18+

 Добро пожаловать!

 Мы рады приветствовать Вас.  Зарегистрируйтесь и получите на свой e-mail письмо с инструкцией по активации учётной записи. Активируйте свою учётную запись и Вам станут доступны все функции сайта.  Вы сможете завести блог, загружать фотографии и общаться с друзьями.

 

Тургеневские чтения

  
Кубок форумчанинаЛучший фотограф
Сообщений: 1426
0091.АП.07-27

Первый арест пропагандиста

-Здравствуйте, Иван Сергеевич!- Произнёс человек с лошадиной мордой лица. – Меня зовут Иван Дмитриевич. Я ваш тайный поклонник. Давайте по-простому тут общаться, называть всех просто по имени и отчеству, без всяких там модных заграничных штучек, и отечественного консерватизма. На правах хозяина положения я осмелюсь предложить Вам формат нашего общения. Вы – вольны во всём, мы общаемся на равных. Не стесняйтесь в словах и выражениях. За границы этой комнаты ничего не выйдет.
-Я арестован?! За что? Что Вы имеете ввиду под слово формат?! – достаточно спокойно задал свои вопросы Иван Сергеевич. - А называть Вас по имени, отчеству или как Вам ещё угодно, я готов, это просто. За границами России вольны и в этом. Как вам угодно.
-«Там нет отечества, и отчеств тоже нет», - впрочем, Вы этого пока не знаете.
-Это я как раз очень хорошо знаю. – Неожиданно улыбнулся Иван Сергеевич. - «И дым отечества нам сладок и приятен».
- Особенно, если это дым не горящей Москвы 1812 года. Тогда Единая Европа пришла к нам.
- Интересно, про Единую Европу никогда раньше не слышал. Действительно, все народы были европейские в воинстве Наполеона представлены.
- И сейчас есть, правда, в разных стадиях разложения на земле Русской все эти народы. Кто в земле уже сгнил, а кто своим гниение заразил ныне живущих, наших соотечественников, между прочим.
-Вы, батенька, философ. – Собеседник явно нравился Ивану Сергеевичу. – Так за что же я арестован всё-таки?
-«Был бы человек, а статья найдётся!» - Обаятельно улыбнулся человек с мордой лица. – Условно скажем, вы арестованы за не соблюдение некоторых формальностей. А безусловно, Вы арестованы потому что, хочется мне с вами поговорить с глазу на глаз, без свидетелей. А ещё проще, я использую своё служебное положение на благо Отечества и себя лично. А философ у нас был Николай Васильевич, чахотка погубила и его. Ну, ещё Гегель вроде бы тоже для Вас философ.
- «Ты виноват уж в том, что хочется мне кушать!» Так, кажется, писал Иван Андреевич. Как же Вы откровенны. И как просто у вас с Гегелем. А мундир не жмёт? Осмелюсь задать такой вопрос, раз из этой комнаты ничего не выйдет в свет. Значит, я арестован ни за что, ни про что. А, понял намёк, за статью.
-Цезуру надо проходить, такие правила. Но это только повод, формальность. Вам эта комната нравится? Я её специально обустроил для Вас. Разве она похожа на арестантскую камеру? А если нет, то разве это арест? Просто некоторое ограничение свободы передвижения. Мы и сами себя порой запираем в четырёх стенах, и ничего. Даже довольны. Писатель, поэт с этим живёт, ограничивает себя, чтобы не мешали творить. А вы ведь поэт, как я чувствую.
-Поэт -подражатель, но когда-то я считал себя поэтом. А сейчас меня уже все убедили, что я писатель.
-«Поэт в России больше чем поэт». Вы ещё напишите «Стихотворения в прозе».
-Неужели Вам и вашей службе про меня уже всё известно?
-И да, и нет. Это от нашей с Вами беседы будет зависеть, что потом произойдёт, так что отнеситесь к ней серьёзно, а главное, вдумчиво. «С нас многое спросится, эпохой и вечностью, мы – первая просека всего человечества». Простите меня, но я буду порой цитировать неизвестные Вам стихи и говорить странные слова. Будьте таким, как Вы есть, а я буду таким, как я есть тоже, без притворств и условностей общества. Мы – на равных, мне нравится философ Николай Васильевич Станкевич, и его стиль общения. Мёртвых можно называть и по фамилиям, мы им этим не навредим.
-Вы о службе? Вы предлагаете мне служить Отечеству? «Служить бы рад, прислуживаться тошно». Я ему служу так, как я понимаю это служение. Я люблю свою Родину.
-Нет, прислужников всегда везде хватает. Я совсем не об этом, я про варианты развития ситуации. Я просто не хочу, чтобы скоро в России стало как в Европе. Я просто против Соединённых Штатов Европы. Не нравятся мне эти Соединённые Штаты. Лет сто и без них проживём ещё, а может и больше удастся, если с Вами сговоримся. Надеюсь, что уже читали «Манифест»?
-Я много читаю. Вас такой ответ устроит? – Хитро ответил Иван Сергеевич.
-Я тоже очень много читаю. Мне нравятся «Письма из Франции и Италии. С того берега». С Александром Ивановичем я тоже беседовал, с десяток лет ранее. Но сейчас ему советчик Ротшильд, зря Николай 1 деньги его отнял, врага лютого нажил. Если Вы в курсе дел, конечно денежных семьи Александра Ивановича. Про его личную жизнь каждая собака в Европе знает, а вот деньги любят тишину. Вы же по-немецки читаете, в отличие от меня, а на немецком языке «Письма с того берега» они уже изданы.
-Как так? Вы не знаете немецкий?! Язык Гёте и Гегеля? Как так могло произойти? Вы же образованный человек, это же очевидно!
-Даже французский язык я не знаю почти. Кое-что понимаю, но не знаю. Только английский, и то далеко от совершенства. Язык врагов надо знать. Вы знаете и немецкий, и французский, а для меня этого достаточно. Хотя это сейчас не суть важно, знание языков. Я получал образование исключительно на русском языке, чем и абсолютно счастлив, но просто так получилось.

Иван Сергеевич с большим интересом разглядывал своего собеседника. А тот не терял времени даром, воспользовавшись неожиданным перерывом в беседе. Вышел из комнаты и дал какие-то распоряжения. Скоро внесли самовар и всё необходимое для чаепития.

-Иван Сергеевич, сейчас чайку попьём, а вы заказ на обед сделайте посыльному. Подумайте, что вы хотите есть, я с Вами тоже разделю трапезу. Думаю, что через полчаса всё принесут.
-Хорошая жизнь у Вашего арестанта. –Улыбнулся Иван Сергеевич.


Важная тема.
#мишьен #сид #тюльпан #простоенот
#Зверские стихи
#Человечные стихи
Кубок форумчанинаЛучший фотограф
Сообщений: 1426
Чаепитие в Мытищах

Почему-то чай из самовара был очень вкусным. Может секрет был в сорте чая, может быть, какие-то секретные травки в него добавляли, а может быть, именно самовар делала этот чай таким вкусным. Самовар не чайник!

-До чего же вкусный чай! Интересно, почему? – не смог сдержать свои чувства к чаю Иван Дмитриевич.
-А по–моему чай обычный. Дома куда вкуснее чаёк пью. Тут чай казённый, без души заваренный. – Ответил ему Иван Сергеевич абсолютно искренне.
-Во всём, даже в чае, есть политика. Вот Северо-Американские колонии англичан не стали подчиняться Великобритании, так она им чай не даёт теперь пить, из Индии который. Не выдержат без чая, обратно под власть короны вернутся, такова идея. Страдают колонисты, пьют бурду кофейную, а стоят на своём.- Продолжил Иван Дмитриевич.
-Россию чаем на колени точно не поставишь. А про колонистов не знаю, не уверен. У нас иван-чай есть и разные другие травки. Вот, например, в этом чае, который мы пьём чуть-чуть чабреца добавлено, и иван-чая, традиционно. У каждой хозяйки на Руси свой чай, пьют его с удовольствием.
-Вот-вот. И у нас тут прямо «чаепитие в Мытищах», «картина маслом»! Перов и Кустодиев с удовольствием изобразили бы это!
-Ростокинский акведук красив, хотя и воровства было при его строительстве много. Но это, когда глядишь на него, то кажется, что ты в Риме. – Продолжил тему Иван Сергеевич. – Но художников Перова и Кустодиева, извините, не знаю. Судя по тому, что Вы их называете по фамилии, они уже умерли?
- Что про художников, то вопрос философский. Когда рождается художник? Вместе со своими произведениями или раньше? Когда он умирает? И умирает ли вообще, если его произведения весят в Третьяковской галерее и о них все помнят? Не быть ещё рождённым это значит быть мёртвым, или как? А Москва – это третий Рим, но лучше. Шире, просторнее, живее. В Москве дышится легче и взор не имеет преград.

«У меня в Москве — купола горят!
У меня в Москве — колокола звонят!
И гробницы в ряд у меня стоят, —
В них царицы спят, и цари.

И не знаешь ты, что зарей в Кремле
Легче дышится — чем на всей земле!
И не знаешь ты, что зарей в Кремле
Я молюсь тебе — до зари.

И проходишь ты над своей Невой
О ту пору, как над рекой-Москвой
Я стою с опущенной головой,
И слипаются фонари.

Всей бессонницей я тебя люблю,
Всей бессонницей я тебе внемлю —
О ту пору, как по всему Кремлю
Просыпаются звонари.

Но моя река — да с твоей рекой,
Но моя рука — да с твоей рукой
Не сойдутся. Радость моя, доколь
Не догонит заря — зари.»

-Вы, Иван Дмитриевич, сам художник и поэт. Хорошо бы почитать ваши произведения и посмотреть картины. – Высказался Иван Сергеевич. - Меня, батюшка, не проведёшь.
-Это не мои стихи. А картины посмотреть не удастся, разве что во сне. И произведения не почитаешь. Таковы условности жанра нашей жизни. Хотите, я вам песню лучше спою? Тоже не мою, но для Вас она, как будто бы специально написана.

И человек с лошадиной мордой лица запел а капелла. «Поле, русское поле...» Когда это действо закончилось, то Иван Сергеевич уже был не тот, что раньше, до своего ареста. Он был в другом времени и в другом месте. И его Русь и Поля были неожиданно для него самого совмещены. Раньше он не мог даже представить такого. Ему мучительно захотелось, чтобы так оно и было, чтобы он не разрывался между столь дорогими для него женщинами, которых он любил.
-Вы кто, Иван Дмитриевич? Чьих будете? – Спросил Иван Сергеевич.
-«Это я на вид такой странный, а внутри я глубоко русский!», и при этом ваш тайный поклонник и советник. – Полу шутя, полу серьёзно ответил ему Иван Дмитриевич.
-Вы не тайный советник, у тех повадки другие. Они уже давно все погрязли в российских условностях. Вы – европеец.
-Увы и ох. По происхождению я азиат. Очень Дальний Восток.

«Мильоны — вас. Нас — тьмы, и тьмы, и тьмы.
Попробуйте, сразитесь с нами!
Да, Скифы — мы! Да, азиаты — мы, —
С раскосыми и жадными очами!
Для вас — века, для нас — единый час.
Мы, как послушные холопы,
Держали щит меж двух враждебных рас —
Монголов и Европы!
Века, века ваш старый горн ковал
И заглушал грома лавины,
И дикой сказкой был для вас провал
И Лиссабона и Мессины!
Вы сотни лет глядели на Восток,
Копя и плавя наши перлы,
И вы, глумясь, считали только срок,
Когда наставить пушек жерла!
Вот — срок настал. Крылами бьет беда,
И каждый день обиды множит,
И день придет — не будет и следа
От ваших Пестумов, быть может!»

- Я ваш поклонник, причём совсем не тайный! Эти стихи надо публиковать немедленно! В «Современнике» им место, этого не хватает нашему обществу сейчас! Ведь не о чем, спорить по большому счёту, нет смысла низвергать свою историю, или её возвеличивать. Надо себя просто уважать.
-Стихи не мои. Они наши. Всё, о чём я сейчас говорю – это всё наше, русское. Это культурный код нашей цивилизации. А вы, Иван Сергеевич, Пушкин, Лермонтов, Толстой, Достоевский и ещё много других Личностей, закладываете этот код на века. И именно от вас зависит, будет ли Полина русской женщиной, вернее, будут ли русские женщины так же свободны как сейчас свободны некоторые европейки, как свободна Полина. И останутся ли они при этом русскими, не растворятся в Европе, не будут ассимилированы. Я хочу, чтобы Полина стала русской, а не француженкой, чтобы Ваша дочь была свободной русской женщиной. Чтобы всё лучшее, что есть в европейской цивилизации стало кодом и нашей, русской цивилизации, но наши коды, наши культурные традиции не были уничтожены и унижены. Хотя некоторые скромники называют это течение философии евразийством, так же как русских славянами, но через сотни лет понятия приобретут истинные названия. Так же как западники и славянофилы, евразийство уйдёт в историю. А будет простая многовариантная свободная русская цивилизация. «От Владивостока до Лиссабона».

Раздалась тишина.
Кубок форумчанинаЛучший фотограф
Сообщений: 1426
Параметры беседы

Совместное питие всегда способствует беседе. Некоторые виды пития дают возможность и помолчать, даже позволяют думать. Особенно удобно думать и беседовать, когда пьют чай из самовара. Иван Сергеевич думал. Он сильно подозревал, что находится не в реальном мире, а во сне. Хотя никогда раньше такого с ним не бывало, но всё когда-нибудь случается в первый раз. Зато во снах многое бывало такого, что никому и не расскажешь. А тут странный арест и странная беседа, делов то. Но интересно, как интересно и познавательно! И новое было в его сновидениях именно то, что он мог думать, принимать решения, а не только участвовать в кем-то организованном действии, как бывало в прежде во сне.

-Я сплю? – Решил прояснить вопрос Иван Сергеевич. – Вы мне снитесь?
-И да, и нет. В общем-то, как вам угодно, так и считайте. Мне удобнее, чтобы вы считали, что спите. Но что такое сон? Даже я не вполне понимаю его механизмы. – Ответил Иван Дмитриевич. -Будем с Вами встречаться во сне, если Вам так угодно.
-Если я сплю, то тогда всё становится на свои места.
-Если вы спите, то давайте определим, сколько времени вы будете спать, беседуя со мной. И как будем поступать дальше с нашими встречами. Вы в этом свободны, а я, увы, нет. Ведь это Ваш сон, Вы в нём хозяин.
-Давайте, Иван Дмитриевич, когда я буду что-то сильно не понимать, я Вас буду приглашать побеседовать? Вы знаете то, что не знаю я. А сегодня – Вы Хозяин моего сна.
-Договорились. Но раз так, то мы можем больше никогда и не встретиться. Поэтому наша сегодняшняя беседа будет очень важной и достаточно краткой. Вы её Иван Сергеевич, запомните навсегда, она будет вас вести по жизни. Как только Вы услышите слова «Поле», «Полина», «Русский», «Русское» Вы сразу же будете вспоминать эту беседу. Вы согласны?
- Согласен. А разве у меня есть варианты, ведь Вы хозяин положения, а я арестант?!- Улыбнулся Иван Сергеевич. – Конечно, я согласен, хотя не уверен, что смогу следовать своему обещанию.
-Это не обещание. Обещания можно забыть. Это – согласие. Согласие с чужой волей, программой. А его забыть его или помнить - это не важно. Ваша жизнь будет уже согласована с тем, что я сейчас буду говорить, Вы будете действовать порой бессознательно. Вы согласились, я благодарен Вам за это.
-Ну, это же пустяк. Не стоит благодарности.
-Нет пустяков в жизни. Вы измените Россию, удержите её от ужаса революции, создадите новый тип русской женщины. Это пустяк?
-И как же я это сделаю? Я со своей жизнью разобраться не могу, а Вы про Россию. Я одну женщину не могу любить, быть счастливым с нею, её изменить, построить с ней понятные отношения. А Вы про власть над женщинами, и управление ими. А как изменить русскую женщину, она же либо тиран, либо жертва, и в этом моя боль? А это безумство революции кто может остановить? Это же стихия, злобная бессмысленная и беспощадная.
-Безумство революции остановить нельзя, тут Вы правы, но приостановить её развитие на территории России возможно. И, на какое-то время, Вы это сделаете, и сделаете это очень просто.
-«Блажен кто верует, тепло им жить на свете»
- Я не верую, я почему-то вообще не религиозен, но речь не о религии сейчас. Верования других - это их личная проблема. А общественная система организация религии или церквь, как Вам угодно, это проблема общества и государства. Итак, начнём. – Иван Дмитриевич почему-то изменил голос. – Поле, русское поле. Готовы слушать?
-Да.

Важная тема.
#мишьен #сид #тюльпан #простоенот
#Зверские стихи
#Человечные стихи
Кубок форумчанинаЛучший фотограф
Сообщений: 1426
Государство российское и его главные проблемы

У всех есть проблемы. Особенно их много у государств, потому что сама концепция государства – большая проблема. Проблема суверенитета, проблема гражданства, проблема государственной идеи. Если государство решает свои проблемы самостоятельно, без привлечения для помощи других государств, то проблемы его граждан не увеличиваются. А вот если привлекаются для решения своих проблем посторонние, то проблемы граждан возрастают. Свои проблемы надо решать самому, тогда больше проблем не будет.

И не важно, видят ли граждане свои проблемы, или нет, проблемы всегда есть. Важна только тенденция – увеличение проблем или их уменьшение. Так же важны механизмы решения проблем, технологии решения. У кого они эффективнее, тот имеет большие перспективы развития. А оценить эффективность технологий и наличие проблем можно только ретроспективным анализом. Все прогнозы основаны на идеологии и общественных ожиданиях. Ретроспективный анализ основан на статистике.

- Государство российское существовало не всегда. В нём не было особой нужды у общества. Так же как и в религии, основанной на единобожии, не было особой нужды. Но раз возникнув, воплотившись в мыслях конкретных людей, в общественном сознании, в культурном коде, а так же передаваемой потомкам памяти тела и сознания, или, говоря другими словами, генетическом коде, ничто, а государство и религия особенно, не может пропасть, пока есть в наличии носители этих кодов. Вы, Иван Сергеевич, всё понимаете, о чём я говорю? – Спросил Иван Дмитриевич.
-И да, и нет, – ответил ему Иван Сергеевич.
-Вы чувствуете то, о чём я говорю?
-Да.
-Ответ верный. Продолжим. Иван Васильевич создал государство российское, но будучи при этом человеком религиозным и образованным, задумался о реформировании религии. Противоречие между святой троицей и единобожием его тревожили. Он близко к сердцу принимал роль, отводимую ему религией. А иные государства, возникшие ранее и претендовавшие на Русские земли, стремительно пребывающие под власть Ивана Васильевича, были резко против Ивана Грозного, его государства и православной религии, как его основы. В Европе в те времена были свои гигантского масштаба проблемы, назову только одну из них – Варфоломеевская ночь, и Европа собиралась их решить за чужой счёт. Население Европы сократилось в те времена по разным подсчётам на половину или даже на семьдесят процентов. А Иван Грозный им мешал в этом благом для Европы деле, спасать себя. Не напоминает ли Вам нынешнее положение дел в Европе дела давно минувших дней?
-Да, напоминает.
-Но внешние вызовы Русь принимала и весьма достойно на них всегда отвечала. Если было единство внутри, конечно. А православная церковь была резко против реформаторских планов нашего с вами тёзки. Она ведь за рубежами нашей Родины зовётся ортодоксальной, то есть противницей любых изменений. И у православной церкви были свои планы на вновь приобретаемые земли и порядок их преобразований. И то, что семейство Юсуповых было богаче семейства Рюриковичей и даже богаче церкви не нравилось церковным иерархам. А опричнина и создание новой системы управления в государстве не спасли Рюриковичей от уничтожения. Просто не успел Иван Васильевич сделать то, что собирался сделать. «Нет человека – нет проблемы!». Но проблема возникла новая, пришли католики в Москву,
Церковь стала жить хуже, чем при Иване Васильевиче. И не реформа, а полное уничтожение православия стало недалёким будущим.
Когда вопрос идёт о выживании, то возникают как бы из небытия культурные коды, которые позволяли народу выживать десятки тысяч лет. Генетика, генетические коды вещь важная, тело человека помнит знания и навыки предков. Так что русский народ вспомнил всё необходимое, чужих извели, порядок навели на своей земле и на царский трон посадили Романовых. И не важно, кто: народ, церковь или божий промысел это сделали. Важно, что Романовы заплатили за это церкви землями. О себе тоже не забыли, скромность в вопросе собственного, личного богатства Рюриковичей вышла из моды. И ещё Романовы ввели крепостное право, и это было закономерно. Отблагодарили, так сказать, народ. Ведь церковь стала самым крупным землевладельцем на Руси. А работников где брать? Закрепостить крестьян - и нет проблемы!
Крестьяне всегда ненавидели работать на церковь, ведь помещика можно убить или пожечь, если что. А за церковью стоит бог и его царствование. Тут особо не побалуешь. А русский народ и на себя не особо трудиться в своей массе хочет. У него и так всё необходимое для жизни есть. А тут трудись и не бунтуй на церковь.
Время шло, Романовы крепли, государство набирало силу. Европа жила своей жизнью, своими представлениями, и тоже набирало силу. Механистичность европейского мышления той поры позволяла развивать машины и технологии. Шёл технический прогресс. А в Россия шла своим путём развития. И ничего хорошего или плохого в этом не было.
Но, пришёл к власти Пётр 1 и возник неизбежный конфликт с Европой. Оказывается, на западных рубежах Европа притесняла Россию. Путём изучения Европы и усвоения её культурных кодов Пётр победил окраинную Европу. Построил европейский город на Неве и переехал туда жить. «Отсель грозить мы будем шведу!». А заодно Пётр подчинил православие государству, так он оплатил технический прогресс и хроническую нелюбовь к православию. Европа же прислала своих агентов в Россию и те стали насаждать свои культурные коды. Писать «Историю государства Российского», уничтожать не соответствующие ей документы. Ну, и жёны для российских императоров стали подбираться из Европы. Ведь изменить надо было не только культурные коды, но и генетические коды правящего класса. А это требует времени и известных усилий.
Потом был Наполеон – освободитель народов, создатель Единой Европы. Освободил бы крестьян, Европа бы победила Россию и слилась бы с Россией. Но Наполеон не менял религии, а церковь православная всегда была против освобождения крестьян. Они же рабы божьи! Никак нельзя освобождать, кто же работать на церковных землях будет?!
А сейчас новый этап проблем в Европе. И как всегда, она их будет пробовать решить за счёт России. Освобождение крестьян в России стоит на повестке дня. Но на каких условиях, как и зачем?! И церковь хоть и формально подчиняется государству, но резко против лишения её дармовых работников. Агенты же Европы, Вам хорошо лично известны. Им Россия не нужна, им нужна Европа. И их действия по раскачиванию обстановки в России вполне логичны. Им противно жить в России.
«Крестьян освободить нельзя не освобождать!» Только ваше мировоззрение диктует то, в каком месте в данном предложении Вы поставите запятую. Если: «Крестьян освободить нельзя, не освобождать!», то Россия рухнет под внешней агрессией. Если: «Крестьян освободить, нельзя не освобождать!», то Россия погрузится во внутреннюю смуту и революцию. Европа никогда не будет рада, если в России будет всё как в Европе, Европе просто надо, чтобы не стало России. Ведь Россия это самая большая и сильная Европейская страна. И если в России будет всё как в Европе, то Европа будет частью России. Маленькой часть. А она с этим никогда не сможет смериться. «От Лиссабона до Владивостока» - Россия. Это – кошмар для Европы.
-Извините, я Лиссабон знаю, а что такое Владивосток?
-У Достоевского спросить сможете?
-Да.
-Так что задача освобождения крестьян без разрушения самой России – требует согласованности действия государства и интеллигенции. Думаете просто сломать то, что не хочет ломать церковь и многие из дворян и построить что-то новое? Не погрузится в хаос? Не просто?
-Да. Не просто. Но что же делать?
-Вы любите Полину?
-Да.
-Поле, русское поле.


Важная тема.
#мишьен #сид #тюльпан #простоенот
#Зверские стихи
#Человечные стихи
Кубок форумчанинаЛучший фотограф
Сообщений: 1426
Русская женщина

Теоретически всем известно, что такое есть «русская женщина». Но сталкиваться с нею в практической плоскости лучше не надо. Сталкиваться – это значит идти встречными курсами и не уступить ей дорогу. Она дорогу вам и уступать не подумает. Если она из тех, «кто в горящую избу войдёт», то уж от столкновения лоб в лоб не уклонится точно. Если же утончённость и гламур её окружают со всех сторон, то тем хуже, кто не заметит этой утончённости и не уступит ей дорогу. Стилет и шпага не менее опасны в умелых рука чем меч.

В наше время, В Америке, на дорогах, боятся обкуренных негров и трезвых русских женщин за рулём автомобилей. Ни те, ни другие не имеют никаких ограничений в виде соблюдений правил управления транспортными средствами.

- Поле, русское поле. А по большому счёту русское поле и есть метафора, обозначающая русскую женщину. – Рассуждал высокопарно Иван Дмитриевич. – Что-то в этом есть, не так ли, Иван Сергеевич?
-Да.
-И от плодородия, стабильного плодородия этого поля и зависит стабильность основ всего русского общества. И хотя государство российское сильно и обширно, но Вы только представьте, что вместо русских женщин будут повсюду француженки или, упаси боже, немки. Сбесится русский мужчина от такой страшной перспективы, затоскует. Совсем сопьётся от такой жизни ужасной.
Но это так, к слову. Человек, мужчина укоренён в этой земле русской женщиной. Любить можно кого угодно. Любовь дело возвышенное, оторванное, по большому счёту, от земли. А род свой продолжать можно только с русской. Вы, Иван Сергеевич, всё правильно делаете, от души. Ведь поэт он, как правило, отрывается от почвы. Таковы законы поэтического жанра. А дочь у Вас русская, с корнями.
-Больно мне от этого. Другой хотел бы я видеть свою дочь, растить в другой атмосфер. – Вздохнул Иван Сергеевич.
-И что же Вам мешает? Условности, отсутствие денег, матушка? Это легко можно преодолеть. Ведь это единственный Ваш родной и любимый человек! Ваша дочь и родная, и любимая.
-Как преодолеть? Кто даст?!
-А кто для Вас авторитет? Кто может Вам что-то позволить или запретить?
-Власть, мать, само российское общество.
-Все эти вопросы легко решаются. Если есть воля их решать. А как – я Вам подскажу различные варианты. Всё можно решить на благо Отечество и себя лично. Но только с помощью женщин и любви к ним. Ведь Вы и матушку свою любите, потому так и страдаете от неё. И Полина пусть для Вам будет русской. Не требуйте от неё поведения, как от русской, но относитесь к ней именно так.
-Матушка крута. Не даст мне мою дочь.
-Будьте круче её. Даст.
-Как? Вся сила у неё, вся власть, по человеческим законам. Не революцию же устраивать против матушки? Революции - это не ко мне. Меня они ужасают.
-С матушкой очень просто. Опишите её, не оскорбляя, напишите про неё рассказ. Чтобы она узнала себя, чтобы все её узнали. Вспомните случай с собачкой, с немым, были же поразительные случай задевшие чувства всех, кроме чувств Вашей матушки. Прочитает она его и будет Вас уважать. За силу творчества, за силу коварства. Она же русская женщина, уважает силу. Так покажите ей силу Вашего таланта.
-Откуда Вы знаете про Му-му?
-Помилуйте, я разве знаю? Это Вы всё про это знаете так и напишите всё прямо здесь и сейчас, не выходя из этой комнаты! Это будет поступок. Вся Россия будет скоро знать про Му-му.
-Хорошо. Я постараюсь. Но власть, Николай Павлович?! Мне говорили, что ОН очень зол на меня из-за статей о Николае Васильевиче. Арест разве не из-за этого?
-Арест может быть только из-за формальностей, у нас же не европейская революция, где без всяких формальностей убивают. У нас пока общество, основанное на уважении к закону. А то, что зол это – хорошо. Значит уделит Вам и Вашему письму внимание. Объяснитесь, не пренебрегайте, уважайте сына Павла. Ему очень нелегко сейчас, Герцен один чего стоит, Бакунин, Писарев, поляки. И с его сыном Александром установите отношения. Для блага отечества. Не в близости к власти Ваша сила, а в идеи о том, что единственная Ваша цель – это Благоденствие Отечества Нашего. Это ведь так, по большому счёту?
-Да.
- И этой цели Вы можете послужить. Война скоро, Ваша помощь Иван Сергеевич срочно нужна. Именно такого, как Вы и есть, сейчас. Искреннего и честного. Предупредите власть об этом, предложите свою помощь. Помогите Отечеству. Ваше место во Франции и Германии, как бы ни хотелось Вам быть в России. Подумайте об этом.
-Что же мне там делать, когда будет война? Надобно с оружием Землю Русскую свою отстаивать.
-Геройствовать многие могут. Пусть граф Лев Толстой с оружием защищает. А Вам надо создавать, описывать ту русскую женщину, которую Вы хотели бы видеть в России. И любить своих любимых женщин. Служить своею любовью Отечеству. Оружием служить просто, а вот любовью не всем дано.
-Я готов. Но это, на самом деле, очень не просто. Да.
-Поле, русское поле.
Кубок форумчанинаЛучший фотограф
Сообщений: 1426
Пелагея и Авдотья

Некоторые имена просты и незатейливы, на первый взгляд. За другими же стоит множество загадок и недомолвок очевидных сразу же. Но не ясно мне, что более загадочно и многозначно, простое и очевидное, или сложное и замысловатое? Разгадать эти загадки порой без подсказок очень трудно. Например, Иван-дурак. Простое имя, не русское изначально, но сильно обрусевшее, сросшееся с землёй русской, Иван, соединённое с простым русским ругательством – дурак. Шкловский В.Б., к примеру, писал, : «Дураки, только они всего добиваются в сказках. Так что они должны быть предметом тщательного изучения умными». Я считаю Шкловского достаточно умным человеком и вполне заслуженным научным работником, чтобы прислушиваться к его мнению. Но дело даже не в его мнении на этот счёт. Дело в личном интересе к проблеме. Ведь меня зовут Иван.

-Иван Сергеевич, Вас никогда не называли в детстве Иван-дурак, или Иванушка-дурачок? –Неожиданно поинтересовался Иван Дмитриевич. – Меня всего один раз, один глупым одноклассник так назвал за всю мою жизнь. За что и был побит немедленно и жестоко. А я так ждал этого моменты все свои годы жизни, почему-то хотелось это слышать почаще. Может быть я кровожадный? Мама ещё говорила мне , что «умная голова - дураку досталась», но это же косвенное, не прямое заявление. Так что не в счёт. Как у Вас с этим делом?
-Да никак! Тоже никто и никогда не обзывал. Мать вообще только на французском со мной разговаривала. – Ответил искренне Иван Сергеевич. – Вот Вы мне напомнили об этом, и я даже сам расстроился. Интересно, каково себя чувствовать Иваном-дураком? Дураком я порой себя, конечно, чувствую, но это не синоним глупости. Скорее я дурак, потому что не хочу участвовать в умничаньях других, где за этими умничаньями скрывают свои намерения, часто противные моим убеждениям.
-А вообще, что Вы думаете о происхождении этого словосочетания. Ведь это касается и Вас, и меня. Может быть, нам выгодно быть Иванами-Дураками?
-Насколько мне известно, имя «Дурак» древнее, языческое. В церковных книгах можно найти записи, век так 14-15. Я как-то случайно это узнал. Но сейчас это слово носит исключительно отрицательный смысл, синоним слову «глупый». – Серьёзно сказал Иван Сергеевич.
-Да, С 17 века стало именно так. Но в сочетании «Иван-Дурак» всё не так однозначно, особенно, если верить русским волшебным сказкам. А оснований им не верить у меня нет.
-Как хорошо Вы сейчас сказали: «русская волшебная сказка», первый раз слышу такое красивое название. Вы его придумали?
-Увы, снова не я. Но разве это важно? Важно то, что Иван, очень сильное христианское имя, в сочетании с очень сильным языческим именем-оберегом «Дурак», дают абсолютно неожиданный результат. И это всё задокументировано в русской волшебной сказке.
-Да не очень-то широко сказки и записаны. Сказки для устного рассказа, в каждой местности существуют свои варианты. Эта тема интересна, но что даст она для будущего? Детишкам развлечение перед сном только.
-Не скажите, Иван Сергеевич. Со сказками всё тоже не просто. От того, кто какие сказки в детстве слушал, читал и любил, зависит будущая судьба человека. Поэтому русская сказка и является волшебной. В этом её волшебство.
- Неужели? Поверю Вам на слово. Надо будет подумать над этим.- Задумчиво сказал Иван Сергеевич.
-Я Вам ещё не такое сейчас скажу. Будет над чем подумать. Вот как Вы называли Авдотью ласково, Иван Сергеевич?
-Вы о ком, извините? – Слегка стушевался Иван Сергеевич.
-Об Авдотье Ивановой, матери Вашей дочери Пелагеи. – Уточнил Иван Дмитриевич.

Иван Сергеевич не спешил отвечать на этот вопрос. Он даже как-то погрустнел. Пил чай, используя возникшую паузу, для того, чтобы понять как обсуждать эту болезненную тему с, в общем-то симпатичным, но мало знакомым, чужим человеком. Да ещё человеком облечённым какими-то властными функциями. Иван Дмитриевич, видя его затруднение, пришёл ему на помощь.

-Да я сам скажу, не затрудняйтесь принуждать себя. Если язык Ваш не хочет говорить – не говорите. Я болтун известный, что угодно Вам скажу. Главное – слушайте. Мне Ваши слова не особенно и нужны сейчас. Мне надо, чтобы Вы писали свои слова в Ваших произведениях. Уменьшительно-ласкательно Авдотью называют Дуня, Дуся, Доша, Душа. Душа Иванова, вот кто она была для Вас. Душу Вам своей душой затронула. А как Вы её называли – разве суть важно? Сочетание слов-то существует! Душа Иванова – как многозначно звучит. И то, что нас не называли Иванами-Дураками, тоже ничего не значит. Мы и сами можем себя так назвать! Иван –Дурак существует не зависимо от нас. А Душа Иванова зависит от Вас, и будет зависеть всегда.
-Мне больно вспоминать это. Может быть не надо, оставим эту тему? Она замужем, живут они с мужем хорошо, насколько я знаю. Наверное, разлюбила она меня уже и забыла. Так лучше для всех сейчас.
-Может быть, всё может быть. Хотя у истории нет сослагательного наклонения. Душу женщины, душу русской женщины понять нам, мужчинам, сложно. Хотя Вы, Иван Сергеевич, чувствуете её и можете описать как никто другой сейчас. Я от Вас именно этого и хочу. А понимать мы женскую душу будем всю свою жизнь. Ведь Авдотья идеалистична и романтична, щедро дарит любовь свою, и не только Вам одному, скорее даже её любовь простирается на всё Человечество, а не на реального Ивана Сергеевича или её мужа. А Вы дали ей крылья для полёта, и она летит. Или я не прав и ошибаюсь?
-Мне кажется, что ей очень сложно жить. Но откуда Вы её знаете? Вы с ней знакомы?- Удивился Иван Сергеевич.
-Да не знаю я её. Я знаю только её имя. Авдотья, или Евдокия. В переводе на русский язык её имя значит «птица». Душа-Даша-Дуня, как птица, летит к своим мечтам, и её мечты помогают ей жить. За каждым именем стоит много всего разного, я просто Вам рассказал анализ имени Авдотья.
-Никогда не думал об этом. А тут есть о чём подумать.
-Вы правы, подумать есть о чём. Особенно стоит подумать о своём родном человеке – Полине. Она же Вам родная и очень сильно Вы её любите. И Авдотье она родная. Эта связь Ваша куда крепче церковных уз, Полина – ваша совместная жизнь, ваша совместное будущее , ваша постоянная связь.
-Вы о ком? О Полине Виардо? – Опять удивился Иван Сергеевич.
-И о ней тоже. В общем-то, в мировом масштабе и о Полине Виардо, конечно же. А если вернуться на Русскую Землю, то о Пелагее, Вашей дочери. Ведь одно из её кратких имён Полина. Есть ещё одно краткое имя, которое Вы знаете, и которое мне очень хочется услышать из Ваших уст.
-Поля.
-Спасибо, Иван Сергеевич. Поле, русское поле…

Важная тема.
#мишьен #сид #тюльпан #простоенот
#Зверские стихи
#Человечные стихи
Кубок форумчанинаЛучший фотограф
Сообщений: 1426
И Некрасов любил Авдотью!

Часто русское поле сравнивают с морем. Бескрайние поля пшеницы, колышущиеся под ветром, напоминают волны на море. Можно создавать и такие метафоры, конечно, но есть одно странное совпадение. Поле, поля – на Руси бескрайние. Поля, Полина - сокращение имени Пелагея. Пелагея и Марина это одинаковые имена по значению, и их значение «морская»! Странные иногда выявляются сочетания и неожиданные. Но есть ещё одно общее у моря и поля. И море, и поля могут кормить людей, человечество, давать им силу для жизни. И кормить хорошо, обильно, при правильном подходе к этому делу. Разумном подходе.

-Вы ревнивы, Иван Сергеевич? – Неожиданно сменил направление беседы Иван Дмитриевич.
-Не знаю. Что-то есть у меня от ревнивца, но я как-то не хочу ревновать, не вижу в этом смысла.
-Я тоже не ревнив, как это не странно. Тут всё дело в том, как относиться к женщине. Если женщина это вещь, дорогая, желанная, за обладание которой идёт борьба, то чувство собственности уместно, ведь ревность это одно из проявлений именно чувства собственности. А если женщина самостоятельная Личность, то она источник боли порой, или счастья, но ревность не может быть оправдана.
-Ревновали, ревнуют и будут ревновать! Это как порок какой-то. И похоже, что этот порок широко распространён. Им страдают и женщины, и мужчины повсеместно. И Россия тут не исключение. Ревность не имеет границ и гражданств.
-Да, Вы правы, ревность излечить нельзя. Может быть даже, это передаётся из поколения в поколения. Я не знаю.
-Неужели есть что-то такое, что Вы не знаете, Иван Дмитриевич? – Улыбнулся Иван Сергеевич.- Вы меня уже много раз удивляли. А про ревность не знаете. А про любовь что-нибудь знаете?
-Ревность я испытывал, но её не стало во мне. Именно из-за любви не стало. Ведь если ты любишь, то хочешь дать лучшее любимой. А ревность причиняет всем боль, и ревнующему, и тому, кого ревнуют. Если есть ревность, то она убивает любовь, хотя обычно облачается в одежды её защитника. И тут либо ревность, либо любовь. Я выбрал любовь и про ревность знаю только понаслышке.
-Да, тут Вы правы. Ревновать себе дороже, и абсолютно бессмысленно. Но любовь, если она не взаимная, приносит порой такую невыносимую боль, что думаешь, может быть лучше жить без неё?
-Жить без любви, конечно можно, жить можно и без руки, и без ноги. Люди вообще могут много без чего жить. Но будет ли это жизнью, полноценной жизнью? Или мучительным существованием? А может быть это будет просто имитация жизни? Как Вы считаете, Иван Сергеевич?
- Согласен, хотя боль и любовь во мне сосуществуют.
- Любовь даёт крылья, а безответная она или взаимная – не важно. Крылья позволяют быть сильнее, летать и видеть мир совершенно по-иному, чем видят его те, у кого крыльев нет. И каждая любовь, повторяю, каждая любовь, даёт крылья. И их надо научиться сохранять. А не падать камнем вниз, лишившись их ещё на взлёте. Если часто падать, то рано или поздно разобьёшься.
-Да как же это делать, Иван Дмитриевич? Когда больно, как летать?
-А Вы, Иван Сергеевич, это делать умеете. Ведь любить свою любимую женщину можно и описывая её в своих произведениях. Придумывать варианты развития событий и воплощать их на бумаге. Это же так просто, если любишь! Стихи сами собой пишутся. А разочарование в женщине и любви к ней тоже нормально. Каждой любви своё время и свой час. Но не боль от неё остаётся, а крылья для полёта, если о крыльях думать и их беречь. Например, Ваше произведения «Параша». Вы взяли и решили проблему, «Онегина» и «Татьяны». И Вам ведь стало легче от этого?
-Да. Наверно, если любовь продолжается и перетекает в брак, то уходит очень часто её очарование. Почти всегда, наверное. – Вздохнул Иван Сергеевич.
-Нет. Любовь не уходит. Всё гораздо хуже. Её убивают. Убивают различными способами, бытом, моральными обязательствами, социальными предрассудками, отсутствием свободы для развития Личности. Любовь легко убить, она нежна и без свободы погибает. Любовь невозможно убить, если ей давать жить на страницах своих произведений, если сохранять её крылья. Она останется навсегда, хотя человек, её носитель, может очень сильно измениться. Но его любовь останется, и каждый, кто о неё узнает, чуть-чуть почувствует её тоже.
-Вы подозреваете меня в том, что я свою любовь к женщинам описываю в своих произведениях? – Улыбнулся Иван Сергеевич. – И таким образом её сохраняю?
-Я Вас не подозреваю, я точно это знаю. А по другому-то как? Как жить без любви? А видит это кто, или нет – не важно. Я – вижу. Женщины, которых Вы любили, живут и будут жить на страницах ваших книг. Может ли что-то иное быть столь значимым? Ваши женщины, такие, которых Вы видите, и, по сути дела, создаёте будут жить даже после Вашей смерти. Они будут вашими всегда, тургеневскими женщинами. Или я не прав? И боль, и разочарование, и любовь – всё несите в свои произведения. Если это искренние чувства, то их стесняться не надо, ими там можно делиться, это даже полезно для здоровья, как и минеральные воды в Баден-Бадане.
-Но мораль, условности света? Как с этим быть? – Я не через всё могу переступить. А в голове порой такое творится, что хочется все отринуть, всё сломать. Как это совместить?
-Да просто. Ведь героиня может любить и отца, и сына одновременно. А выбирать одного, или обоих. А может выбирать одного, но думать всё время о другом. Вариантов очень много, ну и что из этого следует плохого? Это же родня, они похожи. Она их чувствует одинаково! В чём беда, в чём тут порок? Вся беда – в отсутствие социальной свободы, в моральных запретах, только в этом беда. Но чувства не знают моральных запретов. И почему бы их не выразить на бумаге?!
-Да, Вы знаете, о чём говорите.
-Герцен и Огарёв, Некрасов и Панаев вроде бы свободны даже от условностей, но разве это им приносит счастье?! Дочери же Герцена и жена Огарёва не свободны от условностей своего мировосприятия! А про Авдотью Панаеву я и говорить не хочу. Этот ревнивец Некрасов совсем её извёл. Где тут счастье ночевало?
-Вы намекаете на семейство Виардо и меня?
-Да к чему нам намёки? Постройте отношения в семье по-иному. Будьте по возможности счастливым, сделайте, по возможности счастливой свою дочь. Кто главный в семье? Ответьте мне на простой вопрос, Иван Сергеевич.
-Мужчина, Иван Дмитриевич. Кто же ещё отвечает перед богом за свою семью? Женщина покрывает платком волосы в знак того, что за её жизнь муж или отец несут ответственность. Мужчина за всё в ответе, а сил может на эту ответственность и не хватить. Я боюсь, мне на всё сил не хватит.
-А вот и нет. Женщина главная в семье. Женщина образует семью, на ней всё держится, она её основа. От неё всё зависит. Вернее не всё, а очень многое. Мужчина с женщиной это очень большая сила, если они любят друг друга. А если только один любит, а другой позволяет любить, то и это сила не малая. А если совсем нет любви, то и сил нет. Важно как силу, крылья использовать.
-Не согласен тут я с Вами. Мужчина за всё отвечает. Где вы силу в Полине Виардо видели?
-А в Вашей семье кто главный? Вы или Ваша мать? Не согласен он, понимаешь ли! А факты говорят о другом. А у Полины Виардо кто главный в семье?
-А разве у меня есть семья?
-Ну, если мужчина главный в семье, то, конечно же нет у Вас семьи никакой. Виардо никогда не будет жить по указке Ивана Сергеевича и его понятиям. Она – свободная женщина, за то Вы её и любите. А вот если женщина главная в семье, то у Вас сейчас есть целых две семьи! В одной Вы под властью матушки, а в другой Вы – свободный человек. Что лучше, не иметь семьи или иметь целых две? «Думайте сами, решайте сами, иметь или не иметь…»
- Вот Вы как дело повернули. Хотя да, верно, это так. Но я ушёл из семьи матушки.
-Уйти из своей родной семьи нельзя никогда. Покинуть её можно, но никто не отменял пока наследование, и родственные связи тоже. Куда девать Ваше воспитание, Ваш французский? Как Вы его собираетесь забыть? Да и зачем Вам надо рвать со своей семьёй, где Вы родились? Напишите рассказ про Му-му, больше будут уважать. Вы же сильный человек, Иван Сергеевич. Очень сильный и умный. Разве Вам не понятно, что вся семья Виардо опирается на Вашу силу, черпает в Вас уверенность в жизни, оставаясь при этом свободными и зависимыми только от своих чувств людьми?! Куда Европа без России? У них там революция за революцией. Сойти нормальному человека от этого с ума можно, от такого стремительного прогресса. Вы же – их уверенность в завтрашнем дне. Неужели Вам не ясны такие очевидные для меня вещи? Само Ваше присутствие делает семью Виардо сильнее! Вы там главный мужчина!
-Но у нас же… Вы сами знаете, что у нас в России. Свободы, наверное, не хватает. Вернее, точно не хватает. Крепостное право - это ужасный анахронизм, застой в развитии. Вы мне разрешили быть искренним, надеюсь, я ничего лишнего не сказал?
-Это так. Но это изменится. Главное, чтобы не революционным путём. Рано ещё, для революций в России, время ещё не наступило. А «бессмысленный и беспощадный бунт» нам тоже ни к чему. Но разве нет у Авдотьи и Ивана Панаевых и Некрасова свободы? Или это не свобода? Свобода она ведь разная, и не всегда приятная на вид и вкус.
- Но чем моя свобода отличается от их свободы? Чем я лучше них?
-Да ничем ни лучше, ни хуже. Просто, каждому – своё. А Ваше дело, Иван Сергеевич, служить Родине и женщинам. Сделать их свободу красивой, осмысленной. А они уж помогут, сами того не подозревая, исполнить Вашу клятву. «Аннибалова клятва», так, кажется, Вы её называете? А самое главное, вырастите свою дочь в своей семье. А Ваша семья какая, вы определились?
- С матушкой я дочь не смогу вырастить. Значит, моя семья – это семья Виардо? Пелагею надо забрать во Францию? Вы на это намекаете?
-Нет. Это Ваш самостоятельный и разумный выбор, какие тут намёки. Поля, русское поле.



Важная тема.
#мишьен #сид #тюльпан #простоенот
#Зверские стихи
#Человечные стихи
Кубок форумчанинаЛучший фотограф
Сообщений: 1426
И сны кончаются
Сероглазка и Аврора

Многие люди любят спать, но есть и такие, кто боится сна. Хотя бойся ты своих снов, или не бойся - это всё равно. Сон - естественное состояние любого человека. А против своего естества не особенно бороться можно, вернее, бороться можно, но больших успехов достигнуть в этом деле трудно.

-Иван Сергеевич, Вам уже пора просыпаться. - С улыбкой сказал Иван Дмитриевич. - Не знаю кого там разбудил Герцен, но я, кажется, скоро разбужу Вас. Я же хозяин Вашего сна.
-Как Вам угодно. Только я не всё, что Вы мне говорили, ясно понял. -Сказал Иван Сергеевич.
-Да это нормально, все люди, даже когда считают, что прекрасно понимают друг друга, на самом деле понимают друг друга не очень то и хорошо. Они просто считают, что всё хорошо понимают. Константинополь наш? - Неожиданно спросил Иван Дмитриевич.
-Вы шутите. Туркам принадлежит. И, насколько я понимаю, нам он не нужен. -Серьёзно ответил Иван Сергеевич.
-Крым наш?
-Без сомнений.
-А вот и не так. В Европейских столицах резко иное мнение на эту тему. И Вы его знаете. - Серьёзно Продолжил Иван Дмитриевич. И давно ли Крым принадлежит России?
-С 1783 года, насколько я помню историю
-А как Вы отнесётесь к тому, что Россия лишится Крыма и Черноморского флота?
-Невозможно!
-Крымскую землю очень скоро будут топтать французские и английские сапоги, Иван Сергеевич, и только от Вас зависит чей будет Крым в 19 веке. Каждое столетие Россия будет отстаивать право называть Крым Российским. И с очевидным фактом, что Крым принадлежит России многие будут не согласны. И только сила русского оружия и решимость русского народа оставит Крым русским. Но сейчас Ваша очередь защищать Крым. А чуть позже с оружием в руках это будет делать Лев Толстой и другие русские люди.
-Неужели всё так серьёзно? Что от меня зависит? -Удивился Иван Сергеевич.
- Разведка - это очень серьёзно. Это Ваше призвание. В этом деле откроются Ваши таланты гражданина и патриота так же, как и в ваших произведениях. А Вы, благодаря Полине и своей неординарной личности, жестоко пострадавшей от Николая 1, будете в курсе всего, что происходит в Европе. И Россия тоже всё будет знать и её не застанут врасплох.
- Когда же я пострадал от Николая 1?
-А разве не страдание этот Ваш арест, заключение в этой комнате, полное лишений и унижений? Нам до сих пор не несут обед! - Смеясь говорил Иван Дмитриевич. - Само отсутствия возможности пойти на улицу, выбрать достойный ресторан и съесть там обед - это попрание свободы личности! Вам и говорить ничего не надо, Вы ведь мужественный Человек, стойко переносящий лишения! За Вас другие раструбят о Вашем унижении самодержавием.
-Да. Это точно. Вся прогрессивная либеральная общественность уже возмущена. -Засмеялся Иван Сергеевич. -Но я серьёзно, неужели я так важен для России.
-Да. Франция жаждет реванша. Великобритания - вечный враг России. Даже Сардиния хочет чего-то! Австрия - предаст Россию. Пруссия будет в доле. Единая Европа, единая Европа как всегда против России. А у нас, как всегда лишь два союзника - Армия и Флот. А что Вы скажите о личности Наполеона 3?
-Оскорблён мерзавец. Публично оскорблён Николаем 1. Ядовитая и слабая тварь, этот Наполеон 3, ставленник Католической церкви. Да и Ватикан сам брызжет ядом.
-Кто владеет ключами от церковью Рождества Христова в Вифлееме, тот обладает приоритетом в наследовании истоков христианства. Не так ли? Крестовый поход против России Ватикан хочет затеять?
-Да, похоже на это.
- Итак, весь не православный мир, весь просвещённый западный мир, все либералы российские хотят унизить, а если получится, то и уничтожить Россию. И не важно за что, но важно что наша страна им мешала, мешает и будет мешать самим фактом своего существования и величия! Николай 1 не долго ещё поживёт, будущее за Александром 2, и он выполнит вашу "Аннибалову клятву" . Он читал Ваши " Записки охотника", ему они нравятся. Какие ещё я могу привести аргументы? Имеющий уши, да услышит.
-Значит, у меня выбора нет?
-Выбор есть всегда.
-А у меня его нет. Я -русский. У меня есть долг. -Как-то грустно сказал Иван Сергеевич.
-Помилуйте, Вы никому ничего не должны! У Вас есть счастливая возможность послужить России. Да, денег в Российской Империи хватает, так что Вы, ни в коем случае, не стесняйтесь в своих разумных тратах. Это - на благо Отечества. Да и себя, как личность, не сдерживайте. Гневайтесь не взирая на лица, если что-то вызывает гнев. Лишь об одном помните, какие последствия может иметь Ваш гнев для России.
-Долг или счастливая возможность - для меня не большая разница. А что я могу сделать для Вас лично? -Неожиданно спросил Иван Сергеевич. -Я хочу Вас как-то отблагодарить за прекрасную беседу.
- Лично мне важно, чтобы Вы предупредили о выходе эскадры для захвата Петропавловска на Камчатке и Авачинской губы.
-Вы меня удивляете! Неужели такое будет?!
- Будет и такое и очень скоро. Да, и про Му-Му начните писать сегодня же. Ведь я, как хозяин этого Вашего сна, его прекращаю. Когда закончится песня, то Вы проснётесь и продолжите свою жизнь. А лично мне очень важно, чтобы "Сероглазка" и "Аврора" были в истории. А Камчатка, Курильские острова и Сахалин принадлежали России. В правы, Крым -наш. Поле, русское поле...

Важная тема.
#мишьен #сид #тюльпан #простоенот
#Зверские стихи
#Человечные стихи
В начало страницы 
Перейти на форум:
Быстрый ответ
Чтобы писать на форуме, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь.