18+

 Добро пожаловать!

 Мы рады приветствовать Вас.  Зарегистрируйтесь и получите на свой e-mail письмо с инструкцией по активации учётной записи. Активируйте свою учётную запись и Вам станут доступны все функции сайта.  Вы сможете завести блог, загружать фотографии и общаться с друзьями.

 

Московские гинекологи предпочитают аборты

Будущие мамы - внимание, информация к размышлению для вас!
  
Сообщений: 0
СМЕРТЬ НЕРОЖДЁННЫХ

Московские гинекологи предпочитают аборты

(Немного о реализации "демографического" НАЦпроекта власти по снижению численности "лишнего" населения России.
ВСЕМ БУДУЩИМ РУССКИМ МАМАМ ЧИТАТЬ ОБЯЗАТЕЛЬНО!)

- Сохраняться будешь?
Девушка в палате 2-й Гинекологической больницы смотрела словно не на нее, а куда-то мимо. Безучастный вид, бледное заплаканное лицо.
- Да, хочу сохранить, - тихо ответила Наташа.
- Мы тоже пытались, - отозвалась еще одна пациентка. - И я, и Галка вот, - она кивнула в сторону соседки, - только бесполезно все. Сказали "мертвый плод". Здесь всем так говорят. А потом выскабливают...

...Вы можете сколько угодно убеждать себя, что с беременностью все нормально. Вам объяснят, что это не так, и найдут у будущего ребенка "патологию, несовместимую с жизнью". Вы будете слышать, как бьется его сердце, а вам скажут: "Мертвый плод". Вас направят на искусственное прерывание беременности, хотя казалось, еще пять-шесть месяцев, и вас будет двое. Потому что ваш еще не родившийся малыш нужен не только вам...

Ваш ребенок нужен старику, у которого проблемы с потенцией. Он нужен пожилой мадам, которая хочет выглядеть шестнадцатилетней. Он нужен чиновнику - для повышения работоспособности. Ведь лекарства из эмбриональных материалов способны творить чудеса...
"Он все равно умрет!"

Наташа Семенова ждала второго ребенка. Как положено, встала на учет в женской консультации, сдала бесчисленное количество анализов. До трех месяцев все было в порядке, женщина прекрасно себя чувствовала, плод развивался строго "по правилам". На тринадцатой неделе беременности у Наташи начались периодические боли. Она поначалу не придала этому значения, но через три дня решила на всякий случай сделать УЗИ. По направлению из женской консультации она пришла во 2-ю Гинекологическую больницу.

- Меня, честно говоря, очень напугали соседки по палате, - рассказывает Наташа. - Но я сначала подумала, что они расстроены из-за того, что беременность прервалась. Тем более, как потом выяснилось, одна из моих соседок теряет ребенка в этой гинекологии уже во второй раз. Я была уверена, что у меня все будет в порядке: дело в том, что точно такие же проблемы у меня были в первую беременность, но все прошло, и я нормально родила.

Через пару часов Наташу отправили в кабинет УЗИ. На стульях перед кабинетом сидели 12 женщин. Разного возраста, по большей части на поздних сроках беременности - от 19 до 23 недель. Дальнейшее выглядело как кошмарный сон.

- Пока я ждала УЗИ, из кабинета выходили женщины, которые сидели в очереди передо мной и уже прошли исследование, - говорит Наташа. - Всего их было семь человек. Несколько женщин выходили в слезах и говорили, что УЗИ показало "мертвый плод". Я думала, что схожу с ума. Потом подошла моя очередь, я вошла. Врач-узист очень быстро провел мне аппаратом по животу - это и минуты не заняло - и сказал: "Ну, мертвый он у тебя. Сильно не переживай, сейчас почистим, в следующий раз родишь".

- Я вам не верю! - сказала Наташа, стараясь держаться как можно спокойнее. - Вы врете. Не может быть такого, чтобы у всех был мертвый ребенок. Я сделаю УЗИ в другом месте.

- Да что ты понимаешь? - возмутился эскулап. - Я тридцать лет делаю УЗИ. Отправляйся в палату!

- Он назначил мне пенициллин, - говорит Наташа. - А я была уверена, что ребенок живой, и спросила у сестры, не повредит ли пенициллин - это ведь антибиотик. Само собой, она тоже на меня накричала, что, мол, нечего умничать, делай, что сказано. А соседки по палате объяснили, что пенициллин колют перед "чисткой". То есть меня уже готовили к аборту.

Но избавляться от ребенка Наташа не собиралась. Она позвонила мужу, он забрал ее из больницы и сразу же отвез в поликлинику при Финакадемии - на повторное ультразвуковое исследование.

- Жив ваш ребеночек, - сказали Наташе в поликлинике. - Сердце бьется...

- Наташина история меня ничуть не удивила, - говорит вице-президент Благотворительного фонда защиты семьи, материнства и детства Игорь Белобородов. - С подобными историями к нам обращаются с удручающей регулярностью. Схема одна и та же: на позднем сроке беременности - 20-25 недель, реже на небольшом сроке женщине делают УЗИ и говорят: "Плод мертвый", либо "Беременность замершая" (не развивается), либо "Патология плода". И настойчиво предлагают аборт. Дальнейшее зависит от самой женщины: она может поступить так, как Наташа, - то есть обратиться к другому врачу и сделать повторный анализ, а может пойти на аборт. Что, к сожалению, чаще и происходит.

Наташа вернулась во 2-ю Гинекологическую больницу за вещами. Она просила выдать ей результаты анализов, но в ответ услышала стандартное: "На руки не даем, не положено". А после зашла к тому самому врачу, который так настойчиво уверял ее:

- "плод мертвый".

- Я сделала УЗИ в другом месте, и мне сказали, ребенок живой!

- Ничего, - ответил специалист с тридцатилетним стажем. - Все равно умрет.

Ошибка с заранее обдуманным намерением

"Я боюсь обратиться в нашу районную женскую консультацию, так как уверена, что меня пошлют на аборт. Наша врач, если к ней приходит беременная женщина, почему-то всегда ищет причину, чтобы послать ее на аборт (слишком молода, слишком стара, второй ребенок никому не нужен и т.д.), и это не преувеличение, так как за аборт она берет с женщины деньги, а за ведение беременности ей никто не делает даже подарки".

"На шестом месяце беременности мне сделали анализ крови на альфафетапротеин. Когда я пришла узнать результаты, меня пригласила в кабинет врач и сказала: "Превышение на несколько единиц. Это значит, у ребенка будут нарушения слуха или зрения. Я вам очень рекомендую сделать аборт". Я, разумеется, не стала избавляться от ребенка, он родился совершенно здоровым, без всяких отклонений. Но все остальные месяцы беременности я просто сходила с ума".

"Мне пытались выскоблить здорового ребенка - в 1998 году в 64-й больнице. Сейчас моей девочке 4 года".

Эти письма никакой не эксклюзив. Подобных случаев в Москве сотни, если не тысячи. Опытные врачи-гинекологи тоже подтверждают эти факты.

- Я несколько лет проработала в Центре перинатологии при 29-м роддоме, - говорит врач-гинеколог Ирина Клименко. - Когда приходили пациентки, направленные на позднее прерывание беременности из-за патологии плода, просто волосы вставали дыбом. Женщина с нормально развивающейся беременностью, все в норме с ребеночком, есть какие-то незначительные отклонения, которые, по большому счету, ни на что не влияют. А ее направляют на аборт - да еще на сроке 20-25 недель.

Да, на сроке 20 недель беременности вам могут абортировать здорового ребенка из-за халатности или непрофессионализма гинеколога. Это всего лишь врачебная ошибка. Да, вам она стоила ребенка. Но от ошибок не застрахован даже гениальный врач. А еще беременные - особы неуравновешенные, легко впадают в панику и вообще склонны к фантазиям.

Только одно не вписывается в эту гладкую схему. Врачам-гинекологам очень выгодно ошибаться. Особенно - на втором триместре беременности пациентки.

Безотходное производство. Досье

В начале 90-х годов на базе Центра акушерства и гинекологии создается московский Международный институт биологической медицины. Возглавляет институт г-н Сухих, специалист в области так называемой фетальной терапии - иначе говоря, лечения с помощью препаратов, добытых из человеческих эмбрионов (fetus - по-латыни "плод"). Провозглашается очередная революция в медицине - еще бы, по заверениям доктора Сухих и его коллег, препараты из абортивного материала - практически панацея, "эликсир молодости", а сфера их применения - от болезни Альцгеймера до импотенции. Добывается материал стандартно: женщины, собирающиеся сделать аборт (по медицинским либо социальным показаниям), пишут расписку: "...настоящим удостоверяю добровольное согласие на использование моего плода, полученного при бесплатной операции искусственного аборта, для научно-исследовательских целей с возможностью в дальнейшем их терапевтического применения". Стоимость "терапевтического применения" впечатляет: одна инъекция препарата обходится в 500-2000 долларов. При этом чудодейственными биологическими свойствами зародыш обладает лишь в возрасте 14-25 недель.

Вот цитата из статьи о "новом слове в науке - фетальной терапии". Год - 1996-й. "...Бесспорный лидер в области эмбриональной терапии - Международный институт биологической медицины. Используется этот метод и в других российских клиниках. НИИ педиатрии РАМН, НИИ трансплантологии и искусственных органов, ЦИТО им. Н.И.Пирогова, детская клиника ММА им. И.М.Сеченова - все они в той или иной степени прибегают к эмбриональной терапии".[

Триумфальное шествие чудо-препаратов прерывается неожиданно: выясняется, что Институт биомедицины взялся не только производить, но и продавать фетальные ткани. "Деятельность МИБМ, поставляющего эмбриональные ткани в США, - заявляют ученые на Президиуме РАМН в феврале 1997 года, - может вызвать обвинения России как члена Совета Европы в нарушении международных норм, запрещающих продажу фетальных тканей". Через некоторое время в деле о торговле абортивными материалами возникают новые фигуранты - Российский научный центр акушерства и гинекологии и Центр репродукции человека.

30 июня 1998 года заканчивается срок действия лицензии, выданной центром "Мосмедлицензия" Международному институту биологической медицины (МИБМ) во главе с г-ном Сухих. Новой лицензии не выдается, старая не продляется.

Но к гонке за "абортивным материалом" подключаются теперь уже коммерческие организации. И всем требуется сырье.

Бизнес на "жертвах аборта" становится причиной совершенно уникального явления: среди женщин все популярнее становится профессия "человек-инкубатор". Это дамы, которые зарабатывают себе на жизнь исключительно тем, что беременеют, а после проводят искусственные роды. По неофициальной информации, "ходячему инкубатору" на всем протяжении беременности платят 150-200 долларов в месяц и снимают где-нибудь комнату. После аборта, сдав ценные зародыш и плаценту, женщина получает порядка 1000 долларов и, отдохнув, начинает все сначала. Максимальное количество таких беременностей - семь, после чего "инкубатор" теряет всякую способность к репродукции и зарабатывает кучу сопутствующих заболеваний. Мало кто из них доживает до 45 лет...

Скандал, связанный с продажей фетальных тканей, быстро утихает. Следующие три года проходят относительно спокойно. Что происходит на самом деле, не знает никто.

Но, как нам удалось выяснить, изготовление препаратов из абортивного материала не прекратилось. Наоборот, с уходом проблемы в тень конвейер лишь увеличил обороты.

Убивать не страшно

Из беседы с гинекологом-эндокринологом, кандидатом медицинских наук Ольгой Секириной:

- Можно ли говорить о том, что женщин намеренно отправляют на аборт на поздних сроках беременности?

- Да, именно так и происходит. Есть "прикормленные" медицинские центры. Если они видят женщину, у которой вероятность врожденных уродств у новорожденного больше, чем у остальных женщин более молодого репродуктивного возраста, то одну-двух в день направляют на искусственное прерывание беременности. Это не аборт, это преждевременные роды. Им вводят в шейку матки специальный гель с простагландином, чем вызывают излитие околоплодных вод и выкидыш, или стимулируют преждевременные роды внутривенно. Материал этот тщательно сохраняется - даже околоплодные воды, даже если материал действительно с патологией. Потому что для омоложения организма и, скажем, улучшения потенции у пожилых мужчин это подходит. Из этих материалов производятся фетальные препараты. Применение таких препаратов стоит очень больших денег. Это целая сеть: материал извлекается, замораживается и передается по назначению - сейчас ведь много всякого рода предприятий, специализирующихся, скажем, на эмбриональной косметике.

- А вам самой приходилось сталкиваться с подобными случаями?

- Да, я сталкивалась с этим лично. Когда я "сидела" на скриннинговых УЗИ, ко мне непосредственно с этим подходили. Мол, если вы увидите возможность пороков плода, сразу направляйте к нам. Предлагали "серьезную доплату", но я, разумеется, отказалась.

- Как может происходить такого рода "операция"?

- Скажем, у женщины заболел живот. Направили на УЗИ. Там говорят: "Ой, а у вас ребеночек мертвый, надо срочно вызывать искусственные роды". А рождается ребеночек живой. Конечно, глубоко недоношенный, у нас таких не могут выходить, даже если хотят. И женщина уверена: "Я слышала, он закричал". А ей так по-свойски: «Да нет, вам показалось, у нас тут детское отделение рядом». И если не разбираться, вы ничего не выясните и ничего не докажете. А что было? А ничего не было. У женщины произошел выкидыш. И все.

- Какое оборудование необходимо для того, чтобы переработать абортивный материал в фетальные препараты?

- Нужен один специалист - цитолог. Никакой огромной лаборатории не надо.

- Вы можете как-то прокомментировать ситуацию, описанную Наташей?
- Это полный беспредел и, к сожалению, история вполне реалистичная. Все-таки раньше как-то маскировали все эти вещи: скажем, ставили диагноз возможных пороков плода так называемой группе риска, предлагали повторное исследование, на котором уже заявляли: все подтвердилось, у вас уродство плода. Но хватать молодых девчонок... Все-таки медицинское насилие почище ножа с пистолетом.

Итак, по свидетельству врача-профессионала в Москве действует хорошо организованная разветвленная сеть по "добыче" эмбрионального материала и производству из него лекарственных и косметических препаратов. Механизм действия отработан до мелочей. Но, как и всякая развивающаяся отрасль, производство фетальных препаратов требует все больше сырья. Если сначала было достаточно "реальных" поздних абортов - когда действительно существовала угроза жизни матери либо уродство плода, несовместимое с жизнью, то уже через некоторое время материала стало не хватать.
В ход пошла так называемая группа риска: беременные старше 30 лет, беременные с плохой наследственностью и т.д. А в последнее время, судя по всему, гинекологические больницы и женские консультации вообще перестали выполнять "план по поздним абортам". И страшные диагнозы ставятся направо и налево - независимо от возраста и состояния здоровья женщины. Не исключено даже, что специалисты этого редкого "профиля" уверены, что делают доброе дело. Ведь чудо-препараты продлевают кому-то жизнь.

К слову, в подавляющем большинстве стран фетальная терапия запрещена. В России она процветает. Но главное даже не в этом. Для свежего абортивного материала, как выясняется, необходим сущий пустяк. Ошибочный диагноз узиста или не вполне достоверный результат анализа. Цена вопроса - 2000 долларов за одну инъекцию. Может, поэтому количество "ошибок" постоянно растет? Ведь если можно заработать на ошибке, то почему бы не ошибаться как можно чаще?

"Да поздних абортов кот наплакал! Процента полтора, не больше, от общего числа", - отмахнутся врачи. Правда, они предусмотрительно не переводят маленькие проценты в абсолютные числа. По официальным данным, за последний год в России произведено около 6 млн. абортов. А полтора процента от шести миллионов - это 90 тысяч детей. "Всего" 90 тысяч детей - население города - ежегодно уничтожают поздними абортами. И никто не знает, скольких из этих 90 тысяч уничтожили за деньги.

Добро пожаловать на аборт

Она долго не соглашалась встречаться с журналистом. Семь лет Екатерина Олеговна проработала акушеркой на "скорой помощи" и вдруг, неожиданно для всех, решила уволиться и... уйти в монастырь. Возможно, то, что рассказала Екатерина Олеговна, никак не связано с фетальной терапией. Но если такая связь все же есть, придется признать, что "аборт-машина" пытается вовлечь в орбиту своей деятельности службу экстренной помощи.

- Не так давно моей подруге - тоже акушерке - предложили новую работу, - говорит Екатерина Олеговна. - Речь шла об обычном заборе анализов - надо было всего лишь брать кровь у беременных женщин. Нагрузка - пять часов в день, зарплата - 10 тысяч рублей в месяц, по нашим меркам просто невероятная. Место будущей работы - Центр планирования семьи и репродукции (ЦПСИР), что на Севастопольской. Она попыталась выяснить, за что, собственно, собираются платить такие деньги. И человек, который предложил ей эту работу, ответил: "У нас в ЦПСИР села какая-то контора. Они платят очень большую арендную плату. Эти анализы зачем-то нужны им. Ты можешь позвонить непосредственно туда и все узнать". Она позвонила, и какая-то женщина из таинственной "конторы" объяснила, что речь идет о беременных женщинах, а 10 тысяч в месяц - это лишь начало. Подруга поинтересовалась, что будет впоследствии с этими женщинами. Получила ответ: "90 процентов беременных пойдут на прерывание". Разумеется, она отказалась, мы поговорили об этом, поохали-поужасались и забыли. А в июле у нас на работе объявляют: планируется общее совещание акушеров "скорой помощи" - быть всем, совещание курируется главврачом, он чуть ли не по головам всех сосчитает. В общем, страху навели. Собрались все акушеры со всех подстанций. Пришел на это совещание главврач ЦПСИР. Около двух часов рассказывал о своем центре: чем они занимаются, как роды принимают и т.д. В общем, информация, которая среднему медперсоналу, по большому счету, не нужна. А к концу совещания объявляет: у нас, мол, в центре теперь будет генетическая лаборатория. Одна уже действует на Опарина, 4, - это Центр акушерства и гинекологии, вторая - в клинике на Большой Пироговке. Специализация лаборатории - мертворожденные, зародыши с генетическими патологиями и болезнь Дауна. Главврач очень подробно рассказал, что им удается выявлять нарушения на стадии внутриутробного развития и "избавлять женщин от этих проблем". Естественно, если ставится диагноз "болезнь Дауна", женщина сразу же направляется на прерывание беременности. И у многих создалось ощущение, что приглашали всех как раз для того, чтобы прорекламировать эти "генетические лаборатории". Во всяком случае, нас просили направлять женщин с подозрением на патологию плода именно туда. Когда я все это прослушала, у меня четко сложилось ощущение: новая генетическая лаборатория как-то связана с той работой, которую предлагали моей подруге.

Разумеется, ни в этом совещании, ни в предложениях главврача ЦПСИР нет никакого криминала. Но кто поручится за порядочность каждого конкретного врача? Или за профессионализм генетика? И что за странная "контора" предлагает десять тысяч рублей за забор крови из вены, который стоит максимум три?

Живой и здоровый ребенок - сплошные убытки. На нем не заработаешь. А вот такие страшные для любой женщины слова, как "патология", "уродство" и "мертвый плод", - первый шаг к постоянному, очень даже не плохому, доходу. Последним шагом на пути к деньгам будет смерть нерожденных.

НЕКОТОРЫЕ КОММЕНТАРИИ К ДАННОЙ СТАТЬЕ:

Подобное в здравоохранении - это типичная ситуация для С-Петербурга, Ленинградской и Новгородской областей. Сверхнавязчиво предлагают убивать неродившихся детей за ничтожные деньги, которые получат в результате абортов представители акушерско-гинекологической службы, за похвалу главврача, которому спускают "норматив" койко-дней стационара... Выживают в медицине в таких условиях лишь чистые Русские люди - единицы, высокие профессионалы медицины. Русская акушерка (без подписи).
.............
Страна должна знать своих героев! Заместитель министра здравоохранения Российской Федерации Ваганов: «Только за последние пять лет стерилизовано … 56 тысяч русских женщин». ... Гитлеровцы меньше стерилизовали славянок, чем стерилизовано у нас в эРэФии за последние годы.
"Доктор" Ерамова из американского Агентства международного развития. "Доктор" Нелли Борисовна Алмазова, которая организовала Центр по вопросам планирования семьи и репродуктивного здоровья в Санкт-Петербурге. Его годовой бюджет около 1,7 миллиона долларов. Центр производит платные операции по контрацептивной стерилизации (80-90 тысяч женщин в год)». Начальник управления охраны здоровья матери и ребенка Минздрава РФ Дина Зелинская. Заместитель министра образования России Чепурных, пропагандистка детского "сексуального просвещения".

источник
Редактировалось: 1 раз (Последний: 19 декабря 2012 в 23:36)
Сообщений: 0
Какой ужас.
Сообщений: 0
Как из молодой здоровой женщины сделать больную и бесплодную


Внимание!
Всё нижепоследующее не является описанием одной конкретной судьбы — это собирательная картина, которая сложилась из моих личных впечатлений от 10-летнего общения с российскими акушерами, гинекологами и их многочисленными жертвами (да, именно так — жертвами). Написано в надежде, что кто-то окажется способен учиться на чужих ошибках, а не на своих собственных.

Особо впечатлительным — не читать!

Итак, 21-летняя совершенно здоровая и недавно вышедшая замуж Маша Иванова решила первый раз в жизни обратиться к гинекологу из-за периодически возникающих болей в боку, внизу живота. Боли продолжаются несколько дней в середине менструального цикла.

Врач — Маргарита Яковлевна Зельцер (специалист со стажем, кандидат наук, золотые зубы&очки в золотой оправе), осмотревши Машу, обнаружила, что боли эти обусловлены процессом созревания фолликула — этот процесс совершенно нормальный и не требует никакого лечения. После овуляции — т.е выхода зрелой яйцеклетки из лопнувшего фолликула — эти боли проходят сами собой.

Лечения тут никакого не нужно, но Маргарита Яковлевна торжественно заявляет испуганной Маше:
— Я пишу вам — аднексит! — и назначает антибиотики, в том числе трихопол.

Разумеется, Маргарита Яковлевна прекрасно знает, что во второй половине цикла — т.е. после овуляции — назначать такие антибиотики женщинам, живущим половой жизнью, нельзя. Но тем не менее назначает: "...ах, какой аднексит! Чем же вас теперь спасать???"

Конечно, Маша в течение 2 дней до овуляции и 5 дней после овуляции пьёт эти антибиотики, не думая предохраняться от беременности — откуда ей знать, чем чревато такое доверие к рецептам Маргариты Яковлевны.

И вот случилось то, что должно было случиться: Маша забеременела именно в том цикле, в котором принимались антибиотики.

- Тут только аборт! — торжественно заявляет Маргарита Яковлевна. — Антибиотики на самых ранних сроках беременности, когда органы плода только формируются — вы что хотите урода родить???

Маргарита Яковлевна — очень хороший врач. Она прекрасно знает, что в течение пяти дней после оплодотворения яйцеклетка путешествует по маточной трубе в матку, и только на 6 сутки начинается имплантация, так что до этого срока никакие антибиотики и прочие воздействия со стороны материнского организма для плода совершенно не опасны.

Маргарита Яковлевна прекрасно знает, что к моменту имплантации приём антибиотика был уже окончен, но тем не менее убеждает Машу Иванову, что кроме аборта, другого выхода нет:
— Лучше один раз сделать аборт, зато потом родить здорового ребёнка, чем всю жизнь мучиться с неполноценным!

Для вящей убедительности она приглашает на приём мужа Маши, и в итоге рыдающая Маша под "двойным огнём" со стороны Маргариты Яковлевны и собственного перепуганного муженька соглашается на аборт, который — за некоторые деньги — делает сама Маргарита Яковлевна, прямо в своём кабинете, в качестве завершения трудного рабочего дня...

- После аборта нужна надёжная контрацепция в течение года, иначе может возникнуть привычный выкидыш, — заявляет Маргарита Яковлевна, и предлагает Маше на выбор: депо-проверу или норплант. Испугавшись норпланта, Маша соглашается на проверу, и Маргарита Яковлевна делает ей инъекцию.

После повторной инъекции — через 90 дней — у Маши вовсе прекращается менструальная функция.

- Это пройдёт после отмены препарата! — утешает Маргарита Яковлевна и Маша делает третью инъекцию, потом четвёртую... потом Маша спохватывается, что хватит уже их делать, и начинает ждать новую беременность.

Но увы — нет ни беременности, ни даже менструации: так проходит ещё 3 месяца, и Маша опять идёт к Маргарите Яковлевне.

- Я вам рекомендую оральные противозачаточные таблетки, после прекращения их приёма у вас должна восстановиться овуляция! — радостно сообщает Маше Маргарита Яковлевна.

Конечно же науке известен так называемый "ребаунд-феномен" — эффект отмены, когда после искусственного подавления функции некоторого органа (в данном случае яичников) наступает резкое усиление его деятельности. Но после депо-проверы такая "терапия" скорее всего только усугубит постконтрацептивную аменорею, и Маргарита Яковлевна это прекрасно знает — ведь она очень хороший врач.

Маша ещё 3 месяца покорно глотает ОК. Но и после отмены ОК овуляция не восстанавливается. Маргарита Яковлевна отправляет Машу на УЗИ.
— Фолликулы 2 мм, доминантного — нет, эндометрий тоже 2 мм... что же тут будет менструировать?? — возмущается Маргарита Яковлевна, глядя в справку-заключение ультразвуковой диагностики.

- Вам нужна гормонозаместительная терапия! — радостно заключает Маргарита Яковлевна, и назначает Маше эстрофем и дюфастон.

На фоне этой "гормонозаместительной терапии" удаётся "нарастить" эндометрий до 5 мм.

Фолликул созревать не хочет — овуляции как не было, так и нет (ещё бы, кому-кому как не Маргарите Яковлевне хорошо известно про особенность взаимодействия гипофиза и яичников: попросту уговоря, если постоянно вводить извне некоторое количество аналогов эндогенных эстрогенов и гестагенов гипофиз так никогда и не даст "команду" яичникам "начать работу").

- Пять миллиметров — это мало, для нормальной имплантации яйцеклетки нужно девять, — задумчиво вещает Маргарита Яковлевна. — Нужно переходить к стимуляции!

И направляет Машу на комплексное обследование всего и вся, чтобы выяснить, "нет ли противопоказаний", и на самый главный анализ — спермограмму, которую должен сделать Машин муж.

- Мы будем вас долго-долго стимулировать всякими препаратами, а потом окажется, что в сперме всего 2 процента подвижности. Надо сразу исключить бесплодие вашего мужа! — объясняет она Маше.

Но едва Маша заикается супругу про спермограмму — он учиняет такой скандал, что до неё вдруг доходит: мужчина категорически не выносит намёков, что, возможно, бесплоден он, а не его жена. Любые попытки намекнуть ему на необходимость сделать спермограмму вызывают у него только одно желание — сменить жену...

После двухмесячного хождения по мукам — стояния в очередях к разным кабинетам, сдачи крови и мочи на гормоны на фоне "тестов" и "контрольных" исследований, измученная Маша опять приходит к Маргарите Яковлевне.
— Я вам назначаю кломид по 100 мг на ночь в течение пяти дней! — выписывает Маргарита Яковлевна новое снадобье.

Кломид, он же — клостилбегит, действующее вещество — кломифенцитрат: гормональный препарат антиэстрогенного действия. Является довольно мощным индуктором овуляции для женщин с гиперэстрогенией. В Машином случае хронической нехватки эндогенных эстрогенов кломид овуляцию вызвать не может: разросшийся фолликул благополучно превращается в текалютеиновую кисту.

Обнаруживши на очередном УЗИ ажно три штуки этих самых кист (свидетельствующих ещё и о том, что имеет место явный перебор дозы кломида), Маргарита Яковлевна не смущается:
— Они сами исчезнут после менструации! — и назначает второй курс кломида.

- Ой, вы знаете, девяносто процентов женщин резистентны к кломиду, но на вас он действует очень хорошо! — радостно сообщает она Маше после очередного разглядывания на мониторе аппарата УЗИ четырёх свежеобразовавшихся кист, и назначает третий курс.

После этого курса у Маши наступает задержка менструации.

- Анализ мочи на беременность ненадёжен, вам нужно немедленно сдать кровь на ХГч! Это стОит 700 рублей! — заявляет Маргарита Яковлевна.

Потрясённая Маша платит эти деньги и... ещё через пару дней у неё начинается кровотечение.

- Анализ крови на ХГч дал слишком маленькую цифру: мы это называем "биохимическая беременность"! — по секрету сообщает Маше Маргарита Яковлевна.

- Теперь, после кломида, вам нужен перерыв три месяца, продолжайте пить эстрофем и на 11 и 22 день цикла приходите на УЗИ.

УЗИ показывает, что фолликулы подросли до 5 мм, доминантных нет, эндометрий, как и раньше — 5 мм. Беременность, естественно, не наступает.

- Знаете, у меня были такие женщины, которые благополучно беременели и на 5 миллиметрах, — задумчиво говорит Маше Маргарита Яковлевна. — Если вы не беременеете, значит, вам нужно лечить матку. Ложитесь в стационар, у меня там есть очень хороший знакомый специалист — Борис Иосифович, ему ничего не надо — только положите в стол 500 долларов, и за лекарства-ампулы — 200 долларов каждая... (оценивающий взгляд на Машин прикид) ...думаю, что пяти ампул на первый курс будет достаточно.

Когда Маша заикается мужу, что на очередной "курс" нужно полторы тысячи долларов, тот взрывается: "какого чёрта, уже столько денег потрачено, если ты бесплодна, надо просто смириться с этим и не страдать фигнёй..."

И Маша, справившая своё 25-летие, смиряется: она бесплодна, надо поставить на себе крест и забыть глупые мечты о ребёнке.

Машин организм, получивший, наконец, передышку от зельцеровского "лечения", через некоторое время оживает: у Маши вдруг ни с того, ни с сего обнаруживается задержка, но она уже не верит, что это беременность, и спохватывается только тогда, когда её начинает тошнить от вида любимого мужа.

Вне себя от радости Маша бежит в женскую консультацию. Там сидит (в засаде) замечательный врач — Тина Георгиевна Розенблат (кандидат наук, золотые зубы&очки в золотой оправе).
— На аборт? — деловито осведомляется она.
— Что вы! — пугается Маша, — мне на учёт!

Тина Георгиевна выдаёт Маше длинный-длинный список кабинетов, которые ей необходимо обойти.

И глупая Маша начинает ходку по этим кабинетам. Почти сразу же она обнаруживает, что перед каждым кабинетом — огромная очередь больных обоего пола, хрипящих, кашляющих и хлюпающих соплями. Некоторое разнообразие вносят бабки с "давлением" и подростки с краснухой.

После первого дня "обхода" Маша возвращается домой совершенно разбитая, не пройдя и четверти всех кабинетов... На другой день у неё — температура 38,7...

- Раз вы беременная — ни в коем случае не пить никаких антибиотиков! — заявляет вызванный перепуганной Машей врач "скорой помощи". — Применяйте только домашние средства, спиртовые обтирания, холодные компрессы...

С тем и уезжает.

Промучившись трое суток с "обтираниями", Маша вдруг отчётливо понимает: температура и не думает падать... Вдобавок, начинается страшный кашель, отекает слизистая носа, но зато исчезают все признаки раннего токсикоза, и начинается какая-то странная кровяная "мазня"...

- Замершая беременность, — диагностирует Тина Георгиевна, глядя на заключение УЗИ, когда через две недели Маша всё таки доползает до поликлиники. — В матке деформированный плод, серцебиения нет, полость расширена, гипер- и гипоэхоленные включения. Диагноз — начавшийся выкидыш малого срока. Я пишу вам наряд в стационар, на госпитализацию. Будете выписываться — не забудьте взять у них гистологию...

Добрая медсестра, провожая Машу в палату, даёт рекогносцировку местных условий:
— Если тебя будет чистить наша завотделением — это хорошо, а если Аббас — полный заебись... Но до понедельника всё равно никого не будет, потому что все анестезиологи на неделю вперед расписаны, а без анестезиолога нельзя...

Маше повезло: за неё взялась завотделением — боевая старушенция сталинской закалки, без учёной степени, золотых зубов и золотой оправы.

- Расширитель вставлять? — слышит Маша сквозь подступающую дурноту.
— Что ты тут собралась расширять?? — гремит старушенция. — Тут всё давно расширено! Почему она у вас не засыпает?? Такая маленькая, наркоза дали, как большой, а она всё головой вертит!
— Да это я... того... эта... никак не могу в вену попасть после вчерашнего... Тьфу ты чёрт, опять мимо... нах... давайте лучше ей маску... Ай, бля, уронила! — бубнит чей-то голос, и Маша, приоткрыв глаза, вдруг видит чью-то задницу, обтянутую условно белым халатом, которая устремляется под операционное кресло.

Маша не успевает испугаться, как боевая бабулька берёт шприц в свои руки — игла, наконец, впивается, куда нужно, и Машу накрывает мрак...

Потом Маша обнаружит, что сидит в коридоре и трясётся от холода.
— Ой, ты как начала трястись — мы аж испугались! — радостно рассказывает Маше добрая медсестра. Ответить Маша не в состоянии...

- За гистологией придёте через две недели, — равнодушно бросает Маше тётенька, оформляющая выписку.

- Ну, вам хорошо всё сделали, — цедит сквозь зубы Тина Георгиевна после осмотра и УЗИ, — осложнений никаких нет...

К 27 годам Маша изрядно поумнела. Она больше не ходит к Маргарите Яковлевне и Тине Георгиевне, не пьёт антибиотиков и гормональных препаратов. Правда, муж Маши и её свекровь уже уверились окончательно, что она — "с браком": нормально родить не может.
— Если ты не родишь, он с тобой разведётся! — постоянно повторяет свекровь. — Семья без детей — это не семья!

Муж слушает свою маму с видом святого мученика...

Но вот, наконец, Маша беременна снова. Теперь она не бежит в женскую консультацию так рано — ждёт до шестого месяца.
— Срок уже ОЧЕНЬ большой! — многозначительно сообщает Маше Тина Георгиевна.

Маша намёк понимает, но храбро разочаровывает Тину Георгиевну:
— Мне не на аборт. Мне на учёт.
— Для выплаты вы слишком поздно пришли! — злорадно сообщает Тина Георгиевна.

Для тех, кто не в курсе: в нашем государстве женщинам, которые встали на учёт по беременности в "ранние сроки" — т.е . до 11 недель — положена какая-то копеечная единовременная выплата.

Маше плевать на эту "выплату": Маше нужен ребёнок.

- СтарорОдящая, — продолжает заполнять бумажки Тина Георгиевна, — в анамнезе — самопроизвольный выкидыш... у вас ТАКИЕ осложнения! Вам необходимо поехать в наш акушерский центр, сделать специальный анализ крови, чтобы выяснить — нет ли повреждений у плода. Мы всех направляем — вот, видите, специальный бланк, они сами нам такие присылают, чтобы женщины делали этот анализ ОБЯЗАТЕЛЬНО! Поезжайте туда, посмотрите — там очень хороший стационар, может, там и будете рожать.

Ошарашеная такой внезапной любезностью, Маша берёт это направление...

Проехав полгорода и отстояв в регистратуре длиннющую очередь, Маша протягивает своё направление в окошко:
— Меня направили к вам из женской консультации на анализ крови...
— Ой, да что они в той консультации, все с ума посходили??? — слышит Маша в ответ. — Посылают и посылают, а сроки-то какие!!! Этот анализ делается ДО ДВЕНАДЦАТОЙ недели!!!

Маша едет домой, ругая себя за доверчивость к любезности Тины Георгиевны. На другой день у Маши опять поднимается температура. Но теперь Маша не так глупа: она тут же принимает ампициллин, и после первой же таблетки температура падает.

- Вас спасло только то, что срок беременности был уже большой, — цедит сквозь зубы Тина Георгиевна, которой Маша поведала про своё "ОРВИ".

Придя на следующий приём, Маша обнаруживает, что кабинет закрыт: Тина Георгиевна убыла на какие-то "курсы", вместо неё будет принимать врач с другого участка — Карина Аркадьевна Гинзбург.

Под дверью — очередь человек тридцать... Сесть не на что — все лавочки вдоль стены уже заняты. Из кабинета доносится оживлённый разговор — к Карине Аркадьевне пришла её знакомая, и они обмениваются впечатлениями от её недавних покупок.

Через 15 минут Карина Аркадьевна и её знакомая торжественно выплывают из кабинета, и очередь оживляется — ну наконец-то наговорились, теперь начнётся приём! Ан не тут-то было: проводив свою знакомую, Карина Аркадьевна сразу же куда-то удаляется, заперев кабинет.

Проходит ещё полчаса. Очередь растёт, постепенно заполняется весь вестибюль... Наконец, кто-то из женщин не выдерживает и начинает ломиться в регистратуру:
— Это издевательство!!! Посмотрите, какая очередь! Когда же начнётся приём???
— Ой, что вы орёте. Доктор не имеет права чаю попить?? — раздаётся голос из окошечка.

В очереди постепенно назревает бунт:
— Где ваша заведущая??? В каком она кабинете??? Пусть она придёт сюда и посмотрит, что здесь творится!!!

Тут, наконец, появляется Карина Аркадьевна и открывает кабинет.

Приём начинается... Когда подходит очередь, Маша на отечных ногах вползает в кабинет.
— Женщина, где ваш анализ на ХГч? — бьёт с налёта Карина Аркадьевна.
— А... я... ... не сдавала, — бормочит растерявшаяся Маша.
— КАК??? — возмущения Карины Аркадьевны нет предела. — Немедленно сдавать на ХГч!!!

Маша вылетает из кабинета, прижимая к груди бумажку-направление.

В глубине души Машу гложут сомнения: анализ на ХГч сдаётся вроде бы только до 12 недели, а у неё уже почти шесть месяцев... Но ничего не поделаешь: послали так послали — придётся сдавать.

В следующий визит к Карине Аркадьевне Маша берёт с собой мужа — для моральной поддержки. Получив в регистратуре бумажку с результатом анализа на ХГч, они заходят в кабинет Карины Аркадьевны.

Карина Аркадьевна смотрит на цифирки в бумажке.
— Вы муж? — обращается она к Машиному супругу. — Встаньте сюда. Прислонитесь к стене.

Выдержав театральную паузу, она торжественно сообщает:
— У вас — МАЛО!
— ЧЕГО мало? — ошарашено спрашивает Машин муж.

- Того, — назидательно произносит Карина Аркадьевна, — на что сдавали, того и мало. Вот эта цифра — видите? Она очень маленькая!
— И что? — не понимает Машин муж.
— А то. Кто вам вообще сказал, что вы беременны? — поворачивается Карина Аркадьевна к Маше. — У вас недельная задержка. Просто вы такая крупная женщина, у вас там внутри всё такое крупное, вот и кажется, что вы беременны.

И тут Машу прорывает:
— Какая, к чёрту, недельная задержка??? У меня почти шесть месяцев!!!
— Как — шесть месяцев? — удивляется Карина Аркадьевна. — А как ваша фамилия? Вы Курочкина?
— Нет, я не Курочкина!!! — кричит Маша.
— Ах, так вы не Курочкина! — облегченно вздыхает Карина Аркадьевна. — Тогда зачем же вы сдавали на ХГч? Не надо было сдавать...

Но это ещё не все испытания. В один прекрасный день у Маши на работе раздаётся звонок, и женский голос деловито сообщает:
— Вам надо срочно явиться в кабинет номер 26, у вас плохой RW!

RW, она же "реакция Васермана" — тест крови на сифилис. При беременности часто бывает ложноположительным.

- Вы не волнуйтесь, — утешает Машу добрая медсестра из кабинета номер 26. — Судя по всему, у вас ещё третья стадия сифилиса, то есть не самая последняя. Самая последняя — четвертая!

И Машу отправляют в кож-вен-диспансер...

Кое-как успокоившись после истерического припадка, наглотавшись валерьянки, Маша приползает в КВД и обнаруживается, что женский врач в отпуске.
— Есть только мужской. Пойдёте? Или приходите на следующей неделе.

Маша не в состоянии ждать ещё неделю. Она покорно тащится к указанному кабинету. Около него уже сидят штук шесть хачей разного возраста, которые тут же принимаются с интересом разглядывать Машу.

В кабинете оказывается молодой такой парнишка, который понимает всё сразу, едва взглянув на Машино лицо.
— Да не волнуйтесь вы так, нет у вас никакого сифилиса, — сразу же заявляет он Маше.
— Но как же так... ведь они сказали, что ТРЕТЬЯ стадия... как же такое может быть в организме, чтобы сифилиса — нет, а по анализу — третья стадия?
— А очень даже просто такое может быть в организме, — деловито отвечает парнишка. — Это тогда может быть, когда в вашей женской консультации перепутают ваш анализ с чьим-то другим.

Получив через неделю результат повторного анализа — т.е. документальное подтверждение отсутствия у неё сифилиса — Маша устремляется в женскую консультацию с твёрдым намерением разнести там всё в пух и прах.

- Вы знаете, ЧТО нам тут ИЗ-ЗА ВАС устроили?? — прямо с порога напускается на неё Карина Аркадьевна. — У нас ИЗ-ЗА ВАС такая комиссия была!!! Ведь по району ходит человек с третьей стадией сифилиса, а мы не можем установить его фамилию!!!

Маша так ошарашена этим напором, что начисто теряет весь свой апломб.
— Вставайте на весы! — командует Карина Аркадьевна. — Сколько там у вас?

Услышав ответ, она опять начинает кричать:
— У вас дистрофия! Ребёнок за 6 месяцев беременности прибавил в весе всего 600 грамм!!! Нужно срочно в стационар!

После некоторого препирательства всё же выясняется, что дистрофии нет: просто Тина Георгиевна в графу "вес до беременности" вписала цифру веса Маши при её первом визите...

Но это уже последняя капля: Маша пишет заявление, что отказывается от наблюдения в этой женской консультации.

Без "наблюдения" Машина беременность развивается вполне благополучно: на 38 неделе УЗИ определённо показывает, что у Маши будет нормальная здоровая девочка, которая уже весит не менее 3 кг. Ещё через неделю у Маши внезапно начинается боль в правом боку и какие-то водянистые выделения. Позвонив в выбранный заранее роддом, Маша объясняет ситуацию.
— Это у вас апендицит, — равнодушно сообщают на том конце провода.
— Какой, нафиг, апендицит, — срывается Маша, — у меня вырезали апендикс 20 лет назад!
— А, ну если это не апендицит, тогда приезжайте, — милостиво разрешают на том конце провода.

Приехав в приёмное отделение, Маша пытается объяснить, что у неё резкая боль в боку и, возможно, отходят воды — нужно чтобы посмотрел врач...
— Раздевайся и иди в душ, — командует медсестра. — У нас приём через родильное.

Претерпев все необходимые "процедуры", Маша с трудом втискивает отёкшие ноги в выданные ей "моющиеся" тапочки, напяливает казённую рубашку... и тут оказывается, что на рубашке имеются три дыры: под каждой грудью и сзади. Кое-как прихватив разодранную ткань руками, Маша за медсестрой ковыляет в родильное — путь лежит через коридор, в котором, кроме сквозняков, толкётся масса каких-то людей обоего пола.

Маше уже всё по фигу — лишь бы дойти и лечь на что-нибудь. Наконец-то она в палате, её укладывают на топчан, предварительно предупредив, что нужно подстелить "подкладную пеленку". Подплывает ангельское создание с намакияженным личиком:
— Я ваша акушерка, меня зовут Лена, засекайте время между схватками, я к вам потом подойду, — отчеканивает она и исчезает.

Маша не успевает ей сказать, что никаких схваток у неё нет — у неё резкая боль в боку!

Но делать нечего: оставшись в одиночестве, Маша пытается найти где-нибудь часы, по которым велено засекать время (свои-то у неё отобрали, ибо "не положено"). Часы есть — на стене. Однако, они не только висят, но и стоят.

"...Что такое — без четверти два всё время? Это манометр!" — вспоминает Маша известную шутку юмора...

Через некоторое время Маша обнаруживает, что в палате нет судна... Она пытается окликнуть медсестер, мотающихся по коридору на третьей скорости:
— А дайте, пожалуйста, судно!
— Девочки, девочки, вы же не в родах! Мы приносим судно только тем, кто в родах, а вам — по коридору направо! — доносится в ответ.

Маша ковыляет в указанном направлении и обраруживает, что в так называемом "туалете" имеется всего один маленький, низенький детский унитазик... Размышляя, чем руководствуются те, кто оборудует санузлы в родильных отделениях, Маша пытается кое-как пристроиться на это чудо сантехники — однако, это нелегко даже без 39-недельного живота...

Вернувшись в палату, Маша пытается развлекаться, глазея через стеклянные перегородки на происходящее по соседству, но скоро это перестаёт её занимать.

Страшные крики женщин и комментарии медперсонала постепенно сливаются в однообразный шум — Маша решает ударить сном по голодухе...

Под вечер в палату заходит добрая медсестра и приносит вконец оголодавшей Маше стакан компота:
— Быстрее пей — тебе не положено, ты же в родах!

Маша пытается выяснить, долго ли ей тут ещё куковать.

- Завтра с утра должно освободиться меcто в "патологии", тогда тебя туда и поднимут.

Отделение патологии беременных имеется при каждом роддоме. Туда отправляют женщин, у кого есть какие-то подозрения на неправильное течение беременности.

Маше неохота в "патологию", тем более, что боль в боку уже давно прошла.
— А может мне домой? Чего мне тут просто так лежать.
— ДОМОЙ! — хохочет убегающая медсестра. — Беременной отсюда никто не выйдет!!!
— Девочки, девочки, все рожаем! — разносится её голос. — Кто к вечеру не зарожает, тех завтра поднимут в "патологию"!

На следующий день Маша уже в "патологии": ей кажется, что всё не так плохо — там хотя бы нормальные постели и трёхразовое питание. Более того: ей вернули её вещи — часы, расчёску и собственное бельё!

Ночью она просыпается от того, что постель стала мокрая. Маша соображает, что это отошли воды. Она плетётся на пост, где, по идее, должна быть медсестра. Но её там нет — Маша идёт до ординаторской, стучится в дверь... Наконец оттуда появляется заспанная физиономия:
— Чего тебе?
— У меня отошли воды...
— Какие, нах, воды — три часа ночи! Это у тебя молочница — завтра на обходе покажешь Анне Генриховне, она тебе мазок возьмёт. Иди спать.

И чтобы Маша больше не моталась по коридору, добрая медсестра делает ей инъекцию димедрола.

Просыпается Маша в 11 утра — обход в самом разгаре:
— Где тут пузырь?? — бушует Анна Генриховна, щупая Машин живот. — Тут уже нет никакого пузыря! Её нужно в родильное срочно!!!

Ещё бы Анне Генриховне не бушевать: безводный промежуток свыше 6 часов значительно способствует возникновению воспаления плодных оболочек и неонатального сепсиса, что чревато смертельным исходом как для роженицы, так и для новорожденного. Безводный промежуток свыше 6 часов также является противопоказанием к операции кесарева сечения. Поэтому постановлено считать, что при невозможности родоразрешения через естественные родовые пути, по истечении критического срока безводного промежутка (24 часов) плод уже мёртв. Его извлекают из матки по частям, путём плодоразрушающей операции.

- Женщина, почему вы сразу не сказали, что у вас были боли в боку? Плодная оболочка необязательно разрывается снизу, она может порваться и в другом месте — воды сначала подтекают понемногу, а потом пузырь окончательно разрывается. Вы должны были сразу позвать доктора, почему вы не позвали?? Вам 28 лет, а вы что-то мямлите, как 15-летняя девочка! — разоряется Анна Генриховна.

Так Маша снова оказывается в родильном: ей тут же засандаливают капельницу с окситоцином. Схватки становятся сильными, но раскрытия шейки — нет.

- Я полчаса назад смотрела, — возмущается Анна Генриховна, — было на два пальца, и сейчас столько же!

Хотя Машино тело продолжает корёжить от бесполезных схваток, силы и сознание её потихоньку покидают, исчезает и боль. Дитё признаков жизни уже давно не подаёт, так что ничто больше не мешает Маше погрузиться в ледяную беспросветную нирвану.

Но на её счастье у Анны Генриховны кончается смена. Вместо неё в родильное является такая же боевая старушенция, как вышеописанная завотделением городской больницы.

Едва глянув на Машу, старушенция безо всяких околичностёв командует:
— Так, я буду оперировать! Операционную мне быстро!

Проснувшись, Маша не сразу соображает, где она находится, и что с ней случилось. К низу живота как будто прилеплена какая-то мерзкая клеёнка, от которой всё болит. Добрая медсестра даёт Маше пить и объясняет, что она лежит в палате интенсивной терапии.

- Скесарили тебя. Ой, ну ты и дала жару всей бригаде! Им другую женщину привезли — с плановым кесаревым, так они её отправили обратно в "патологию" — некогда было, все с тобой возились!

Маша с трудом вспоминает, что где-то должен быть и её ребёнок.
— Умерла твоя дочка — инфекция у тебя была. Лечись, чтобы в следующий раз родить здорового.

Проходит 11 дней.
Перед выпиской Машу последний раз осматривает та самая старушенция, которая делала ей операцию.
— Что ты в истерике бьёшься? — ворчит она. — Скажи спасибо, что сама жива осталась. Да и осложнений у тебя, как ни странно, никаких нет: вот смотрю — матка 10 см... это норма после кесарева. У меня на втором этаже женщина лежит — у неё было гораздо легче, чем у тебя, а осложнений сколько — ой-ёй!

- Подожди три года, и рожай себе, сколько захочешь! — напутствует она Машу на прощанье.

Вернувшись домой, Маша обнаруживает, что её муженёк окончательно поверил своей маме, что с такой больной и бесплодной женой ему жить не стОит. Тем более, что давно уж готова альтернатива. Следующий год у Маши проходит в предразводной суете... Отмечать своё тридцатилетие ей приходится уже в разведеном состоянии — в качестве утешения она приглашает к себе своего сослуживца...

Через два месяца Маша опять приходит на приём к Маргарите Яковлевне:
— Сделайте мне аборт, я развелась с мужем... — просит она Маргариту Яковлевну.
— Ах, — сокрушается Маргарита Яковлевна, — Вы же СТОЛЬКО лечились! Как же мне ЖАЛКО делать вам этот аборт!..

Занавес.

источник
Сообщений: 0
Так ли безобидны прогестероновые препараты?
12.09.2012

Так ли безобидны прогестероновые препараты? Девочки, только не накидывайтесь на меня, но я опять буду вас пугать))) Мне просто хочется, чтобы у вас рождались здоровые дети, и не приходилось потом кусать локти…

В прошлой статье я рассказала о тонзиллите, как одном из важнейших факторов развития поликистоза, гиперандрогений и бесплодия. Для многих девочек это действительно стало откровением.

В этот раз расскажу о другой причине, известной еще меньшему числу людей – это прием прогестероновых (гестагенных) препаратов во время беременности (мамами тех, кто сейчас мучается).

В 80-90 годы главным прогестероновым препаратом в нашей стране был «Туринал», его, как и сейчас «Дюфастон» назначали всем без разбора, в то время как в мире он был запрещен.

Когда детишки уже подросли, начали говорить о «туриналовом синдроме»: у детей развивались метаболические патологии, гипоталамо-гипофизарные расстройства, неврологические отклонения, жуткие формы акне (у девочек в основном), которые не поддавались лечению и оставляли уродующие рубцы, поликистоз (!!!) и различного рода гиперандрогении, бесплодие…

Очень необычно последствия проявились у мальчиков – помимо того, что они как мужчины вырастали не совсем полноценными, так и нетрадиционной ориентации, со склонностью к трансвестизму. Так что если вашему сохраненному «Туриналом» мальчику не нравятся девочки, не ругайте его, он в этом совсем не виноват.

Отдельный момент - поведение врачей, назначавших ранее «Туринал». Некоторые мамы больных детей (мои знакомые), разумеется, разыскали их и попытались расспросить – почему же им назначали этот препарат, когда все было уже известно…Вразумительно никто не ответил: кто-то прикинулся шлангом, кто-то отрицал назначение (а карточка таинственным образом исчезла), иных уж нет и с них не спросишь. Вспомните меня и эту статью лет так через 5, когда кто-то из вас столкнется уже с последствиями современных прогестероновых препаратов….

Кстати, на смену «туриналовым детям» уже пришли понятия «прогестероновые» и «дюфастоновые дети»….и во многом последствия схожи…..Насколько я знаю, только неврологические отклонения ярче, чем после «Туринала» (дети гиперактивны). Причем серьезных врожденных проблем у таких детей нет, по этой причине многие рожавшие на прогестероне долгое время считают своих детей здоровыми.

Еще, я хочу рассказать о нескольких типичных заблуждениях наших женщин насчет гестагенов, андрогенов и беременности. Каждый день от девочек слышу одни и те же вопросы, поэтому пришлось углубиться в тему. Информация взята из общения с практикующими врачами (это не мои домыслы!!!!)

Заблуждение № 1 — Повышенные андрогены могут провоцировать выкидыш

Грамотный гинеколог -эндокринолог, в принципе, не особенно обращает внимание на андрогены во время беременности, тем более их не понижает. Ряд андрогенов естественно возрастает в 5-6 раз и это нормально!!!! Да, я знаю, что вам врачи внушают совсем другую мысль – будто бы коварные андрогены так и норовят спровоцировать у вас выкидыш, и только чудесный «Дюфастон» с первых дней беременности спасет ваше дитё.

На самом деле выкидыши андрогены провоцируют в небольшом проценте случаев, а точнее в 5 – 7 (данные разные)….и то, зачастую, до этого у женщины имеются очень серьезные диагнозы типа «врожденной гиперплазии надпочечников».

Андрогены служат предшественниками гормонов фетоплацентарного комплекса, поэтому их даже опасно трогать во время беременности. Врачи старой школы, в этом смысле еще вреднее молодых, так как именно в СССР придумали понижать андрогены беременным.

Но некая грань между «надо понижать» и «не надо понижать», конечно, есть. И тут нужен хороший гинеколог – эндокринолог, распознающий, где она.

При повышенных андрогенах не показаны и не рекомендованы прогестероновые препараты!!!! Они не снижают андрогенную нагрузку, зато могут навредить.

«Дексаметазон», «Метипред», «Верошпирон», «Достинекс» — во всем мире запрещены во время беременности!!!!! В исключительных случаях– со 2 или 3-го триместра, когда органы уже заложились, риски очень тщательно взвешиваются.

Заблуждение № 2 — Чтобы сохранить ребенка, нужно принимать прогестероновые препараты

Нигде в мире кроме России и стран СНГ (возможно еще в каких-то отсталых) не применяют прогестероновые препараты во время беременности, особенно в период закладки органов – первый триместр. Собственно, нигде в мире беременность и не сохраняют, ибо от 70 до 80 % выкидышей происходит из-за генетических мутаций, а не по причине мифического дефицита прогестерона или воздействия андрогенов. Мутации могут быть вызваны массой факторов – любыми ЗППП и просто инфекциями, стрессами, лекарствами, перелетом.

Плохо это или хорошо – поддерживать беременность искусственно, вопрос сложный и спорный. Каждый, наверно, сам решает, потому что расхлебывать последствия ему, а не врачам. В любом случае, устроены мы все одинаково: ребенок никогда не будет благодарен родителям за свое рождение, зато может проникнуться ненавистью, если узнает, что болен он по их вине.

К слову, даже мне во время беременности сразу же, без всяких анализов назначали «Дюфастон»….таким образом, пришлом распрощаться с тремя клиниками и пятью врачами, пить я ничего не собиралась. Родила без проблем.

Заблуждение № 3 — «Дюфастон» и прочие его аналоги разрешены (или даже рекомендованы) во время беременности

Ответ логически вытекает из второго заблуждения. Думаю, что читательницы из России и стран СНГ удивятся, узнав, что в ряде стран гестагены запрещены во время беременности вообще и рекомендованы только у нас. Вы считаете, американцы глупее русских, не применяя «Дюфастон»?

Заблуждение № 4 — «Дюфастон» («Утрожестан» и пр.) хорошо исследован на отдаленные последствия

Независимых исследований данных препаратов по настоящее время нет, все существующие заказаны и оплачены производителями, что впрочем, и не скрывается. Этот факт смущает небольшое количество думающих врачей, которые до сих пор не назначают «Дюфастон» и прочие гестагены беременным (исключений два, о них ниже). Отдаленные последствия применения начинают исследоваться только сейчас.

Заблуждение № 5 - Назначение «Дюфастона» и его аналогов при миоме….

У все большего количества совсем юных девушек, еще ни разу не рожавших, находят миомы (увлечение солярием и Турциями не проходят даром)…и назначают «Дюфастон» для тех или иных целей.. Запомните, прогестероновые препараты запрещены при миоме, так как прогестерон такой же фактор ее роста, как и эстроген.

Чтобы не казалось, что препараты прогестерона это абсолютное зло, отмечу, что у них есть несколько серьезных показаний для периода беременности:

Наличие 2-3 самопроизвольных зафиксированных!!! выкидышей

и

Доказанная недостаточность лютеиновой фазы (НЛФ)

И вот тут-то как раз становится ясно — кто из врачей продался фарм-компаниям…По наблюдениям рядовых врачей, истинная недостаточность лютеиновой фазы встречается редко…И это не просто низкий прогестерон…Это многофакторная патология, следствием которой уже и является низкий уровень прогестерона. Нужно искать эти факторы и работать над ними.

Опрошенные мной врачи сошлись на цифрах от 5 до 10 процентов случаев беременностей с НЛФ… Один сказал, что за всю 15-летнюю практику у него было всего около 20 случаев с показаниями для однозначного назначения прогестеронов во время беременности….

Но, в интернете и на различных конференциях с 2000-годов начали озвучиваться другие данные, о почти 75 % НЛФ…И каждый раз «Дюфастон» или «Утрожестан» в контексте данных цифр преподносится прямо-таки волшебным средством, помогающим обреченным женщинам стать мамами….не странно ли?

Резюме:

В России очень мало хороших врачей гинекологов-эндокринологов, их единицы….На нас всех не хватает)) И чтобы не дать плохим врачам нам навредить, нужно повышать свой уровень знаний в вопросах гинекологии и эндокринологии. Врач — не божественное существо, он может быть и обыкновенным троечником, со скрипом окончившим институт.

«Дюфастон», «Утрожестан» и прочие гестагены можно применять по строжайшим показаниям, а в абсолютном большинстве случаев их нет.

Еще хочу поделиться с вами мыслями нашего педиатра. Наблюдая за детьми уже много лет, она заметила, что малыши из многодетных или небогатых семей, где рожали просто так, без гормональной подготовки, без сверхдиагностики и усиленного наблюдения у гинекологов, здоровее тех, кого сохраняли гормонами. Не зря же существует в медицине понятие «дети, которых сохраняли». В общем, есть над чем задуматься….

P/S

Дорогие девочки с коучинга, я немного разгребла завалы и начала работать с нормальной скоростью)) Наконец-то))

Всем, кому задолжала программы скоро их пришлю!) Спасибо за терпение))

источник
В начало страницы 
|
Перейти на форум:
Быстрый ответ
Чтобы писать на форуме, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь.