
- А зачем это Вам? – Спросил его я.
- У меня расчётный результат был хуже, а вот у директора школы Богачёва расчётный результат лучше. Хотя расчёты дело неблагодарное. Без эксперимента никуда. - Ответил он мне.- Проверить у вас хотели, кто прав. Столько испытаний такого типа, вряд ли кто ещё, кроме вас, проводил. Ограниченность в возможностях иногда для науки полезна.
Прошло много лет. Теперь, во взорванном когда-то магаданцем общежитии ФМШа, казарма военного училища, на месте футбольного поля, где мы испытывали свои ракеты – спортивный комплекс НГУ. И директор ФМШ уже давно другой. А тот злосчастный приказ действует. И только недавно я вспомнил один его нюанс, было написано «На территории ФМШ, запрещается:». А мы на территории то почти ничего и не делали запретного. Может приказ хороший?! А может просто 10-10 лучше всех?!
Редактировалось: 3 раз (Последний: 4 ноября 2017 в 10:25)
Кубок форумчанинаЛучший фотограф
Сообщений: 613
Камчатские рассказы. Скала не нужна! Рома против скалы.

Те, кто жил во времена существования Приморского и Сельдевой, Рыбачьего и Петропавловска-Камчатского-50 на территории нынешнего Вилючинска знают, что проход по берегу залива от Приморского к Сельдевой был не возможен – там находилась отвесная скала. Она была не очень сильно связана с берегом, но категорически мешала проходу пешком даже в отлив по суши. А на велосипеде проехать, нечего было и мечтать.
Мой друг Рома всегда был мечтатель и фантазёр. Он придумывал всевозможные авантюры, принимал в них активное участие, вечно что-то ломал и портил. Но при этом никогда не терял оптимизма, жизнерадостности и душевной доброты. Но скала ему мешала. Мешала ездить по берегу бухты в Сельдевую на велосипеде! Почему ему не хотелось ехать по хорошей дороге, проходившей выше, по сопкам было абсолютно не важно. Исследовательский дух Ромыча был против этой скалы!
Посёлок Приморский всегда был закрытой военной территорией. Попасть туда можно было только по пропускам или по паспорту, где была прописка в этом самом Петропавловске-Камчатском -50 или Петропавловске-Камчатском-51. Военных частей было много, значимость их для обороноспособности Советского Союза была чрезвычайно велика. Секретность, охрана и прочие атрибуты, связанные с атомным оружием накладывали особую печать обеспечения безопасности. Рома был сыном военно-морского офицера. Дети военных всегда отличались от других детей повышенным чувством ответственности за судьбу страны. Как правило, они тоже становились военными, или, в случае с девочками, выходили замуж за военного.
Но Рома был не такой. Что-то, некоторые называли это разгильдяйством, было в нём другим. Рома не был разгильдяем никогда, он был ответственным человеком, это я могу свидетельствовать где угодно. Но дух любопытства, отсутствие пределов в фантазиях и их осуществлении были его прекрасными чертами личности, наряду с добрым сердцем, открытым и добрым характером. Для будущего военного он слишком вольно трактовал запреты и ограничения – для фантазии и мечты нет ограничений! А светлая мечта о новом удобном пути по берегу Авачинской бухты к Сельдевой определённо завладели его сердцем. Но это была тайная мечта, сокровенная. Лишь однажды он поделился ею со мной. Скала была большая, способов её ликвидировать я не знал. Просто принял эту информацию как очередную фантазию.
Живя в нашем, в общем-то, боевом городе, где драки были нормальным делом, Рома умудрялся, при всей своей активности, ни с кем не вступать в драки и затяжные конфликты. Рука у редкого хулигана поднималась на Рому. А что бы Роман кого-нибудь обидел – никогда! И тут нам объявляет классная руководительница «Нинушка», что Роман поставлен на учёт в детскую комнату милиции. За что такая несправедливость?! Для детской комнаты милиции было много достойных кандидатов, но при чём здесь Рома?! Расспросы Романа ничего не дали, обычно любитель поговорить, он лишь загадочно улыбался и говорил: «Было дело!».
Прошло много лет, мы с Романом встретились в Киеве. Вспоминали былые приключения и, вдруг, Роман рассказал, какое там было дело. За давностью лет, отсутствием СССР и, скорее всего, ряда участников событий считаю возможным рассказать об этом.
Мечты сбываются – это доказал Роман. Где он взял такое количество взрывчатки мне до сих пор не понятно. Но взял, добыл. Вынес с особо охраняемого объекта. И так много раз. Сделал нехитрые расчёты, позволявшие прогнозировать крушение скалы от такого количества взрывчатки.
Настал день, был большой отлив. Рома доставил всё необходимое к скале, заложил в глубокую расщелину у основания скалы, провёл бикфордов шнур на несколько десятков метров, закрыл расщелину большим количеством тяжёлых камней, для обеспечения более направленного взрыва, поджёг шнур и побежал.
Рома был Романтик, но не дурак. Он отдавал себе отчёт, как сильно рванёт. Примерно посчитал, сколько времени будет гореть бикфордов шнур и когда надо будет падать на землю. Но, навстречу ему шёл человек! В форме, обычный старший офицер. Пустынное место, что понадобилось военно-морскому офицеру там?!
-Дяденька, не надо туда ходить! Пожалуйста, бежим!
-Куда мальчик, зачем?
- Бежим дяденька, Пожалуйста!
- Никуда не побегу, что происходит?!
-Дяденька, бежим, сейчас взорвётся!
-Что взорвётся?
Секунды, отсчитываемые Ромкой, кончались. Они были метрах в семидесяти от скалы. А по расчётам Ромы надо было безопасно лежать метрах в двухстах и с удовольствием наблюдать за крушением. Такое ведь зрелище пропускали!
Ромка страшно завизжал: «Ложись!». Схватил спокойного офицера и повалил его на землю. И вовремя. Раздался страшный взрыв. Над ними пролетали камни, земля дрожала, скала рушилась. Облако пыли и песка накрыло их. Постепенно всё улеглось. Они были живы. Встали на ноги – осмотрелись. Скалы не было. Значительный участок сопки, по краю которой проходила асфальтовая дорога, тоже сполз вниз. Дорога, к счастью, была на месте.
Офицер был опытный и матёрый – крепко вцепился в Ромку и поволок в посёлок. Руки его, как и сам Ромка, слегка тряслись, но были крепки. Сразу в Особый отдел, сразу к его начальнику.
Ромка хорошо знал начальника Особого отдела, да все мы его знали. Его дочь Алла училась в параллельном классе. Как я понял, всё дело, которое было, было у него в руках. Ромка, конечно же, рассказал ему, где взял взрывчатку. Но больше никому. Офицер тоже был опытный – даже слухи об этом взрыве не ходили по посёлку. И папа Ромы ничего так и не узнал и тоже не пострадал. А звук взрыва сам по себе вообще никого не волновал – обычное дело.
Хорошо, когда секретность в стране обеспечивали разумные опытные люди. Зачем эти комиссии из Москвы и военная прокуратура?! Всё осталось под контролем Особого отдела. А Ромку, на всякий случай, поставили на учёт в детскую комнату милиции. Папа почти всё время был на корабле, а корабль на рейде или в океане. Следили за спутниками и ракетами своими и врагов. Нужное военное дело. А за Ромкой пусть детская гражданская милиция следит! Он же тогда был не военный, а сугубо мирный человек. Такой он и сейчас. А скалы той уже нет.
Кубок форумчанинаЛучший фотограф
Сообщений: 613
Переславские рассказы. Своих не бросают. Как устроить людям праздник.


Мне было уже шесть лет, в Переславле стояло тёплое лето. Старшие двоюродные братья мои Саша и Миша полезно и плодотворно проводили время отдыха на летних каникулах.
Тот год был особый – они открыли для себя полезные свойства магния. Добывали они его где-то в районе фабрики «Новый мир». Канал был надёжный, поставки регулярные. Я как-то упустил начало производства магниевых бомбочек, а может быть первые опытные образцы были произведены на другой площадке и без меня.
Сарай, где хранились мотоциклы, мопеды и разнообразные инструменты, всегда был местом, где братья и я проводили много времени. Прелесть его местоположения была в том, что любой идущий из дома в туалет или сарай был виден. И братья всегда успевали затушить и спрятать окурок или сокрыть какое-нибудь иное запрещённое им в силу возраста занятия. Сами же находившиеся в сарае были укрыты от посторонних взглядов и дождя.
Взяв большой напильник, Саша пилил им кусок магния, добиваясь мелкой стружки, почти пыли. Сами же магниевые опилки очень бережно собирались на газету. Потом смешивались с необходимыми в любом деле серными спичечными головками, добавлялась марганцовка в правильной пропорции. Всё это, тщательно перемешанное, заворачивалось в матерчатую чёрную изоленту. При этом делался «поджиг» – несколько спичек располагалось так, что, будучи чиркнутыми о спичечную коробку, воспламеняли адскую смесь так, что следовал очень красивый взрыв. И главное искусство было сделать поджиг так, что бы бомба взорвалась не у тебя в руках, а в полёте! Этому важному искусству старший брат обучал Мишу, а заодно и меня, представлявшего собой ещё более мелкое, но весьма перспективное поколение. Саше было около четырнадцати лет, он был самым старшим из нас и чувствовал ответственность за наше развитие.
Мы учились, а Мише он даже доверили отдельные участки производственного цикла. В конечном итоге, достаточное для вечерних развлечений количество бомб было произведено к обеду.
Особая красота взрыва магниевой бомбочки была видна только в темноте. Нынешние поколения, избалованные фейерверками и салютами, вряд ли оценили бы такую красоту. Но для тех поколений детей это была вершина пиротехнического искусства. Да ещё бабахало громко! Опасность данного мероприятия делало его ещё более привлекательным. Много, очень много детей лечили обожжённые глаза и попорченные, взорвавшимися слишком рано бомбочками, руки. Врачи тех времён сразу видели следы магния в повреждениях, родители предпринимали зверские меры к попавшимся и так физически пострадавшим. И это было правильно. Но не хватало бенгальских огней для праздника жизни детям, не хватало!
Для начала праздника было решено забросать бомбочками переславскую милицию. Ведь они тоже должны радоваться, что есть теперь такие прекрасные развлечения в Переславле! Есть кому устроить людям праздник. Так, по крайней мере, рассуждал я. Пока мы шли к горотделу, ощущение радостного предвкушения праздничного вечера не покидало меня. Тем более, что я был набит этими бомбочками, для целей безопасности. Самый маленький – самая маленькая ответственность в случае захвата нас взрослыми. Где взял – нашёл! Бомбы были в моих больших карманах. Спички были у братьев, мне они были не положены, опять же в целях безопасности. «Спички детям не игрушка!» - гласили агитационные плакаты тех дней. С этим я был полностью согласен, я использовал всегда спички для дела, поджечь чего-нибудь, если надо. Это не игрушка, а необходимый инструмент!
Лето было сухим, поэтому под мостиком над канавой было вроде бы вполне комфортно сидеть. Да и обзор неба, на фоне которого ожидалось представление, был хорошим. Мы с Мишей туда сразу залезли и подготовили местечко Саше. Он взял три бомбочки у меня. Самый старший взял на себя опасное занятие и стал бомбометателем! Немного отошёл в сторону и подряд поджёг и кинул все три бомбы! Две взорвалось громко и красиво! Он бросился к нам. Из дверей милиции повыбегали милиционеры. Разделившись, побежали в разные стороны, с целью поймать хулиганов.
Мы посидели некоторое время, всё было спокойно. Милиционеры ещё не возвратились. Решено было уходить на «шестой». И там ещё устроить людям праздник. Но было очень жалко невзорвавшуюся бомбу. Она сиротливо лежала почти у двери милиции, на светлом месте. Саша решил рискнуть и забрать её. Мы же с Мишей тихонечко пошли в сторону стадиона.
Видимо не вся милиция убежала из горотдела. Мы услышали крик «Стой!» и даже звук милицейского свистка! Мне стало очень страшно. Обычно, после крика «Стой, стрелять буду!» советская милиция стреляла сначала в воздух, а потом по преступникам. Я в это в кино видел. Мы бежали с Мишей изо всех сил, пересекли футбольное поле и упёрлись в забор стадиона. В те далёкие времена городской сад и стадион окружал крепкий деревянный забор. Стрельбы всё не было, но кто-то догнал нас. Это был Саша. Миша и Саша легко перелезли через забор, а я застрял – рост у меня был маловат. Тогда, взяв меня за руки, братья втащили меня на забор и скинули на его другу сторону.
Мы были спасены. Милиция вряд ли преодолела бы такую преграду! Постепенно всё успокоились. «Шестой» был далеко и братья, намучившись со мной и забором, решили отвести меня домой, на Кошелёвку. Я медленно убегал, а при развлечении с магниевыми бомбами оказалось очень важным умение убегать! Я и так был перенасыщен впечатлениями и не возражал. Сдал братьям бомбы и пошёл в дом. Братья растворились в темноте.
Я предстал перед родителями и бабушкой. Рубашка была разодрана спереди, часть пуговиц на ней отсутствовала, пузо и грудь поцарапаны и кое-где кровоточили. Когда братья тащили меня через забор, то слегка зацепили о не загнутые ленивыми строителями заборов гвозди. Почему-то была разбита коленка. Я, наверное, пока бежал ещё где-то и упал! На вопросы, где был и как это так сумел повредиться, я ответил, что гнался за котом, что бы его поймать и погладить, но упал в канаву. Я обратил внимание, что был ещё и в канавной грязи, все сандалии, ноги и шорты были перепачканы хорошей канавной грязью. Интересно, где же милиция берёт такую хорошую грязь для своей канавы? Нельзя же обманывать родителей, и я признался, что был в канаве! А пока выбирался, весь исцарапался о шиповник.
Родителей такая версия моей вечерней жизни вполне устроила, и я был вымыт и отправлен спать. Но заснуть долго не мог. Всё думал о том, как там братья устраивают праздник людям «на шестом». «Хорошие мои братья, не бросили меня милиции. И бомбы доверяют мне носить. Интересно, а почему по нам не стреляли?», - думал я.
Потом, встречая переславскую милицию тех времён, я её очень внимательно рассматривал. Пистолетов не было ни у кого! «Даже меня поймать не смогли! Пистолетов им не дают, бедным. Без пистолета меня не поймаешь!», - анализировал я состояние правоохранительных органов г. Переславля-Залесского времён Советского Союза.
Сейчас нет забора вокруг футбольного поля, у милиции есть оружие. Поэтому магниевые бомбочки для организации праздника для людей больше не используются. И мне это вполне по душе, опасные они для бомбометателей.
В начало страницы 
Перейти на форум:
Быстрый ответ
Чтобы писать на форуме, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь.