18+

 Добро пожаловать!

 Мы рады приветствовать Вас.  Зарегистрируйтесь и получите на свой e-mail письмо с инструкцией по активации учётной записи. Активируйте свою учётную запись и Вам станут доступны все функции сайта.  Вы сможете завести блог, загружать фотографии и общаться с друзьями.

 

Канадские рассказы

  
Кубок форумчанинаЛучший фотограф
Сообщений: 921
Проза жизни



И.Д.Степанов


Енот рулит…
Договор с енотом

Как-то в этом веке волю судьбы я попал в Канаду. А если точнее, то «на дачу» к моему другу Олегу. И остался там на продолжительное время один.
Русские, проживающие в Канаде, используют слово дача достаточно часто. Но эти дачи совсем не дачи в понимании жителей России. Тридцать четыре гектара земли, озеро с семью (если мне не изменяет память) островками. И пустота, почти полное отсутствие людей. Вернее в поле моей видимости была дорога, по которой порой кто-то проезжал на машине. Утром и в обед проезжала конная коляска. Да и сосед напротив, очень вдалеке периодически что-то делал.
Мне было совсем не одиноко. Толпы гусей деловито суетились на участке, хотя близко к себе не подпускали. Это были дикие гуси, которые, в отличии от «городских» канадских гусей ходили и оглядывались. И были весомые на это причины. Лисы, к примеру, или люди в ружьями. Лисы шлялись вокруг дома, ища пищевых отходов. Наблюдались ещё рядом бобры время от времени, суслики и другие непонятные животные. Стояла летняя пора. Трава зеленела на полях дачи и никто её не косил. А зачем?! Коров нет, коз нет, даже кроликов нет. И еноты не наблюдались.
День на третий моего одиночества приехал на тракторе Джон познакомиться и задать по-соседски пару вопросов. Его волновала трава, он готов был её покосить и забрать. А то некошеная трава – некрасиво. Понимая всю сельскую хитринку соседа, я не возражал. Ведь я видел у него коров и даже знал, что сено на полях не растёт. Только указал ему на необходимость ещё покосить всё аккуратно вокруг дома. И делать это регулярно. Для красоты. На том и сошлись, довольные друг другом. Я предложил ему пиво, благо что один из холодильников драгоценным Олегом был забит этим напитком. Другой же был полон продуктов питания. Но сосед как-то посмотрел грустно в сторону и сказал, что уже совсем не пьёт. И вздохнул.
Проблема пьянства в Канаде очень остра, хотя и не видна на улицах. Все пьют дома. Особенно сильно пьют в выходные. А пиво, порой даже на работе, в обед. Тоска знаете ли и скука, особенно в сельской местности. Но это проблемы канадцев.
Вернёмся к нашему Джону. Когда он смотрел в сторону, его взгляд упал на мою машину, с открытыми окнами – что бы сильно не нагревалась и с ключом в замке зажигания – что бы ключи от машины не искать по карманам. Он мне сказал, что надо закрыть машину и спрятать ключи. А то о придёт парень (guy, не надо путать с gay!). «Какой такой парень?»- поинтересовался я. Джон мне рассказал, что его все знают, по помойкам в городах ходят много, у него один такой весёлый живёт, но называть его нельзя – сразу прибежит. Мысли читает, очень умный. Я догадался, что речь идёт о еноте. Но уважая непьющего мужественного соседа не стал называть этого «гая». Только поинтересовался «Что плохого, если придет?!».И Джон поведал мне забавную историю про своего парня. Для ясности, пересказывая её, буду называть енота парень-енот.
Парень –енот поселился у Джона лет пять назад. И, в отличие от диких, «не городских» енотов проявил дружелюбие и компаньонские качества. Даже заходя в дом не пакостил никогда. Просто чудо какой енот! Ну и кормил его Джон хорошо, не провоцировал. Парень-енот ездил с Джоном на тракторе по полям .На грузовичке (очень многие имеют на северо-американском континенте грузовички мелкие), как пассажир. Очень ему нравилось кататься, да и Джону было веселее работать в сфере сельского хозяйства с таким парнем-енотом вместе. Но года два назад началось. Однажды, Джон был удивлен вечером, что за двигатель работает во дворе. Вышел – а там парень-енот на грузовике катается. Рулит достаточно уверено. Правда скорость невелика – до педали газа еноту очень трудно дотянутся. Но ручную автоматическую коробку передач легко освоил. И смешно, но и не очень. Через час только это всё удалось прекратить – енот покатался славно!
Машина не была побита и искорёжена, вернули на место. Забрали ключи у парня-енота и спрятали в бордачке автомобиля. Енот где-то спрятался, нос не показывал. Через два вечером всё повторилось снова. Забрали ключи, ещё лучше спрятали. Енот вообще перешёл на нелегальное положение. Невиден. Опять добыл через неделю ключи. Опять катался! Очень хорошо спрятали ключи. В доме пропали всё ключи – обнаружены в машине. Енот подбирал ключи, не подобрал.
Да и Джону грустно, уже почти месяц конфликт с парнем-енотом. А дружить с кем?! Начал всякие вкусняшки доставать, звать енота, уговаривать его не обижаться. Даже пообещал ему давать кататься иногда, но вместе с ним. Деревенский Джон, что тут скажешь… Ну через недельку вышел «из подполья» енот. Джон его тут же в машину потащил – кататься. Рулить давал, спать в машине разрешил – двери не запирал. Енот стал довольнее прежнего. Но, пришли соседи – енот машину угнал и катался. И не у одних , и порой машину слегка бьёт и царапает. А все претензии к Джону – он парня-енота рулить и ездить научил. Без прав! А это – незаконно! Хотя, в сельской местности ездят как попало и без прав очень часто. И дети. А что, парню-еноту нельзя?!
Короче говоря, лёгкий конфликт был со всеми соседями. Теперь они ходят и оглядываются, не забыли ли ключи в машине, не оставили ли их в бордачке или за щитком от солнца в машине?! Не видел ли кто, как они прячут ключи. Как гуси пугливые стали.
Парня-енота даже подозревают, что он читает мысли, где люди прячут ключи от машины. Да, парень-енот регулярно пытается подбирать ключи ко всем машинам, кроме грузовичка Джона. Там он просто живет. Катается на нём с Джоном. Джон с ним договорился. Джон парня-енота принимает таким какой он есть.
Я спрятал все ключи в доме. Запер машину. Когда прятал, оглядывался вокруг – не видит ли кто. У меня же договора с парнем-енотом нет. Приходится оглядываться…
Не знаю что и сказать. Или что-то не так с Джоном, или с людьми. Не умеем мы договариваться даже друг с другом, со своими кошками и собаками. Про парня-енота вообще молчу. Его ещё увидеть надо и уговорить договариваться.
Кубок форумчанинаЛучший фотограф
Сообщений: 921
Канадские рассказы
День бобра
Кровавые будни канадских бобров и выдр

Как-то в этом веке волею судьбы я очередной раз попал в Канаду. Мой друг Олег пригласил меня съёздить на его дачу. Его дача это тридцать четыре гектара земли, озеро с семью (если мне не изменяет память) островками. Зачем мы туда направились, я уже точно не помню, да и какая разница, главное - поехали.
Приехав, сразу взяли себе по банке пива и приступили к осмотру. С момента моего последнего посещения дачи Олега многое изменилось. В озеро он запустил то ли 500, то ли 1000, то ли ещё больше мальков форели. Строил новый второй дом. Дача развивалась.
Но были и некоторые проблемы. На озере жила прожорливая выдра, которая грозила самим фактом существования развитию популяции форели. Выдры много едят рыбы. Рыба форель – полезная. Выдры – вредные!
Бобры, в силу своих бобровых традиций, любят заболачивать территорию своего проживания. И срезают много хороших деревьев. В озеро впадал ручей и бобры на нём стали строить запруду. Вернее построили. И луг, чуть выше нового строящегося дома был предназначен бобрами к заболачиванию. А дом, соответственно, планировался к заболачиванию тоже. Вот такие простые, но коварные планы были у этих бобров. С чем Олег был категорически не согласен. Обнаружив бобровую запруду на ручье он её быстренько уничтожил.
Мы спокойно и деловито, чисто по-мужски, обсуждали эти проблемы,
тихонечко попивая пиво. Развили огонь на мангале и стали жарить и поедать сочные колбаски, не оставляя вниманием пивко. В результате обсуждения, было признано, что выдра осуществляет геноцид по отношению к форелевому населению озера. Никакой форели на неё не напасёшься! А это противоречит хозяйственным интересам Олега. Следовательно, выдру надо изгнать с территории или уничтожить! Попугать как минимум! Тут выдра, словно дразня нас, появилась на поверхности озера и стала с любопытством нас разглядывать. Типа, а это что за пришлые?! Что надо?!
Мы не вынесли столь наглого поведения и затеяли карательную экспедицию. Решено было найти и уничтожить дом выдры, а если она будет против, то пристрелить и хозяйку! Были вынуты два ружья, причём одно из них со снайперским прицелом. Патроны и каноэ из сарая. Будучи уже хорошо нагруженными колбасками и пивом мы погрузились в каноэ и отправились к острову, где по наблюдениям Олега у выдры был дом. Выгрузившись на домашнем острове выдры мы обшарили его, но дома не обнаружили. И вход в него под водой у острова тоже. Ровный чистый светлый песочек окружал островок. Разрушить дом не получилось, по причине его отсутствия. Да и выдра не показывалась на поверхности озера.
Вернулись на « большую землю», взяли ещё по банке пива, и приступили к плану «Б». Удобно устроившись на стульях, стали выцеливать эту безобразницу. Через полчаса выдра любопытствуя выглянула из воды. Мы патронов не жалели! Канонада из выстрелов, азарт первобытных убийц!
Изрядно постреляв, Олег сказал, что он видел, как я в неё попал и убил! Я не радуюсь убивая кого-то, но и не расстраиваюсь. Убил, так убил. Завтра и меня кто-нибудь убьёт, если зазеваюсь. Такова жизнь. Отметив решение этой проблемы пивом и колбасками, мы пошли рассматривать строящийся дом. И, о ужас, обнаружили восстановленную бобрами плотину. Разгорячённые недавним убийством выдры захотели ещё крови. Тотальное изничтожение вредных бобров было признано благим делом. С было решено, что Олег будет мирно сидеть в засаде с пивом и ружьём, дожидаясь когда чуткие бобры придут восстанавливать опять разрушенную плотину. А я пойду вокруг озера. Последовательно стреляя во всех встреченных бобров. Так как почему-то я был признан хорошим загонщиком бобров и убийцей в ближнем бою с бобрами.
Мужики решили – мужики сделали! Маршрут вокруг озера тихим шагом, периодические засады, стрельба в бобров, заход к их домикам с подветренной стороны и прочие охотничьи игры заняли у меня около трёх часов. Попасть в бобра, особенно в воде, не так то и просто. Я старался, ох как старался! Но, честно говоря, ни разу не попал. Решил врать Олегу, иначе как можно! Три часа без единого крупного убийства?! Комары были убиты, но это мелкое, не значительное убийство. А после убийства выдры хотелось записать на свой счёт ещё и убийство бобра. Тотальное истребление нескольких бобровых семей это конечно перебор, но один убитый и утонувший в болоте бобёр - это хорошо! Так и решил говорить.
Обойдя озеро, вышел к ручью. На стул, обнявшись с ружьём, мирно спал Олег. Я не стал его будить, пошел на террасу дома, взял баночку пива и стал любоваться закатом. Было хорошо и спокойно. Скоро пришёл Олег, поинтересовался моей охотой. Я рассказал о кровавом убийстве бобра и жуткой глубине болота. Предложил завтра пойти его доставать, дохлого. И чучело сделать. Поинтересовался, успехами Олега. Он мне ответил, что не выходили бобры, боялись. Утомлённые мы легли спать.
Сон алкоголика короток и тревожен. Рано утром я вышел на улицу. В озере мирно плескалась выдра. Плотина бобров стояла и выполняла свои функции. «Слава богу, никого не убили»- мелькнула обычная, традиционная после всех моих не слишком многочисленных охот мысль.
Олег скоро тоже проснулся. Слегка позавтракав, мы убрали каноэ в сарай, прибрали в доме, собрали наш мусор и поехали в Торонто. А жизнь на даче потекла своим чередом и порядком.
Кубок форумчанинаЛучший фотограф
Сообщений: 921
Канадские рассказы.
Большой сильный слабый мужчина.

Как-то в этом веке волею судьбы я попал в Канаду. Был в гостях у моих друзей. Услышал шум в зале. Вышел и увидал крепкого сильно возбуждённого мужчину, который ругался матом без пауз и остановок. Постепенно он более-менее успокоился, но лицо его об этом не говорило. Он был почти без лица.
Звали его Сергей, он был из Москвы, но на постоянном месте жительства со свое семьёй в Канаде. Полу-олигарх, как сказали потом мои друзья, выглядел совсем разбитым, растоптанным и униженным. Ему надо было выговориться, его руки дрожали, он с трудом пил чай. И рассказывал мне свою, но, в общем-то типичную для Канады, историю. В лихие девяностые он бился за благосостояние, как и миллионы сограждан бывшего Советского Союза. Не был убит, преуспел, заработал массу денег. Но не было на родине покоя – страшно боялся за жизнь своей семьи, и, как многие тогда, стал искать безопасную территорию для проживания семьи.
За себя он вообще не переживал – чему быть, того не миновать. Пожил и славно поохотился. Когда он говорил про прошлое, я видел в нем сильного, жёсткого, опасного и уверенного в себе человека. Все сделал как задумал, деньги везде ценятся. Особенно большие. Дом стоил больше миллиона, был в престижной Авроре. Жена ездила на Хаммере, что считается некоторым выпендрёжем в Канаде, он – на скромном Лексусе. Дом был полностью выкуплен. Что для Канады тоже редкость. Дочери было около десяти лет, и она училась в престижной закрытой частной школе. Жена, от нечего делать, выучилась на риелтора и не особо активно, но достаточно успешно зарабатывала себе на булавки. Её английский был очень хорош. В случае чего могла вполне обеспечить себя и дочь, а случается разное…
Бизнес его был в России, о таком бизнесе как в России, можно было в Канаде только мечтать. Сергей часто бывал в Москве по делам бизнеса, поэтому ему не получилось пока получить гражданство, а жена и дочь уже были гражданами Канады. Местные фишки, обычаи и законы канадской жизни им были хорошо известны.
Однажды, неожиданно он приехал домой из США, где был по делам.
Жену дома застал с молодым любовником, парнем лет двадцати. Картина маслом, реакция спонтанная и бурная.
Полиция, возмущение, камера, адвокаты, суд. Запрет подходить ближе, чем на 50 метров к жене, огромный денежный штраф. Объяснение, которое он так и не понял до конца. Брак – это бизнес проект. Жена – свободный человек, имеет право спать, где хочет и с кем хочет. А он обязан делится с ней 70 процентами всех доходов ( с ней и дочерью). Жена его просто не может жить хуже, чем жили раньше – это коренное нарушение прав жены и ребёнка. Если его не устраивает бизнес-проект «семья», то он может выйти из него. Дорого конечно, но не в этом беда. Так как он редко бывает в стране (Канада), то ребенок однозначно остается с женой. Более того, он лишится возможности посещать в будущем Канаду, так как было преступление закона, да и Канада в таких как он не заинтересована. Адвокаты предупредили, что и в настоящий момент, до получения гражданства, ему лучше не выезжать с территории Канады.
Девочка его и дома предпочитала говорить по-английски. С женой с тех пор он говорил по телефону. Снял себе жильё, дочь его почти все время жила в школе, встречаться с ней без разрешения жены, было запрещено. Через пол-года через суд он добился разрешения два воскресения в месяц видеть дочь.
Шёл уже второй год, его безвылазного пребывания в Канаде. Бизнес в России стремительно таял, нервы были на пределе, до гражданства оставалось ещё года два.
Сегодня он приехал за дочерью, по телефону жена не отвечала. Он вышел из машины, стал кричать, звать дочь и жену. Стал кричать громче, стучать и звонить в дверь. Чуткие соседи позвонили в полицию. Приехали три полицейских машины, и он перестал кричать. Ему объяснили, что кричать на частной территории и стучать в дверь нехорошо. На все его попытки объяснить, что это его дом, ему, проверив базы данных было разъяснено, что это совместная собственность с женой, и против него есть предписание, не подходить ближе 50 метров жене. Если он не хочет быть арестованным, за нарушение решения суда, ему необходимо немедленно покинуть парковку (Driveway) и сесть в собственную машину. Так как если подобное его противоправное поведение повторится, то его арестуют и у него будет очередная криминальная запись в деле, с которой он никогда он не получит гражданства.
Полицейские были вежливы, улыбались. Все их действия и действия Сергея писались на камеру. Все информация о нём была в их файлах. Они говорили правду. Один, уже не на камеру подошел, к сидящему уже в машине Сергею и сказал, что он ему сочувствует как мужчине, но это закон. Говоря это, полицейский был грустен и тих. Сергей завел машину и поехал прочь из счастливой авроры в Ричмонд Хил. До ближайших русских знакомых мужиков. Всю поездку его руки тряслись. Только минут пятнадцать мата в дружеской родной русской обстановки восстановили его способность говорить. Но тремор не проходил.
В Канаде даже русские меньше лезут в дела друг друга. И никто не хочет никому давать советы. Стиль мышления и жизни меняется. Я поинтересовался. Что он собирается делать?! «Убью!»- прошипел Сергей.
«Кого, себя?! Смысл?!»- ответил я. И тут он зарыдал…
Плакал он недолго, но руки перестали трястись. Я сказал, что если он хочет жить, то я ему дам один совет. Я был в подобной ситуации. Совет был прост и жёсток.
Признать, что тут проиграл, впервые, наверное. Канада – не его территория. Но он не проиграл ещё ВСЮ жизнь. А только этот период. Поехать в Россию. Родить, как минимум, двух русских детей. Он симпатичный сильный мужчина. В России есть русские по менталитету женщины. И пусть они живут в России, учатся в обычной школе, живут среди людей, а не на Рублёвке. Не бояться за них, пусть разделят судьбу страны, народа, судьбу их отца и матери. На своей земле.
Он ничего мне не ответил, уехал. Но сейчас у него трое детей, он любит их мать. Живут в России.
Кубок форумчанинаЛучший фотограф
Сообщений: 921
Канадские рассказы. Дикие румыны.
Монреаль канадиенс – чемпион!

Как-то хмурой поздней осенью я в очередной раз приехал в Монреаль из Торонто на машине. Я всегда любил Монреаль за его странность, порой не ухоженность и какую-ту не свойственную северо-американскому континенту безалаберность. В Торонто мне было тупо скучно, от размеренности англо-саксонского образа жизни я уставал. Тогда садился за руль. Пятьсот пятьдесят километров от Торонто до Монреаля я проезжал на одном дыхании, практически не уставая, предвкушая «вечный праздник жизни в центре Монреаля». Побыв некоторое время в Монреале, я начинал скучать на этом празднике жизни и порой, неожиданно даже для себя, утром садился за руль, а к вечеру был уже в порядочном и скучном для меня Торонто. Так порой приятно поскучать в городе, где не валяются окурки на улице.
Из знакомых друзей-товарищей в Монреале в те времена у меня был только румын Алекс. Я ему как-то помог, когда он жил со своей гёл-френд в Торонто. Вернее разошёлся с ней. Бескорыстно, по доброте душевной, приютил бездомного эмоционального румына у себя. Не было добра в моём поступке абсолютно никакого, просто скучающий русский наблюдал за забавными страстями и переживаниями несчастного румына. Так они наверно выглядели под Сталинградом во время войны, когда их били наши отцы и деды. Несчастные, потерянные и, не побоюсь этого слова, жалкие. Торонто убивал румына на моих глазах. Всё время слышал от него, что нет тут жизни, жизнь – только в Монреале. В конечном итоге он меня и заманил в этот самый Монреаль. В Монреале, по большому счёту, жизни тоже не было. Но был «праздник жизни», имитация жизни в не самом плохом её проявлении. Бесконечная череда фестивалей, пьяные местные, несколько проституток на центральной улице города и пара-тройка нищих, нищих по понятиям, гордых от осознания своей значимости в качестве достопримечательности славного города Монреаля.
Приехав к Алексу, я застал там шумную толпу румын. Славные дети своего народа они обсуждали, как им провести вечер пятницы. Прибытие русского друга Алекса на машине их сильно обрадовало. Алекс сказал, что покажет мне крутой спортивный бар, где девочки иногда от эмоций оголяют свою грудь. Это вызывает всеобщий восторг, он в прошлую пятницу там был и мне совершенно необходимо там побывать, что бы окончательно понять, что в Торонто жизни нет! Я не возражал и машину забили полупьяные румыны. Мы поехали в центр города.
Парковка в Монреале это особое искусство. Бюджет города получает около 30 процентов от штрафов за неправильно припаркованные автомобили. Там есть много хитростей, начиная от надписей только на французском языке и заканчивая тем, что иногда нельзя парковаться только час, а иногда можно парковаться только час. Дни недели помноженные на часы парковки, на табличках с сокращением названий этих самых дней недели создают специальную путаницу. Даже местные порой ошибаются. А все неграмотные во французском языке товарищи разных племён и народов существенно наполняют бюджет славного города Монреаля.
Румыны знали место бесплатной парковки в самом центре. Они мне гарантировали, что мы бесплатно припаркуемся. Иначе, как грозно заявил я, за парковку платить будут румыны. Румыны платить категорически не хотели. Мы наматывали уже третий круг по самому центру, забитому в этот час людьми и машинами. Проблема нахождения свободного бесплатного места меня стала уже слегка раздражать. Румыны же были спокойны, едут же на машине! И, о чудо, местечко нашлось! Я втиснулся между двух машин, почти соприкасаясь с ними.
Все пять румын вылезли из машины и вытащили свои пакеты. Да, на заднем сидении их было набито 4 человека. Очень хотели ехать не на общественным транспортом. Мы направились в бар.
А по улицам Монреаля шла грозная толпа болельщиков «Монреаль канадиенс», хоккейной команды, гордости Монреаля. Фанаты что-то грозно орали, размахивали флагами. Были хмуры и злы. Румыны мне сказали, что только что «Монреаль канадиенс» проиграла «Торонто мэпл ливз» у себя дома. Команда из Торонто выиграла с крайне несправедливым счётом 1-0 и болельщики очень сильно ненавидят это самое «Торонто» и обещают страшно отомстить.
Мне стало несколько не по себе. На пути этой орды «монреальских канадцев» стоял мой автомобиль! И его номер был «торонтийский»! Франко-фонам ничего не стоило отомстить страшно прямо сейчас англо-саксам, разбив фару, стекло, поцарапав краску…. А я русский, я ни при чем! Хотя Овечкин играл за Монреаль, но спорт остаётся спортом! Толпе ничего не объяснишь. Можно пострадать и самому.
Румыны затянули меня в бар. Мне было неспокойно. Спортивный бар был как спортивный бар. В меру большой, слегка пыльный, но вполне уютный. Нам отвели на шестерых небольшой столик. Заказали два кувшина пива. Один мне и Алексу, другой четвёрке румын, для отвода глаз. Оказалось, что румыны притащили с собой 8 литров вина в бутылках из под кока-колы. Румыны нашли где-то источник дешёвого вина в вёдрах по 20 литров. Разливали его по пластиковым бутылкам и продавали друг другу. Праздник румынской жизни. В Торонто, цена за один литр вина в стеклянных бутылках начиналась от 20 долларов, в Монреале я находил и за 12 долларов, но это в магазинах. У румын же вино было всего по 4 доллара за литр! Полутора литровый кувшин с пивом стоил 9 долларов пятьдесят центов. А пол литровая банка-бутылка пива в магазине стоила от 2 долларов 15 центов. Так что румыны собирались насмерть упиться вином, слегка запивая его пивом.
Алекс и я, кроме того что сидели на передних сидениях в автомобиле, ещё и не хотели мешать вино с пивом. Я что-то заказал ещё из еды, а румыны в своём большинстве начали пить, особенно не стесняясь. На экранах повторялся злополучный хоккейный матч. В бар заходили и там оставались болельщики обеих команд. Почитателей Торонто сажали справа от нас, Монреаля – слева. Румыны и я находились между ними, в самом центре бара.
Английская речь была радостная, громкая. Шумные повторные переживания интересных моментов прошедшего матчи заполняли весь бар. Монреальская сторона превосходила по численности торонтийскую в три раза, но вела себя сдержано и печально, но гордо. Напряжение нарастало. Развязность поведения англо-саксов меня удивляла. Я неоднократно бывал в Торонто в подобных местах. Но там такого не наблюдалось! Как будто бы все сдерживающие факторы были сняты и пьянка на выезде была их бенефисом. Тем более, был реальный спортивный повод для утверждения своего англо-саксонского превосходства. Франко-фоны терпели унижение и мрачнели прямо на глазах. А румыны радостно пили, говоря между собой по-румынски. Румынам было хорошо. Мне не очень. Ситуация в баре мне не нравилась, румыны не понимали ни слова по-английски, а слова были как-то не очень дружественные, а румынам было хорошо! Алекс все понимал и по-английски и по-французски. Ему ситуация тоже не очень нравилась. Если будет драка, то место расположения нашего столика самое неудачное. Алекс сепаратно от других румын попросил меня на английском шёпотом вытащить его и бежать вместе, не бросать бедного румына Алекса в предстоящую мясорубку в баре. Плевать ему на румынских товарищей- пьяниц, он же мой друг. Я заверил его в том, что русские своих не бросают. При этом добавил, что побить англо-саксов совместно с франко-фонами не откажусь. Алекс мрачнел.
В силу большого распространения пьянства в Монреале, и как следствие, безответственности посетителей, для исключения споров о количестве выпитого, алкоголь оплачивался сразу, а за пищу платили потом, покидая кафе или бар. В Торонто не было такого обычая.
К нам подошел лидер фанатов «Монреаля» и о чём-то поговорил с Алексом на французском. Алекс помрачнел, румыны же радостно заверещали. Пригласили официантку, достали деньги, стали приносить на наш столик много кувшинов с пивом. Румыны их хватали и тащили к англо-саксам без комментариев. Алекс не знал что делать.
Оказывается, монреальцы придумали как наехать на болельщиков из Торонто. Они посылали пиво, каждому по кувшину, что бы англо-саксонские свиньи наконец напились прекрасного пива в Монреале и уехали к себе домой. «Кошон» звучало раз пять во время разговора, я слышал сам. Алекс боялся передавать эти слова, но нам всем тоже проставляли пиво бесплатно, за это поручение. А румыны уже радостно разносили это пиво сильно напрягшимся фанатам «Торонто». Выругавшись, я пошел сам к этим ребятам.
Поприветствовал их, поздравил с победой, сказал, что сам из Торонто и не понимаю эту французскую трескотню. Но мой друг румын понимает и передал мне все, что затеяли эти французики. Они вас поздравляют с победой и предлагают выпить за русского хоккеиста, что играл за «Торонто» в том матче и забил им гол. Но говорят, что без русских вы бы не выиграли. И ещё, в их коварных планах напоить вас так, что бы вы падали и выглядели как свиньи. Доказать, что пить вы не умеете, и играют за вас русские. Их больше, и денег на выпивку для вас у них, по их мнению, больше. Такой вот коварный план.
Возмущённый франко-фон очень громко произносил слово свинья по-французски, а в школах Торонто изучают второй государственный язык французский. Так же как в школах Монреаля изучают второй государственный – английский. Так что слово «свинья» должно быть знакомо всем. И я его слышал, даже говоря с торонтийцами. А это могло плохо кончится.
Я предложил им свой коварный план. Этот план опирался на мнение, что англо-саксы сильнее в выпивке всех остальных народов. Предлагал выставить своё условие пития франко-фонского пива. Каждому французу – по кувшину. И пусть пьют за Овечкина! Он же не смог в этой игре обыграть «Торонто»! Пусть всё время вспоминают об этом. И кто первый бросит пить – тот проиграл, тот слабак, кашён, пиг, швайн, свинья.
Принесли деньги на наш стол от торонтийцев. Румыны опять забегали, разнося пиво монреальцам. Алекс объяснился с лидером франко-фонов, рассказав об ответных идеях англо-саксов. Идея кто-кого перепьёт понравилась. И закипела реальная битва. Все пили, демонстративно выставляя пустые кувшины. «Овечкин!», «Рашен плейерс!», «Овечкин!» - раздавалось вокруг нас. Владельцы бара были счастливы, румыны тоже. Они оставили в покое свои пластиковые бутылки и спокойно пили пиво.
Очередной рукопашной битвы между франко-фонами и англо-саксами удалось пока избежать. Благодаря румынам и их любви к выпивке. При посредничестве русских. Но ночь только наступала. И зима была близко.
Кубок форумчанинаЛучший фотограф
Сообщений: 921
Канадские рассказы. Дикие румыны бьют машины!

Я тихо сидел и пил пиво. Дело происходило все в том же Монреале, всё в том же спортивном баре. Продолжалась все та же ночь, после проигрыша хоккейной команды «Монреаль канадиенс» у себя дома «Торонто мэпл ливз». Только день был уже другой. Два часа ночи.
Я хорошо наелся и напился. В баре не происходило ничего интересного и я захотел ехать спать. Румыны были против, отдых только начинался! Но когда у них появился выбор остаться или ехать на машине со мной, они выбрали машину.
Расплатились, вышили на улицу. Подошли к машине. За время нахождения в баре ничего почти не изменилось. Так же много людей, ещё больше едущих машин. Только моя машина была зажата с двух сторон двумя другими. Расстояние между бамперами было не более сантиметра. Я, пользуясь парижским и канарским опытом расталкивания машин спокойно сел за руль и помаленьку стал расталкивать зажавшие мою машину транспортные средства.
Выбежал какой-то итальянец, стал что-то кричать. Его тут же окружили румыны и стали на него тоже что-то кричать. Шум и гвалт стоял невозможный. Я деловито отодвигал «вражеские» машины сантиметр за сантиметром, пока не добился расстояния, достаточного для выезда на дорогу. Алекс сказал, что итальянец звонит в полицию потому что «румыны бьют машины». Я сказал, что подожду полицию.
Полицию в Канаде вызывают по любому поводу. Обычно полиция корректна, приезжает за 2-3 минуты и реально помогает избежать больших конфликтов. Прошло минут пять. Все устали орать, румыны залезли в машину и требовали, что бы мы ехали. Итальянец всё время звонил куда-то по телефону. Я ещё подождал минут десять. Ну не бывает так, что бы полиция целых 15 минут не приезжала! Может Алекс всё не так понял?! И я тронулся и поехал вперёд по улице. Поехал – это грозно сказано. Пробка еле ползла – а было полтретьего ночи! Проехали метров сто.
И тут в зеркало заднего вида я увидел мигалки и услышал вой сирен. Сквозь пробки продирались три полицейские машины. Я спокойно остановился, включил аварийную сигнализацию, выключил двигатель, открыл окна, разместил под лобовым стеклом перед собой документы на машину и водительское удостоверение, положил руки на руль, натянул на лицо улыбку и ждал явление полиции. Я полностью выполнил все необходимые действия, что бы с испугу меня не застрелили полицейские. Как принято поступать в среде полиции в США, пугаться и стрелять на поражение! На всякий случай. Встреч с полицией в Канаде у меня ещё не было. Тем более, что это была не канадская полиция, а квебекская. В провинции Квебек давно сильны сепаратистские настроения. Они и полицию свою, а не канадскую имеют. Полицейские у них стройные, рослые и красивые, все говорят на двух языках – французском и английском. Специально так подбирают.
Минут через десять полиция наконец догнала нас. При виде полицейских все румыны, кроме одного, выскочили из машины, стали что-то громко орать и размахивать руками. А один румын очень тихо сидел в машине, почти как я. С румынами беседовали четыре полицейских офицера, двое занялись мной. Посмотрели документы, загнали данные в компьютер. Согласно компьютеру, я был добропорядочный человек, приводов в полиции не имел, дорожных происшествий тоже. Полицейские чуть-чуть расслабились и убрали руки от оружия. И то прогресс!
-Почему покинули место инцидента? - задал мне вопрос офицер.
- Где вы ездите час! Нас могли убить! Вас не было целый час! – заорал неожиданно сзади мой тихий румын.
Не обращая на него внимания, продолжая улыбаться, я повел сам беседу.
-Я ждал вас пятнадцать минут. В Торонто полиция приезжает в течении пяти минут. Решил, что это шутка о вызове полиции. Я же не могу всю ночь не спать. Вот и поехал отдыхать.
-Вы пили?
-Да, конечно. Около литра пива за вечер.
Категория моих прав провинции Онтарио позволяла мне водить транспортные средства до 11 тонн по хайвэю в пьяном виде. Пить можно, врать полиции нельзя! Это уже правонарушение. Такие вот обычаи в провинции Онтарио.
Тут опять влез в беседу «тихий» румын.
-Не пили мы, трезвы! Мы совсем не пьём! – орал он у моего уха, жутко разя смесью пива и вина.
Полицейский не обращал на него никакого внимания. Румыны на улице продолжали орать, беседуя с полицейскими. Я опасался за их судьбу.
-Ребята выпили много, но они не за рулём. Перенервничали, беседуя с итальянцем. Он очень орал на них.
Полицейский улыбнулся. Потом попросил меня оставаться на месте, отдал права и документы на машину. Вся компания румын и полицейских пошла смотреть побитые машины. Пробка на улице скопилась ужасная, на несколько километров. Люди бибикали и выходили из машин. Цветомузыка от трёх полицейских машин Вскоре они вернулись, не найдя никаких повреждений и царапин на бамперах растолканных мною машин.
-Вы поступили неправильно, толкая чужую собственность в виде машины.- сказал мне полицейский, - Но так как последствий нет никаких, то удачного вечера. Вы свободны.
-Я поступал, как принято в Париже, Риме, Испании. Иначе не припарковаться, не выехать с парковки там невозможно. Как правильно решать подобную ситуацию в Канаде, в Монреале?
- Они ущемили право пользоваться вашей машиной. Надо было вызвать полицию. Мы бы зафиксировали это, вызвали эвакуатор, увезли бы обе машины нарушительницы. И вы бы спокойно выехали. И у нас бы была зафиксирована помощь вам, и ребята на эвакуации машин бы заработали, и владельцев машин мы бы оштрафовали. Сплошная польза. А так, ложный вызов. «Румыны бьют машины».- Вздохнул улыбающийся полицейский.- Надо заботиться и о других. Хорошего отдыха в провинции Квебек!
Румыны привычно набились в машину и мы поехали.
-Зачем врать, что мы не пили?! Зачем врать, что час ждали?! Пить мне за рулём можно, врать же о том, что не пил полицейскому – правонарушение!- Высказал я Алексу, моему другу. – И что этот сидел в машине и орал мне в ухо?! - указал я на «тихого» румына.
-Иван, в провинции Квебек запрещено ездить пьяными за рулём! Все врут, полиция знает это. Все ночью ездят пьяные. Но полиция не может рушить бизнес.
-Совсем нельзя пить?! - Удивился я. - Прямо как в России.
-Если человек не может ехать по дороге, вихляет, выезжает на встречную полосу, когда сильно пьяный, только тогда полиция забирает его машину эвакуатором, а его отвозят домой. Оформляют, что ему стало плохо. Если нет аварий. В Квебеке полицейские не как в Онтарио. Они заботятся о пьяном человеке. – так говорил Алекс.
- В Торонто нельзя иметь никакой алкоголь в салоне автомашине, ни открытый, ни в запечатанной бутылке. Только в багажнике разрешена перевозка. Штраф в случае нарушения пятьсот долларов.– Щедро делился я познаниями о нравах и законах Онтарио с Алексом.
-В Квебеке тоже самое. Вот он и сидел тихо в машине с вином в салоне. Следил, что бы не забрали полицейские и не пролилось. В случае чего сказал бы, что ты не знаешь что у него в пакете. Ты же не должен за наша пьянство и незаконное поведение платить штраф в 500 долларов.
Я был поражён благородством диких румын. Не просто так они православные! Не просто так у них румынское слово «да» значит русское «да». Хотя и румынское слово «пи.да» тоже значит, что и русское «пи..да». Какое совпадение более важно в культурологическом плане?! Какое из этих слов оказало большее влияние на сознание румынского народа?!
Добрались до дома. Я лег спать, румыны отправились догуливать славную ночь в ближайший бар в ста метрах от дома. Больше с румынами я никуда и никогда развлекаться не ходил.
Кубок форумчанинаЛучший фотограф
Сообщений: 921
15.ПФ.02

Последний рейса. Наползающая тьма.
Эйяфьядлайёкюдль. Экипаж -1.

Канадские рассказы.

Стоял апрель 2010 года. Я подыскивал оптимальный маршрут, чтобы добраться из канадского города Торонто в российский город Москва. Аэрофлот в те времена не летал туда, компания Трансаэро летала в Монреаль и драла безумные деньги за свои услуги. Самый дешёвый маршрут противной авиакомпанией Dеlta с стюардессами–старушками мне тоже не подходил. Я собирался тащить с собой через океан «всё, что нажито непосильным трудом». А это было два чемодана общим весом 40 килограммов. А до Нью-Йорка надо было ещё долететь или доехать. Бесплатно же на внутренних авиалиниях такие тяжести не возили, а в некоторые самолёты, в том числе в самый дешёвый и удобный, авиакомпании JetBlue Airways, точно бы не пустили, даже за деньги, с таким грузом. British airways я ненавидел, и было за что. А мне надо было пересечь Атлантический океан. Из приемлемых по цене оставалось лишь Air Canada, хотя все, кто пользовался её услугами однозначно называли её «помойкой». Ну, не хуже же, чем Dеlta! Потерплю семь часов. Но до какого пункта, терпеть я решал с трудом.
Было два варианта: либо терпеть до Цюриха, и там ещё почти сутки ждать стыковочного рейса, либо до Рима, но там бежать бегом на самолёт Alitalia, так как промежуток между прилётом и вылетом составлял всего три часа. А это было довольно-таки рискованно. Но я решил взять с собой минимум ручной клади, досмотр которой и занимал значительное время. В дополнение к выбору итальянского варианта было и то, что римский аэропорт мне был хорошо знаком и здоровый «пофигизм» итальянцев позволял залезть в самолёт чуть ли не на полосе руления. А багаж итальянцы могли потерять при любых условиях, но потом обычно находили и присылали. Они же не англичане из Хитроу, чтобы уничтожать потерянный багаж пассажиров, они нормальные, хоть и ленивые. А дохнуть от скуки в деревне под названием «Швейцария» целые сутки мне очень не хотелось.
Так и было решено. Пятнадцатого апреля 2010 года я регистрировался на рейс Air Canada, при этом поганцы всё-таки умудрились взять с меня немного денег, за негабаритный (+1,5 см) по трём измерениям груз. Я им это простил, это – мелкие пакости! В принципе, я был доволен. В аэропорту массово отменяли рейсы British airways, мне было приятно – они несли финансовые потери. Но, я получу полное удовлетворение только, когда эта компания прекратит своё существование и разорится. Вообще всё северо-восточное трансатлантическое направление почему-то отменяла свои рейсы. Но это – их дело. В Гренландию или Исландию мне лететь было абсолютно не нужно.
Залезли в самолёт. Публика была вполне нормальная, не индусы или пакистанцы. И даже не ортодоксальные евреи или хасиды. Запах в самолёте был хороший. Весёлый командир корабля радостно объявил, что он улетает в Европу. Пусть он запомнится всем пассажирам, как просто «кэп». И, скорее всего, кэп надолго останется в Риме и его окрестностях. Что его радует, так как он собирается жить в Европе на всём готовом и любить прекрасных женщин. Шутливый тон командира нам давал понять, что мы уже почти вне пуританского Североамериканского континента, что вызвало радость у значительного количества пассажиров самолёта. Много, очень много из них были итальянцами. Когда всё эти, а может и ещё какие-то дополнительные слова он произнёс на итальянском, часть пассажиров зарыдала от смеха. Я спросил молодого соседа, ржущего в голос, о чём пошутил «кэп». Оказывается, он рассказал, что его старуха жена с пятью её детьми теперь не сможет помешать ему наслаждаться с молоденькими римскими девочками и смотреть прекрасный итальянский футбол. И что его экипаж настолько неразвит, что ни слова не понимает по-итальянски, и за это будут страдать в самой прекрасной стране мира – Италии. Это, с точки зрения канадской толерантности, был полный беспредел. Я уже не жалел о том, что заплатил за багаж, такое шоу трудно увидеть в Северной Америке. Жалел только, что не записал его слова на телефон. Да и никто не записал, кто же такого ожидал от кэпа самолёта?!
Взлетели нормально, слегка резко, но от такого командира самолёта ждать другого и не приходилось. Когда набрали высоту, кэп нас порадовал ещё. Он гордо заявил, что наш самолёт – последний в Европу. Больше в Европу из Америки уже никто не полетит в ближайшее время. И он надеется, что вообще летать на планете Земля самолёты перестанут. Air Canada будет по контракту платить огромные деньги ему и всему его счастливому экипажу, который останется жить в Риме. Вообще, он надеется, что Air Canada разорится, тогда он сможет долго не работать. Похвалил профсоюзы авиакомпании, которые имеют прекрасный контракт с авиакомпанией, по которому очень выгодно не работать. Заявил, что уже бросил работать, и самолёт теперь ведёт автопилот, а он пьёт кофе. А сигару будет увы курить только на земле. Вообще болтал много, на двух языках. И, крайне возбуждённо. Это слегка меня насторожило. Редко встретишь столь болтливого лётчика. Они обычно самолётами управляют, им не до пустой болтовни.
Все хорошо поели и стали засыпать после обеда, и кэп замолчал. Поспав стали есть и готовится к скорому приземлению. Тут раздался опять весёлый голос, который проникновенно сообщил, что из-за облака пепла одного вулкана, название которого он никогда не посмеет назвать, лететь придётся на два с половиной часа дольше. Даже над Африкой. Потом перешёл на итальянский, часть итальянцев опять заржала, в основном это были мужчины. На мой вопросительный взгляд, сосед ответил, что если кто хочет полакомиться шоколадом, то он может предоставить мужчинам и женщинам такую возможность. Сядет где-нибудь, у него есть полномочия. На мой очередной вопросительный взгляд со вздохом молодой итальянец пояснил, что речь идёт о секс-туризме с неграми. Нагло так и сказал, с неграми! А это же территория Канады, самолёт то канадский! Надо правильно говорить с афро - африканцами. Я так и сказал соседу, ему понравилась моя мысль, он опять заржал и поделился по-итальянски моим высказыванием с другими соплеменниками. Раздались овации и кто-то даже прокричал что –то типа «браво русо».
Потом голос кэпа стал скорбным. Он траурно объявил, что зная о маршруте полёта заранее он приказал оставить весь наш багаж в несчастной Канаде, которая, по его мнению будет погребена под слоем пепла. Его привезут потом на кораблях, за счёт авиакомпании. Но он очень умно взял на борт очень много топлива, без которого мы бы уже давно упали в океан и конечно же не утонули, потому что он очень хорошо умеет сажать самолёт прямо на воду. Скучным голосом сообщил о температуре воды в океане и прочитал обычную историю о правильном использовании спасательного жилета, которую уже читали перед началом полёта. Потом спросил, показывали ли нам стюардессы, как правильно это делать? Потом перешёл на итальянский, и понимающие язык стали сильно смеяться. Оказывается, он рассказывал, как красиво показывают одевание спасательного жилета стюардессы его экипажа, когда они голые. Все спали сильно смотреть на стюардесс, представляя это, а те почему-то стали краснеть, но улыбались. Может быть, они немного понимали по-итальянски? А может, просто слышали свои имена в итальянской речи и что-то подозревали?
Сосед сказал, что кэп описал не только каждую в голом виде со всех сторон, но много говорил и о позах, в которых с ними особо приятно иметь дело, и особенностях оргазма каждой. Даже с моей точки зрения, это было слишком. Похоже было, что пилот уже точно наговорил на увольнение с работы и судебное преследование с канадской точки зрения на правосудие. И религиозный экстремизм и ещё много чего он однозначно нарушил. Это меня ещё больше насторожило. Ну не мог я поверить, что человек в нормальном состоянии имеющий канадское гражданство будет себя вести! Ведь все разговоры экипажа записываются авиакомпанией.
Но другое меня беспокоило больше, чем психическое состояние пилота. Он объявил уже о времени посадки, и тридцать минут оставалось до взлёта моего второго самолёта. Я подозвал стюардессу и объяснил ситуацию, дал ей мои билеты. Она пошла в кабину к пилотам. И кэп тоже почему-то замолчал. Минут через десять она вернулась и сказала, что я первый выйду из самолёта, у выхода в рукав из самолёта меня уже ждёт представитель Alitalia, который специальными путями засунет меня в отлетающий самолёт. Извинилась за задержку и сказала, что мой багаж прибудет следующим рейсом Alitalia. Видимо, она была не в курсе, что кэп выбросил багаж ещё в Торонто. Забота обо мне была приятна. Я успокоился.
Садились в Риме без болтовни кэпа. Но как только самолёт коснулся земли, мы сразу узнали, что нам всем необходимо срочно звонить по мобильным телефонам родне и порадовать их, что мы живы. Ещё он сказал, что насчёт багажа он пошутил, и все свой багаж получат в римском аэропорту. Где температура +17 и пока солнце ещё не застлал мгла, окутавшая Северную Америку и Север Европы. И ещё он попросил запомнить одно имя: «Эйяфьядлайёкюдль». Он его за полёт выучил наизусть, чего и нам желает. Признался в любви к своему экипажу в целом и к каждой стюардессе в отдельности. Чего и нам пожелал.
Самолёт подрулил к рукаву, кэп пригласил первым к выходу «Степанов Иван» и радостно всем объявил, что бравый русский из его экипажа и пассажиров, уже вошедшего в историю трансатлантического полёта, прямо сейчас совершит уникальный забег к самолёту до Москвы. Предложил приободрить меня на совершения очередного подвига аплодисментами. И ещё никогда не забывать, что мы все вместе совершили последний полёт на самолёте из Америку в Европу. Несомненно, героический, за что он уже потребовал премию от руководства своей авиакомпании. И ещё добавил почему-то, что мы все счастливчики, что долетели. И я услышал в его голосе, что он безмерно устал от девятичасового стресса. И уже не может, и не хочет больше ничего говорить, стресс все переносят по-разному.
Кубок форумчанинаЛучший фотограф
Сообщений: 921
16.КАН.02

Римские каникулы-1. Наползающая тьма.
Эйяфьядлайёкюдль. Красный ангел-1.

Канадские рассказы.


Меня первым выпустили из самолёта. Меня ждала представительница Alitalia, и мы вместе куда-то побежали. Бежали мы не очень быстро, но бежали. Бежали-бежали и прибежали к выходу в рукав на посадку в мой стыковочный самолёт. А рукав на наших глазах отъезжал от самолёта, и в самолёте закрывалась дверь. А представительница Alitalia что-то возбуждённо говорила в свою рацию. Мы подошли в выходу из рукава и наблюдали за отъезжающим самолётом. Обслуживающие эту технику люди о чём-то говорили с моей сопровождающей и красноречиво показывали ей на часы. Я тоже проверил время. Мы опоздали на три минуты, но улетающий самолёт имел «ливрею» Аэрофлота. Я поинтересовался на эту тему у расстроенной представительницы Alitalia. Она сказала, что рейсы Alitalia и Аэрофлота часто совмещают для уменьшения убытков в «несезон» для авиаперевозок.
Мне стало понятно, почему наши не стали ждать меня. А нечего итальянцам опаздывать! Расходы по моему пребыванию в случае нестыковки лежали на итальянской стороне. Как сказала представительница Alitalia, следующий самолёт по расписанию будет только завтра. Если будет. Вот это самое «если будет» меня слегка напрягло. Что мне делать в Риме?! Целые сутки провести в «вечном городе» и его окрестностях мне совсем не хотелось. Мне там делать было абсолютно нечего.
Из служебных переходов аэропорта меня вывели в «нормальное» его пространство. Представительница Alitalia извинилась за неудачу и пропала. А римский аэропорт представлял из себя интересное место для меня. Как впрочем и любой аэропорт в мире. Все люди разные, я же почему-то всегда любил изучать различные аэропорты в мире и летать разными авиакомпаниями. Конечно странное увлечение, но это мне давало много информации и радовало меня.
С детских лет, вернее с 7 месяцев, авиация и я стали очень часто пересекаться. Я к ней привык и без полётов на самолётах скучал. Более того, в некоторых аэропортах я провёл по несколько суток, ожидая вылета. Домодедово и Хабаровск были подлинными рекордсменами, родными местами. А максимальное время перелёта, которое я ясно помнил, был рейс из Петропавловска-Камчатского в Москву. Он продолжался около 27 часов с пятью взлётами и посадками на самолёте Ту-114. Так что 9 часов в полёте было обычным и простым делом. А максимальное время без посадки я провёл в течении почти 12 часов. Почему-то мы так долго летели из Сеула в Москву, даже странно как-то, но факт. В Нью-Йорк добирались почему-то всегда меньше чем за 11, а в Петропавловск-Камчатский в течении 10 часов. Так что в аэропортах я чувствовал себя как дома, вполне естественно. И фильм «Терминал» меня абсолютно не впечатлял. Я знал людей проведших весь свой отпуск в аэропортах Паланы и Петропавловска-Камчатского, так и не посетивших материк. Нормально. Сам в Халактыркинском аэропорту неделю почти жил.
Так что с большим интересом я приступил к ревизии аэропорта в Риме. С первого взгляда было ясно, что деятельность этого учреждения находится в состоянии аврала. Отменялись рейсы, причём массово. При этом пассажиров было не особо много. Обычно, при массовой отмени рейсов пассажиров в здании аэропорта скапливается очень много. Я пошёл к стойке представителей Alitalia что бы узнать дальнейшую свою судьбу. Мне предложили подойти к 19-00, так как раньше они были не способны ничего толкового мне сказать. Я пошёл в зал ожидания и сел перед большим красочным табло, на котором был изображён весь земной шар и маршруты самолётов в различные города на нём, светившиеся жёлтым ровным светом. Причем, как я понял, при регистрации билетов, город, в который следовал самолёт, начинал мигать. При вылете же самолёта из Рима успокаивался и светил ровно. Это я отследил на примере самолёта, вылетавшего в Каир.
Вдруг, неожиданно для меня, огоньки стали один за другим гаснуть. Этот процесс распространялся с Севера на Юг. Погас Рейкьявик, погас Париж, погас Франкфурт–на – Майне, погас Милан. Вслед за этим стали потухать и ранее ярким зелёным светом маршруты между Римом и этими городами. На табло с Севера наползала какая-то тьма. Вдруг, большой свет в зале аэропорта погас, остался только дежурный. Людей почти не было. Я прислушался к звуку работавшего недалеко от меня телевизора. Новости передавали на английском языке. Из них следовало, что воздушное сообщение в Европе почти прервано, большая часть аэропортов уже закрыто, прогнозов о возобновлении их работы вообще нет. На железнодорожном транспорте тоже коллапс, билетов нет ни в каких направлениях. Более того, автострады перегружены, с автобусным сообщением тоже проблемы. На моих глазах погасла Варшава, и через несколько минут диктор сообщил. Что только что прекращены все полёты над территорией Польши. Пока светились Минск, Москва и Киев. Это давало мне некоторую надежду на то, что я туда когда-нибудь долечу.
А виноват в этом был исландский вулкан Эйяфьядлайёкюдль. И вообще, всё, что я слышал от диктора, неуловимо напоминало мне какой-то фильм-катастрофу. Но это была реальность. Самолёты из Рима пока летали исправно в Африку, но туда мне точно было не надо. Я решил разведать ситуацию в родном Аэрофлоте, ведь при вселенских катаклизмах надо держаться своих – так легче выжить.
У выхода из здания аэропорта нашёл скромную аэрофлотовскую будочку. Типичный представитель Аэрофлота в непримечательном костюме с галстуком и короткой аккуратной стрижкой лениво и устало говорил с какой-то пассажиркой. Этих представителей можно встретить в любой стране, они все примерно одинаково выглядят. Неэмоциональны и слегка утомлены всегда. Как правило, отвечают за безопасность перевозок. Иногда им в помощь придаются наши дамы. А на работу по регистрации пассажиров, как правило, привлекаются местные аборигены. На условиях почасовой оплаты. Представители аэрофлота предпочитают не выделяться, но могут реально решить очень много вопросов. Дождавшись, когда женщина уйдёт, я спросил тупо, есть ли шансы улететь в Москву. Не глядя мне в глаза, представитель устало ответил, что если завтра прилетит самолёт, то шансы будут. И закрыл свою контору, повесив объявление, что на все вопросы можно будет получит ответ завтра с 10-00 утра. Просто и лаконично. Я ему поверил.
А на улице светило солнце, было больше двадцати градусов тепла. Я пошёл греться на солнышко. Приехало несколько микроавтобусов с карабинерами. В основном это были симпатичные и молодые девушки. От нечего делать я стал их внимательно разглядывать и улыбаться. Они быстро это заметили и тоже стали поглядывать на меня и улыбаться. Все иное было не существенно. Так мы с взаимным удовольствием играли в гляделки около часа. Потом им поступила какая-то команда, они сели в микроавтобус, дружно помахали мне руками и куда-то уехали. За это мне нравится Италия, часто служащие вообще даже не делают вид, что им интересна их работа или служба. И даже гордятся своим отношением к делу. Особенно приятны подметающие Рим работники коммунальных служб. Они с таким презрением делают свою работу, так неторопливо и лениво, что понимаешь, как Рим накопил такой значительный культурный слой над древними постройками. Тысячелетние традиции.
Без карабинеров было скучно, я сходил к поездам до Рима, посмотрел, где останавливаются челноки или шаттлы до гостинец при аэропорте. Больше на улице делать было нечего и я вернулся в здание. Погуляв везде, ещё раз пошёл к стойке Alitalia и узнал, где я могу попытаться найти свой багаж. Всё дело в том, что готовясь к быстрой посадке в Риме на стыковочный рейс, я засунул все верхние вещи и все, кроме телефона и документов с деньгами и кредитными карточками в чемодан и сдал в багаж. Даже зарядки для телефона не было, хотя она, учитывая специфические розетки в Италии, могла мне слабо пригодиться. Так что телефон я на всякий случай не включал.
В подвалах аэропорта, где хранился багаж, практически никого не было. Сам багаж был заперт за решётками. Я долго ходил-бродил, искал хоть кого-нибудь. Багажа было много, людей найти было нереально. Но мне повезло, я одного случайно встретил. И узнал, что до завтрашнего утра никого не будет. Все ушли. Вот просто взяли так и ушли! Италия. Я был в джинсах, рубашке с коротким рукавом, и жилетке путешественника с многочисленными карманами. И, как я понимал, добыть вещи до завтра абсолютно нереально. Но я понимал, что и завтра в этих «катакомбах» вряд ли кого-нибудь найду. А про то, чтобы добыть багаж, местом назначения которого является Москва в Риме, можно было забыть. Если я останусь тут, то он обязательно улетит в Москву. Порядок должен быть!
Я вернулся в зал, на прежнее место, слушал новости по телевизору и смотрел на тьму, наползающую на табло, символизирующее весь мир. Было уже около 17 часов по местному времени. И у меня родилось чувство, что в Риме мне придётся остаться. И я стал думать, как мне строить дальнейшую свою жизнь, среди хаоса и тьмы, захватывающего весь мир. Получалось, что мне надо найти тут какую-нибудь местную женщину. Без этого выжить было сложно. Ну почему, для успеха в жизни надо обязательно женщину?! Ладно, раз надо для выживания, то надо. Сделаем. А пока меня должны кормить и укладывать спать в гостинице женщины из Alitalia. А вообще, я работящий, много чего знаю и умею. Итальянский очень плохо знаю, только комплименты умею говорить. На первое время сойдёт и так.
Я уже почти задремал под невесёлые. но вполне конструктивные мысли о женщинах. В зале было малолюдно, а я не спал уже почти двое суток. И вдруг раздался нежный женский голос. Я открыл глаза, передо мной, на фоне наползающей на мир тьмы, стоял улыбающийся белобрысый красный ангел. И просил меня помочь ей. Это белые ангелы бесполые, а красные очень даже определённого женского пола.
Вообще, я критически отношусь к авиакомпаниям, критически и крайне потребительски. С некоторыми авиакомпаниями у меня бывают кратковременные романы. В основном, они обусловлены привлекательными ценами на авиабилеты. Одно время я крутил роман с Brussels Airlines, а вот отношения с British Airways хорошо и стабильно развивавшиеся окончились моей ненавистью к этой авиакомпании. Более мерзкого поведения я не видел ни от одной из авиакомпаний. Дело было так.
В Нью-Йорке у данной авиакомпании почти целый терминал. Я прибыл на рейс Нью-Йорк – Лондон – Москва. Почти каждыё два часа вылетал самолёт в Лондон. А стыковочный рейс был через три часа после моего прибытия. Хитроу крайне тяжёлый аэропорт. Я мог вполне и не успеть. Но вежливая сотрудница British Airways в Нью-Йорке самостоятельно зарегистрировала меня на рейс, идущий на два часа раньше. Как она сказала, у меня не будет нигде никаких проблем. Надо признаться, что сервис British Airways на мой вкус один из лучших. Но британцам верить русскому человеку нельзя ни в коем случае. Хотя всё прошло прекрасно при полёте до Москвы, но когда я пытался лететь обратно ( у меня был билет в две стороны) меня не допустили на рейс, так как я каким-то образом не выполнил условия перевозчика. Согласно их компьютерам. Все мои документы и посадочные талоны не имели значения. И, разумеется, я этих лживых британских тварей возненавидел абсолютно пламенно и искренне.
Были и авиакомпании моей мечты, на самолётах которых я по финансовым и иным соображениям никогда не летал, но которые волновали моё искушённое воображение. Это, прежде всего, Austrian Airlines. Стюардессы этой авиакомпании традиционно приковывают к себе взоры мужчин со всего мира. Красная форма это ещё полдела. Мало ли стюардесс со всего мира носит красную форму? Но красные колготки - это просто вызов. А красные туфли надетые на австриек - это просто бордель какой-то! За это их и люблю. Но и они чувствуют всеобщую любовь, ослепительно улыбаются и вообще несут по жизни этот высокий стандарт с прямой спиной и гордо поднятой головой. Но не летал я с ними, как-то никуда не надо было! А был бы полёт, может быть, и потеряли бы они свой шарм в глазах моих, после в общем-то тривиального и обыденного обслуживания меня и других пассажиров в самолёте.
Дело было ночью в аэропорту Брюсселя. Мой самолёт отправлялся глубокой ночью или, если хотите, ранним утром. Я ждал его, никуда ехать не хотелось, и я спокойно и почти одиноко сидел в одном из укромных уголков. И тут подошла она, красный ангел, как я её тут же окрестил про себя. Очень симпатичная блондинка с голубыми глазами. Ослепительно улыбаясь, она попросила меня объяснить, как им добраться до Брюсселя в отель. Они первый раз тут, не местные. Я вызвался их проводить до поезда. Мы шли и мило болтали, за нами, шагах в пяти шёл весь экипаж. Я им всё рассказал и показал, мне было скучно, и я был тоже рад что-то сделать хорошего для красного ангела и её экипажа. Коротко переговорив с экипажем у поезда по-немецки, она мне сказала, что всем девочкам я тоже понравился. А пилоты хотят спать. И у поезда в Брюссель она предложила, мило улыбаясь, составить ей и девочкам компанию в гостинице. Очень просто и деловито. Я был бы счастлив бы это сделать, а время не позволяло, не успел бы на свой самолёт. Однако эмоции от ночного общения с красным ангелом всегда поднимались во мне при каждой встрече со стюардессами из Austrian Airlines. Волнующие чувства от общения с красным ангелом, обещавшим самый разнузданный и развратный немецкий бордель с невинным ангельским видом, очень сильно впечатлило меня на всю жизнь. Хотя в обыденной жизни я совсем и не романтик, да и по части разврата ленив и брезглив.
И так, это был опять красный ангел, очаровательно улыбавшийся, в красных колготках и красных туфлях.
Редактировалось: 2 раз (Последний: 26 февраля 2018 в 09:45)
Кубок форумчанинаЛучший фотограф
Сообщений: 921
17.КАН.02

Римские каникулы-2. Наползающая тьма.
Эйяфьядлайёкюдль. Красный ангел-2.

Канадские рассказы.

Вот так просто устроен я, стоит появиться красному ангелу, и вся эта гремучая смесь чувств вспыхивает во мне с прежней силой. И повод тот же, сами мы, мол не местные, помогите найти дорогу в Рим. Все дороги ведут в Рим, но я, конечно, с удовольствием помогу! И помог.

Я и Марта, такое было имя у этого красного ангела, никак не могли наговориться. Так иногда бывает, никогда прежде не видел человека, а после первого слова уже и остановить беседу невозможно. А может, всё дело было в наползавшей тьме, которая изменяла даже самим фактом своего существования весь привычный надёжный и такой беззащитный, как оказалось, мир?! В минуты страха и радикальных перемен, все люди ведут себя несколько иначе, чем в стабильном обществе.

На вопрос об её экипаже, она ответила, что они все тут размещаются, около аэропорта. И у них истерика, а так же жёны, мужья и дети. Я так и не понял, что первично, сначала истерика, а потом супружеские узы и дети, или супруги и дети вызывают истерику. А она не такая, эта Марта, раз уж их самолёт посадили неожиданно в Риме, то она хочет настоящих «римских каникул». И наплевать, что потом не будет работы, да и много ещё чего скоро не будет. Поэтому, красный ангел и взяла себе отель в Риме, всё равно все тут надолго застряли, а так хоть свой экипаж без надобности видеть не будет. И сидеть в Риме они будут, пока в отпуск не отправят, это же очевидно.

Марта хотела жить и радоваться жизни, я тоже был сторонник этой концепции. «Пир во время чумы» мне всегда казался логичным и закономерным. Тем более, что красный ангел была довольно-таки практичным существом. Она очень обрадовалась, узнав, что я русский, а не финн, как ей показалось сначала. Финн тоже бы сошёл, но русский – это гораздо лучше и перспективнее в сложившейся ситуации в мире. Тем более, что и сама Марта была слегка русской, её бабушка родила её маму от русского казака, которого потом англичане отдали Сталину. С очень большой теплотой бабушка вспоминала того казака, её единственного и любимого мужа, отца её единственной дочери. И тоже явился её любимый казак из Италии. И её внучка просто воодушевилась от открывающихся ей перспектив, от возможности продолжить семейную традицию.

Её ясному взору открывались очень широкие перспективы, особенно, когда она фокусировала взгляд на мне. Не только прекрасные «римские каникулы», но и «альпийская баллада» открывались ей. Она просто утверждала, что как только их экипаж весь отправят в отпуск, то она вместе со мной сразу же поедет к маме и бабушке в Альпы. Там у них прекрасная ферма, где делают сыр, и виноградники, для вина. Скучно, конечно, но со мной ей скучно не будет. Особенно в мире, на который надвигается тьма и где привычную цивилизацию ждёт неминуемая катастрофа. Мы переживём её вместе, с пользой, единой семьёй и выйдем из всех испытаний с прибытком количественно и качественно.

Мне тоже больше нравились Альпы, чем жизнь среди итальянских бездельников, особенно в вонючем Риме. Конечно, я понимал, что придётся работать. Но, для выживания, всегда приходится работать, я не возражал особо. Марта стала советовать, как побольше содрать денег с Alitalia, очень практичная немецкая девушка, такая меня вполне устраивала. Для меня австрийки были те же немки, только с «венским» колоритом, без пивного запаха. Было очевидно, что меня, транзитного пассажира, какое-то время, по инерции, Alitalia будет кормить и предоставлять гостиницу. Но, на самом деле, сейчас «форс мажор» и этот «форс мажор» имеет названии Эйяфьядлайёкюдль. Марта чётко произнесла имя этого «весёлого» вулкана. Она была несомненно талантлива и умна, на фоне возможный ветреных и неосновательных итальянок. Никто из них не мог произнести такое слово без ошибок, даже я не мог, а Марта могла! Дедушка хорошо, наверное, постарался, и получилось перспективное сочетание страсти и удали с трезвым расчётом и основательностью.

Не прошло ещё и часа нашего знакомства, как уже красный ангел доверчиво и крепко прижималась ко мне, всем своим видом показывая, что этот мужчина занят всерьёз и надолго. На нас смотрели, Марта была в своей униформе. На взгляды женщин она отвечала холодным и жёстким взглядом расового превосходства, а чувствуя взгляды мужчин, смотрела на меня тепло и нежно. Женщина всегда остаётся женщиной. Мне очень сильно казалось, что я её уже встречал в брюссельском аэропорту ночью. Но я не стал акцентировать на этом внимание, ведь тогда речь шла о разнузданной и весёлой оргии, а тут мы имели уже дело с крепкой семьёй и бюргерскими традициями. Как быстро всё может меняться. Просто какой-то Эйяфьядлайёкюдль.

Марта тоже как-то очень изучающее на меня смотрела, а потом вдруг сказала, что ей кажется, что она меня знает очень долго и уже точно видела. И что я мужчина её мечты. Я ей сказал, что она часто снилась мне во сне, и я к ней тоже приходил во снах и мечтах. Такая версия всех устроила. Наверное, мы вместе всё знали и помнили реальный вариант, но пламенно поддержали версию со снами. Марта сказала, что очень сильно хочет меня. Потом, сразу после смелого заявления, было скромное дополнение. Она, мол, в этой униформе Austrian Airlines чувствует себя проституткой на панели. Она неожиданно покраснела, как это бывает у некоторых блондинок, и очень чувственно прошептала на ухо, что ей нравится чувствовать себя проституткой и это её возбуждает. И ей не терпится показать мне в пастели, что она будет очень хорошей и полезной мне в Альпах.

Я не возражал и даже, как любой импульсивный русский, готов был ехать в Рим вместе с Мартой, как можно скорее. Но рассудочность и хозяйственность были тоже её сильными чертами. А если бы я не явился в 19-00 к представителям Alitalia, то это можно было бы трактовать как отказ от дальнейшего полёта по инициативе пассажира. А так как мой первый перевозчик был Air Canada, то Alitalia забыла бы обо мне навсегда. Я помнил, печальный опыт с British Airways и не хотел ненавидеть Alitalia. А в том, что итальянцы бы забыли обо мне точно, я совершенно не сомневался. Было крайне необходимо постоянно требовать всё, что положено бедному, заброшенному пассажиру, без средств к существованию, в чужой стране, находящейся на половине пути между точкой отправления и прибытия. Я это и сам знал, но трогательная забота обо мне красного ангела была приятна. В 19-05 отправлялась электричка в Рим, с ней Марта и отбыла готовить постель и романтический ужин, именно так она и сказала.

Я же пошёл к стойке Alitalia экономить деньги для будущего семейного бюджета. А как иначе? Меньше чем за два часа я практически устроил свою сытую и пьяную, по крайней мере, жизнь в Альпах, про счастье я не был вполне уверен, когда люди счастливы они не заливают тоску вином, уже даже сейчас была в моей душе некоторая тоска по Родине. Но всё это происходило на фоне приближавшейся вселенской или, по крайней мере, просто цивилизационной катастрофы. По-моему, я подвёл вполне неплохой промежуточный итог моей личной подготовки к катаклизмам, у меня был повод широко улыбаться и радоваться жизни. Телефон мой Nokia Е72 я включил, Марта обещала звонить каждый час, да и проблем с зарядным устройством в ближайшем будущем не ожидалось – у нас были одинаковые модели телефонов, одинакового белого цвета, а в сумочке у Марты переходники под любые возможные электрические розетки. Одинаковые модели телефонов и их одинаковый цвет почему- то тоже вызвал радость у Марты.

А у окошка Alitalia происходил какой-то «дурдом на выезде». Очередь растянулась метров на триста. Из двадцати окошек, работало только одно. Вернее два, но во второе окошечко можно было попасть только после посещения первого. Аэропорт был практически пустой, и на вопрос к случайно проходящей мимо сотрудницы, почему работает только одно окошечко, был получен логичный ответ, что экономят деньги. И всех, так как самолёты не летают, и деньги не приносят авиакомпаниям, отправили домой в отпуск. Самое тревожное в том, что пока непонятно, оплачиваемый или нет, и будут ли массовые увольнения прямо из отпуска. Забастовки, увы, не помогут, так что принудить работодателей выплатить деньги невозможно. Профсоюз лихорадит, все не знают, что делать. Такие вот крайне полезные сведения мне сообщила работница римского аэропорта. Я её понимаю, у каждого свои проблемы.

Хорошо, что пока мои проблемы это проблемы Alitalia. Надолго ли? Марта лучше знала эту систему, и, видимо, истерика у всего её экипажа была вполне оправданной. Не у всех же есть ферма в Альпах и полное отсутствие долгов по кредитам. Как честная женщина с серьёзными намерениями, Марта мне этот факт об отсутствии долгов сообщила чуть ли не второй фразой в беседе. Похоже, это был особый факт, которым она сильно гордилась. Мои долги её не волновали. С долгами я бы надёжнее осел в Альпах, так я трактовал её видимое отсутствие интереса к моему финансовому положению. Уважаю Марту.

За мной заняли очередь три счастливых, весёлых и крайне возбуждённых немца. Моя довольная рожа и их шумный смех с громкими воплями сильно дисгармонировали с общей массой пассажиров. Почувствовав, что мы «одной крови», немцы завязали со мной беседу. Что, куда, как? Оказалось, что они чудом нашли и арендовали ПОСЛЕДНЮЮ машину в окрестностях Рима. Арендовать машину уже невозможно! Повод для гордости был значительным. Они едут в Мюнхен, и предлагают мне ехать с ними. Такой весёлый русский им не помешает, а даже наоборот. На мои логичные сентенции, о том, что мне негде и не на что жить в Мюнхене, и о том, что и Мюнхена до Москвы на поезде или машине сейчас тоже очень сложно добраться, так как нет билетов, они бодро предложили план.

Едем до Мюнхена, день-другой я отдыхаю у Йохана, он приглашает меня пожить в его доме и ёще поводит по пивным. Затем, если не будет сильных беспорядков, я на этой машине могу ехать в Москву. Наплевать на Alitalia, они обещали заплатить за бензин и аренду машины, пусть платят. Сейчас укажем, что машина идёт в Москву, через Мюнхен, и дело сделано. Это выгодно, они тут стоят за компенсацией, а вообще, они летят с сафари в Кении. У них есть трофеи в багаже, только, скорее всего, они эти трофеи никогда не увидят. Но, наплевать на трофеи! Тут скоро изменится вся карта Европы, они ожидают, что если извержение будет продолжаться две недели, то будут везде в Европе большие беспорядки. А если месяц, то сафари будет по всей Европе. А кто лучше русских и немцев устраивает сафари в Европе?! Под эту сурдинку можно и американцев похоронить в Германии, проклятых оккупантов, на них устроить сафари. С помощью русских конечно. Да и вообще, кроме немцев и русских в Европе никто не должен умничать. И придётся наводить потом порядок, везде у неразумных народов. Эти ясные перспективы их видимо и радовали.

Парни были реальные, они правильно понимали геополитику и искали верных союзников. Принять участие в «большом сафари» было крайне заманчиво. Все эти ребята, на самом деле, были офицерами Бундесвера и говорили то, что думали, не стесняясь громко и весело. Настоящие немцы никогда не стеснялись в Италии, это же не под присмотром американцев у себя дома. Тут можно.

Но я уже не мог рисковать собой. Мелкособственнические чувства уже поглотили мою сущность. Марта, сыр, вино, белобрысые дети, бурный секс. И это всё на фоне альпийских гор. Не революционер я, не революционер! Если придётся стрелять пришлых в наши Альпы, то я, конечно, постреляю. За Марту, за казачество, за ферму! Но дальше фермы, или своего района, в крайнем случае, не пойду. «Моя хата с краю», а немцы вон что придумали. Опять может Австрию захотят присоединить, не факт, что мы не будем в прицелы друг на друга смотреть. Вот, если бы Марта была из Германии, тогда другой бы был расклад. А так, Марта первая успела прижаться к крепкому русскому плечу. Да и толку мне от неё больше ожидается. А пострелять можно и в тире, с пивом тоже никаких проблем. А то в Мюнхен заманивают сговариваться. Знаем мы про Мюнхен из истории и к чему пиво мюнхенское приводит. Короче, я не поехал в Мюнхен.

Так что меня красный ангел пока сохранил от такой заманчивой и весёлой авантюры.
Кубок форумчанинаЛучший фотограф
Сообщений: 921
18.КАН.02

Римские каникулы-3. Наползающая тьма.
Эйяфьядлайёкюдль. Красный ангел-2.

Канадские рассказы.

Часа через три я достиг заветного окошка авиакомпании Alitalia. Со мной всё было ясно и просто. Меня записали на ближайший рейс до Москвы. Сказали, что если хоть какая-нибудь авиакомпания туда полетит, даже с посадкой в Каире, то меня туда отправят. И даже выразили мне глубокое сочувствие. Нет из Рима прямого поезда в Москву! Это в Москве есть электрички до Москвы-2 и Москвы-3 и, даже до Москвы-Товарной можно доехать. А из Рима до Третьего Рима (Рим-3, он же Москва) не ходят поезда, отсталые люди. И дали направление во вторе окошко Alitalia, там оформляли ваучеры для гостиницы. Туда было стоять совсем недолго. Вокруг аэропорта все гостиницы были уже давно полны, я хотел в Рим, но там ничего сотрудница Alitalia тоже не нашла. Извинилась и выдала в какую – то незнакомую мне гостиницу ваучер. Вместе с билетом на чопер-шаттл до неё под литерой Z. Даже не билет дала, а какой-то странный жетон для проникновения в автобус.
Обычно шатллы до гостинец бесплатные и не требуют никаких жетонов. Залазишь и едешь себе спокойно, они по кругу круглые сутки ездят, через какие-то промежутки времени. Тут же меня предупредили, что последний шаттл Z отходит ровно в 23-00 по местному времени и до утра других не будет. Это слегка настораживало. А вдруг Alitalia куда-нибудь ненужных ей пассажиров отвозит, а там тюк по голове?! Или они опаздают, а им другую гостиницу не дадут, или эти шаттлы вообще не существуют? Я их днём не видел.
Пока я возился с Alitalia, Марта уже звонила два раза. Рекомендовала мужественно терпеть все задержки и издевательства авиакомпании, это они, мол, специально так поступают. И ехать обязательно сначала в гостиницу, а потом уже к ней. Но я особых издевательств, кроме неспешной работы всего двух сотрудниц не видел. До последнего автобуса (шаттла) было ещё время, и я не удержался, пошёл посмотреть на табло с наползающей на мир тьмой. За это время погас ещё огонёк Бухареста и ещё какие-то Балканские города. Тьма планомерно расползалась.
Пошёл к автобусам, нашёл свой под литерой Z. Водитель строго потребовал жетон. Оказалось, что он частник, привлечённый Alitalia, так как рейсовые автобусы в гостиницы, где нас бедолаг размещают, не ходят. А ему за каждый жетон деньги дают, ему эти жетоны очень нужны. Когда же я поинтересовался, как ехать обратно, водитель сказал, что другой жетон мне дадут в гостинице. Всё строго и без волюнтаризма. Наконец, автобус был полон и водитель тронулся в путь. Мы ехали больше часа. Сначала были хорошо освещённые места, затем уже пошли и тёмные, без огонька, слегка освещённые только луной. Тьма пока не поглотила свет луны. Мы ехали через какие-то поля и рощи, видимо, оливковые. И ехали так больше часа. Мне было не очень уютно, даже сотовая связь периодически пропадала. Сломайся где-нибудь автобус и всё. До аэропорта обратно не сможем добраться. Других пассажиров тоже видимо терзали опасливые мысли, все были тихие и сосредоточенно пытались как-то запомнить дорогу.
Приехали к какому-то зданию. Водитель радостно предложил ехать обратно завтра в 9-00 утра, что бы ему мы отдали жетоны. Поскольку он очень хороший и всех нас любит. Высадил нас и скрылся в ночи. Я осмотрел здание, оно было нетипичное для гостиниц, очень пышная архитектура, три этажа, но без всякого окружения другими строениями. Вообще, напоминало дворец в чистом поле. Освещён, да и то слабо, был только вход. Мы как-то робко и неуверенно поплелись внутрь.
Стойка администратора тоже была странной, очень богато выглядевшей, из красного дерева. Администратор отбирал у нас паспорта и ваучеры и взамен выдавал старые и добрые ключи, с номерками на них. Странным был и подход к номерам. Прямо из фойе вели различные дороги, на каждой из них был указатель, и каждая вела не более как к пяти номерам. Тут же были целых два огромных лифта. Мой номер был на третьем этаже, на него ездил лифт, который не останавливался на втором. А тот, который ехал на второй этаж не мог физически попасть на третий. При этом всё дышало роскошью. Но какой-то старой, древней роскошью. Как будто бы время застыло в 30-х годах двадцатого столетия, или даже 10-х. Что-то было во всей остановке предвоенное, как бы предвкушающее глобальные катастрофы. И я видел в этом глубокий смысл, что именно в такую гостиницу был помещён. Я спросил, сколько стоит на такси доехать до Рима и дал адрес гостиницы Марты администратору. Тот куда- то позвонил и его ответ меня просто ошарашил. Таких денег у меня не было, да и если бы были, я бы не заплатил их таксисту ни за что! Других способов добраться до Рима в данной местности не существовало. В трёх километрах отсюда останавливался автобус, на котором можно было добраться до железнодорожной станции. А оттуда уже доехать до Рима. Но автобусы и поезда не ходят по ночам.
Ещё администратор как-то двусмысленно заметил, что их посетители все ездят только на машинах. Именно, посетители, а не постояльцы! Но место было реально роскошным, хотя несколько потёртым. Осенью 2009 судьба меня занесла в Арабские Эмираты, где я оказывал одну маленькую услуг своему другу. В благодарность за это он мне показывал все красоты Абу-Даби и даже поселились мы в Burj Al-Arab. Но, разумеется, не в самых дорогих номерах. Я не люблю эти «арабские понты», мне неприятна даже сама мысль о том, что около золотого (или позолоченного, кто знает?) унитаза капает вода из соединения. А там я имел счастье наблюдать такую картину в ресторане своими собственными глазами. В этом же отеле не было «понтов», всё было сделано очень давно, но чрезвычайно добротно! Администратор мне дополнительно указал, где можно проесть в любое время. Извинился, что в номер не принесут еду, так как это не предусмотрено договорённостью с авиакомпанией.
А сходил в номер, умылся, почистил зубы. Номер был не слишком большой, но очень мило обставленный, пыли нигде я не заметил. Зубные щётки, шампунь, пенки для бритья, зубная паста двух видов, одноразовые бритвы и прочие мелочи, включая два банных халата и тапочки, щедро имелись в номере. А вот обычной для итальянских гостинец пыли почему-то не было. Странное место, очень странный отель.
Я пошёл вниз поесть, на этаже, вернее небольшой его части, где был мой номер, никого не было. А двери в номер были двойными! Столовая, или, если хотите ресторан, была удивительно небольшой. Меня улыбаясь приветствовала милая старушка, и выдала мне меню. Сказала, что блюдо из меню надо будет немного подождать, а пока я могу ознакомиться с уже готовыми. И рекомендовала мне не стеснятся, авиакомпания оплатит весь мой ужин. На ряде составленных вместе столов был импровизированный шведский стол. Администратор «пункта питания», как про себя я окрестил этот недоресторан, дала мне карту вин, но тут же её почему-то забрала и спросила, какое вино я буду пить? Я тут же бодро ответил, что красное, сухое, не старое, по её выбору, из местных сортов. Видимо, она была не вполне уверена, захочет ли авиакомпания оплачивать вино, за 150 евро, которое я непременно бы заказал. Мы поняли друг друга. Бабушка сказала, что она выберет хорошее вино для меня и указала на столик в закутке заведения, извинившись за то, что всего один официант, да и то ленивый.
Принесли воду, бутылку вина, сырную тарелку. Кое-что со «шведского стола» я взял, но в основном сделал полноценный заказ. Тут позвонила Марта. Узнав, куда я попал, она что-то сказала по-немецки, но потом нежным голосом сообщила, что встретимся рано утром, она уже устал, я, наверное, тоже очень устал и хочу спать. Я, как честный мужчина, сказал, что я хоть и русский, но удавлюсь за такие деньги ехать на такси, или удавлю и ограблю наглого шофёра. Марте это понравилось, на этом высоком взаимопонимании мы и пожелали друг другу доброй ночи. Вино было хорошим, удивительно вкусной оказалась и пища. Я наелся и напился, пожелав доброй ночи старушки пошёл спать. Она же добавила, что есть тут можно круглую ночь, и если будут какие-нибудь более тонкие желания, чем пища и вино, то она и администратор гостиницы способны их тоже удовлетворить.
Когда я возвращался, двери во все четыре оставшиеся кроме моёй комнаты были открыты. Вообще, весь закуток с моим номером был наполнен одной не особо шумной, но довольно-таки многочисленной семьёй ливийцев. Сколько жен и детей мне сходу не удалось посчитать, но то, что это были ливийцы, видно было невооружённым взглядом. Особое поведение, хорошая одежда и какой-то специфический шарм внутреннего достоинства. Вот так потихоньку и наполнялась жизнью наша гостиница. Но за двойными дверями вообще не было ничего слышно.
Я залез в ванную, и хорошо отмок в душистой пенке от всех тревог и дорог. Открыл окно, свежий и вкусный воздух, с запахом цветов проник в мою комнату. Древние ставни прекрасно работали, окна не были защищены пуленепробиваемыми ставнями, не было даже решёток. Это точно был не Рим, кишащий ворьём. По остальную Италию ничего сказать я не могу, кто её знает?
Я лег спать, а за окном пели ночные птицы и шторы колыхались от лёгкого ветерка. Я быстро заснул, а утром, в семь часов разбудил меня звонок от Марты. Пожелав мне доброго утра по-немецки, она призвала меня в аэропорт, а после выяснения отношений с представителями Alitalia к себе. Автоматически пожелав ей доброго утра тоже по-немецки, я закончил беседу почему-то бодрым: «Яволь, фрау Марта»! С волками жить, по-волчьи выть.
Минут через тридцать я уж проснулся совсем. Умылся, оделся, пошёл в пункт питания. Поел, сдал ключ, получил паспорт и жетон, дождался автобуса, залез в него. Пока ждали других пассажиров, я спросил, что это за такой странный отель?! Шофер, улыбаясь мне, ответил, что это очень дорогой отель для романтических свиданий. Тут есть и свой специальный персонал, но обычно приезжают уже полностью укомплектованные господа. Загрузка отеля не высока в последнее время, лет уже двадцать как, вот и подрабатывают, как могут хозяева на таких как я пассажирах. Всё сразу стало на свои места.
Приехали в аэропорт. При входе, на окошке представителя Аэрофлота висела свежая записка: «Обращаться на стойку регистрации». Записка, как и предыдущая, была только на русском языке. Нравились мне, эти местные русские. Не суетливы, а главное, очень уверенные в себе люди. Видимо, все итальянцы, которых это касалось, были просто обязаны знать русский язык. И это было очень правильно.
Я прошел к окошку Alitalia, увидев мои документы, итальянка очень возбудилась и послала меня срочно к стойкам регистрации Аэрофлота. А это уже было забавным, неужели, самолёт есть? Я прошёл туда, и странная картина открылась моим глазам. К Аэрофлоту относилось около десяти стоек принятия багажа и оформления документов. К первой стояла большая группа наших, вторая обозначалась, как для пассажиров бизнес-класса, и была абсолютно пустая, без пассажиров. Там стоял представитель Аэрофлота и сидела ещё одна наша тётушка. А за третьей стойкой регистрации сидела представительница Alitalia, люди там были, но не особо много, и я пристроился в хвосте небольшой очереди. А вот за всеми другими стойками сидела масса представителей всех других авиакомпаний. Кое-где их набилось по три авиакомпании, на одну аэрофлотовскую стойку. К ним были редкие посетители. Кто эти люди, что они тут делают, почему их наши не прогнали по своим углам?!
Объявление по радио всё расставило по своим местам. Оказывается, все желающие могли вылететь в Москву. Приоритет оказывался транзитным пассажирам, всех авиакомпаний. Это было круто и странно. От стоек регистрации Аэрофлота было видно табло. За ночь в тьму погрузился Киев и все-все Балканы. Минск ещё светился тусклой звёздочкой, но зелёный путь к нему уже не существовал. И только одна Москва ярко светила на фоне покрытой мраком Европы, лишь она одна. И только к ней одной лежал зелёный путь. Финнам, наверное, проще было добраться самолётом до Москвы, а потом поездом до дома, чем через погружённую во тьму Европу. Вот поэтому-то и набежали сюда представители различных авиакомпаний.
Мне было очень интересно, падал ли в Европе уже пепел. Я в 1981 году как-то попал в ситуацию, когда пепел из-за извержения вулкана Алаид падал на мою голову. Это продолжалось три дня. Выпало сантиметра два пепла на улице, было очень темно среди белого дня. И, честно сказать, очень страшно, очень как-то этот шуршащий пепел действовал угнетающе на человеческую психику. Даже сквозь закрытие окна на подоконник проникал этот пепел. Немного, не более одного-двух миллиметров всего. Но на Камчатке жиле люди крепкие и такой ерундой, как пепел их запугать было невозможно. И техники с различными сложностями меньше тогда было. А сейчас люди нервные, техника чувствительная, а выпадение пепла не только прекращает движение самолётов, но и вредит много ещё чему. Если выпадет пепла сантиметров десять, то погибнут все сельскохозяйственные всходы, к примеру. Да и радиосигнал становится специфическим, про сотовую связь не знаю, а вот различные кондиционеры пострадают точно. Машины глохнут, в условиях выпадения мелкого пепла, фильтры его пропускают в камеру сгорания, и прощай двигатель. И ещё очень много других неприятных открытий может ждать жителей Европы. Интересно, как они с этим будут жить, как будут приспосабливаться? И будут ли погромы?
За такими философскими размышлениями подошла наконец и моя очередь на регистрацию. Я отдал документы, а итальянка возбуждённо мне говорила, что русские гонят в Рим самый большой самолёт, такого у них в Alitalia нет. Всех будут забирать, только кого конкретно, это определится после предварительной регистрации. Вернее эта регистрация обычная, но кого возьмут, будут решать сами русские. Хотя они обещали, что после них первыми в самолёт пойдут пассажиры Alitalia. А может быть, и всех заберут. В самолёте почти четыреста мест.
Рядом с ней стоял представитель и внимательно её слушал. Скоса взглянул на меня, взял у неё документы и предал на бизнес-регистрацию. Наша тётушка резво распечатала аэрофлотовский посадочный талон и передала всё обратно. Итальянка взглянула на документы, и сказала, что я теперь точно полечу. Забрав свои бумажки, я отошёл чуть в сторону в строну и посмотрел в них. Меня зарегистрировали в бизнес класс.
Красный ангел почему-то не звонил, а русский самолёт уже совершал посадку в аэропорту Леонардо да Винчи рядом с Римом. Ещё до обеда 16 апреля я был признан своим, на основе происхождения и фамилии, и даже назначен к полёту в бизнес-классе. Ситуация менялась стремительно.
Кубок форумчанинаЛучший фотограф
Сообщений: 921
19.КАН.02

Римские каникулы-4. Наползающая тьма.
Эйяфьядлайёкюдль. Искушение Европой. Бедная Марта.
Красный ангел - Серая мышь с голубыми глазами.

Канадские рассказы.

Какая-то пассажирка из наших подошла к стойке регистрации и громко спросила, как ей улететь в Москву без билета на этом рейсе. Представитель Аэрофлота спросил, устроит ли её бизнес-класс? Её бизнес класс вполне устраивал, она тут же отдала наличные деньги и получила посадочный талон. Билета ей никто, разумеется, не выписывал, ей же билет был не нужен! Она просто хотела лететь в Москву, и её желание мгновенно было удовлетворено. Причём, я уверен, бизнес-класс был продан вполне по «божеской» цене. На эту прекрасную сцену широко открытыми глазами смотрела сидящая за соседней стойкой регистрации итальянка. Такой простой способ заработка ей и в голову прийти не мог. Она даже временно бросила работать, наблюдая эту сцену. В её глазах одновременно читался ужас и восхищение поведением русских. Может быть, её уже успели научить понимать русские слова. Может быть, она имела от русских и нечто большее. Я заметил, что время от времени, представитель Аэрофлота поглаживал её спину, от чего она довольно жмурилась. Очень уж симпатичная была представительница Alitalia, не просто же так ей одной дали целую стойку регистрации, не просто же так её пассажиров объявили людьми второго прекрасного сорта. А не как немцев и финнов разных, их номер был в этом аэропорту третий.

Вообще, я не устаю повторять, что наши представители Аэрофлота в пиджаках и галстуках достаточно влиятельные на своём месте люди. Один раз я видел, как негра не пустили в самолёт, основания видимо были, но и документы были у негра в порядке! Поведение негра не понравилось, насторожило. Причём в США не пустили, а там негры вообще очень наглые, и их везде пускают. Кроме некоторых самолётов Аэрофлота. Ведь это наша территория, территория суверенного государства Россия! Что хотим, то и делаем.

Меня же люди в пиджаках, коротко стриженные, всегда баловали. В Торонто, в начале века 21, когда туда ещё летал Аэрофлот (про настоящее время и Торонто я не в курсе), меня постоянно безо всяких видимых оснований сажали в бизнес-класс. Просто, по доброте душевной. А товарищ мой Юра только им и летал в Россию. Технология была проста, он просто клал в свой билет сто долларов и протягивал его представителю Аэрофлота с нейтральным высказыванием о том, как ему нравится летать в бизнес-классе. В Торонто этот представитель всегда скучал напротив стойки регистрации билетов. Тот шёл и регистрировал Юру в бизнес-класс. А потом ему возвращал билет и посадочный талон.

С моей точки зрения, деньги в отношениях между русскими людьми были не обязательны. А может быть, я был просто жадным жлобом? Но, я же никогда не брал со знакомых деньги за таскание их вещей и бумаг через Атлантический океан в самолёте. Значит, я не жлоб, а просто жадный человек. А порой много таскать приходилось. Помню, как знакомые попросили отвезти немного важных бумаг в Москву. Что-то было связано с эмиграционными процессами. Каково же было моё удивление, когда они притащили мне маленький пакет, весом в восемь килограмм полный бумаг. Всё мне показали, что бы я не волновался особо, это было не золото или серебро для контрабанды, а просто бумажки. А я любил летать через океан налегке, старался больше чем десять килограммов с собой не брать, и при этом, все тащил в сумке или рюкзаке в салон.

С тяжёлым сердцем и тяжёлой сумкой я явился на регистрацию рейса. Её проводила канадская аборигенка, индусского происхождения. Наши таких нанимают с почасовой оплатой для «чёрной» работы по регистрации пассажиров. Она мне авторитетно заявила, что мою сумку весом всего в восемнадцать килограммов нельзя брать в салон. Я ей громко и весело заявил, что в сумке документы, и если их потеряют или они попортятся, или с ними что-то иное нехорошее случится, то по прилёту в Москву прямо в аэропорту мне быстренько отстрелят голову. Хочет ли она, что бы я валялся в луже крови без головы? Как она потом будет с этим жить?! Ведь будут потом, после моей смерти, выяснять, кто ещё виновен в этом страшном преступлении против документов, кроме меня. И найдут её, а она молодая, ей ещё жить и жить. А тут такая беда может прийти в дом её родителей, а оно ей надо?! Так что, я строго рекомендовал ей не умничать и приклеить на мою лёгкую сумочку бирку «в салон».

Индуска была совершенно молодая и неопытная, даже не смотрела фильм «Брат-2». Видимо, она была под сильным впечатлением от моей речи, или, может быть, лучезарной улыбки, которая не покидала моё лицо, и закономерно очень сильно перепугалась. А может, с рождения напугана «русской мафией» и прочими глупостями, пугают же у нас детей «бабайками», а канадские индусы, может быть, пугают «русскими». Она не понимала, что сотрудник Аэрофлота, даже такой убогий как она, не боится никакой мафии, мафия боится Аэрофлота! Поскольку Аэрофлот вообще ничего не боится, он имеет связи везде. Она даже фильм «Экипаж», получивший Оскар, наверное, не смотрела, совсем не подготовленная была к общению с русскими и работе в Аэрофлоте. И побежала докладываться об ужасе ужасном человеку в пиджаке. Тот лениво подошёл, искоса пробежал своим взглядом по моему лицу, и что сказал девушке. У той расширились зрачки глаз, и затряслись руки. Повторяя как мантру: «Да, сэр, извините, сэр», она наклеила на мою сумку бирку «в салон» и распечатала заново посадочный талон. В бизнес-класс. Слово, простое доброе русское слово, порой творит чудеса даже с индусами.

Проходя мимо человека в пиджаке, я искренне поблагодарил его за взаимопонимание. Тот, почти незаметно улыбнулся. Хорошее слово даже собаке приятно. А вы когда последний раз благодарили представителей Аэрофлота? Не подавальщиц – стюардесс за их тяжкий труд на борту в течении всего полёта, когда Вы покидаете самолёт с радостным чувством, что долетел целым и невредимым. А добротного скучающего человека в пиджаке, который, поверьте мне, делает гораздо больше для того, что бы вы были доставлены живыми и здоровыми самолётами Аэрофлота в любую точку планеты, когда Вы последний раз благодарили?

Слова благодарности творят чудеса, и он, наверное, меня запомнил. Даже точно запомнил, профессиональная память является необходимым условиям среди людей такой профессии. И на всех рейсах из Торонто, на которых я летал в Москву, я почему-то стал оказываться неизменно в бизнес-классе. Даже привык там летать. Наговаривал мой товарищ Юра на представителей Аэрофлота, деньги были второстепенным фактором в их поведении, первично было обеспечение безопасности полётов. Я добровольно, сидя в бизнес-классе, охранял кабину пилотов, и человек в пиджаке и со стрижкой это знал, это чувствовал. Настоящий профессионал своего дела.

И вдруг, неожиданно, я почувствовал, что Марта где-то рядом. Я стал озираться по сторонам и увидел её. Она стояла скромно одетая во всё серое, и своими большими голубыми глазами смотрела на меня, блондинистая такая. Любая одежда выглядела скромно и серо по сравнению с униформой Austrian Airlines. Красный ангел превратился в глазастую светло-серую мышь. Я подошёл к ней, взял её за руку. Она смогла только тихо сказать, что все русские сумасшедшие. Я был слегка с этим согласен. Правильная фраза, на мой взгляд, должна была быть несколько иной. С точки зрения Европы, русские - все сумасшедшие. Но Марта и была для меня в тот момент Европой, она выражала именно европейскую точку зрения. Я не могу точно утверждать, какие слова мы потом произносили, а какие нет. Как мне сейчас кажется, мы общались мыслями.

-Я вижу, ты улетаешь.
-Я только зарегистрировался на рейс.
-Ты хочешь улететь, ты рад этому, я давно за тобой наблюдаю.
-Да.
-Я не хочу тебя терять, я тебя только нашла, я тебя искала всю жизнь. Я полечу с тобой.
-Зачем? Что ты будешь делать в моей стране?
-Я буду стюардессой в Аэрофлоте.
-В Аэрофлоте, в экипаже на борту самолёта работают только граждане России. Это же не единая Европа.
-Да, национальные компании предпочитают брать на борт в экипаж только своих граждан, я знаю. Меня не возьмут. Но я найду работу!
Я промолчал.
-У тебя в России есть женщина! У тебя есть официальная жена!
-Нет у меня официальной жены.
-У тебя много женщин, я их чувствую. Ты их любишь!
Я промолчал.
-Я не против других женщин, мне самой нравятся некоторые женщины. Я могу жить вместе с тобой и ими.
-Ох, Марта-Марта. Европейские ценности, радуга.
-Как ты захочешь, можно и в Вене, у меня есть много красивых подружек. Я буду находить женщин для тебя и себя. На ферме нельзя, бабушка не поймёт и расстроится. Мама понимает, у неё самой в Вене есть подружка. Тебе будет хорошо, я всё хорошо умею делать. Или тебе нравятся парни? Я всё пойму.
-Какие парни, при чём тут парни? Много молоденьких и красивых женщин это, конечно, хорошо. Но в этом нет никакого смысла. Март-Марта.
-Мне страшно без тебя. Я боюсь будущего, с тобой спокойно.
- Пепел – это ерунда. Маски закупи и ничего страшного.
-Это только начало катастроф в Европе, я это чувствую. Не оставляй меня одну, я тут погибну.
-А сможешь ли ты жить в России? Без своего мира. Подумай.
Молчание.
-Не знаю, но в Европе же жить лучше, чем в России, комфортнее, почему ты не хочешь остаться со мной?! Ты любишь всех своих женщин, и не любишь меня?! Ты всегда успеешь в свою Россию. Я могу поехать с тобой и там тоже жить! Я попробую!

Я раньше очень любил женщин вообще. Потом стал их уже любить не очень, потом я их как-то вообще разлюбил. Так иногда бывает. То есть, они являлись и являются для меня привлекательными и необходимыми. Но я женщин уже не люблю. Раньше я их любил, как любят кошек, собак, хомяков. Как животных, очень приятных на ощупь и приносящих удовольствие от общения с ними. Я вообще людей не люблю, просто не способен на любовь к человечеству. Женщины сейчас в моём сознании уже вошли в состав человечества. Просто вошли в состав людей, лишились своих изначальных привилегий. А кошки до сих пор находятся на привилегированном положении. Войдя в состав человечества женщины стали стремительно расслаиваться. Часть знакомых женщин стала для меня людьми, личностями. Я стал уважать женщин, дружить с женщинами, договариваться с ними. А часть превратилась просто в ничто, в ноль. Я даже любил сейчас женщин, но не всех скопом, как раньше, а по отдельности. Как человек очень широких взглядов я был готов любить всех женщин и скопом, но только в той плоскости, которую видела Марта. Для такого типа любви, она мне вполне подходила, была просто идеальной. А вот как кошку я уже не мог любить ни одну женщину, даже Марту. Любовь к женщинам стала более рассудочной и физиологичной.

Зачем я ей был нужен, мне было понятно. Она как бы находилась в двух мирах одновременно. Мир европейских ценностей и широкой толерантной радуги был её миром. Но она чувствовала, что он не настоящий, без перспектив, надуманный и неестественный. Я, по всем внешним признакам, был тоже частью этого мира. Всё время улыбался, ничего меня не пугала и не смущало, я был толерантен. Групповой секс – хорошо, друг гей – бывает, женщины борются за равные права с домашними животными – поддерживаю, разрешено потреблять наркотики – мне по барабану! В отличии от большинства русских за рубежами нашей Родины, я носил рубашку на выпуск, был не подтянут и не затянут ремнями, а расслаблен и прекрасно приспосабливался к окружающей среде. Я как бы был из её мира. Но это были только внешние признаки. Внутри я был всегда печален и основателен, скучный такой тип. Я был категорически против толерантности на своей Родине, чужие страны и обычаи меня не волновали, это составляло основу «широты моих взглядов». И ещё, я был надёжен на бытовом уровне. Я отвечал «за свой базар». И жил по своим собственным «понятиям», не навязывая их другим. Это было очень глубоко внутри, я не любил это показывать. Но люди это чувствуют, особенно женщины и представители Аэрофлота в пиджаках.

И, наверное, ещё что-то женщины чувствуют, но что, я чётко определить никогда не мог. Я же не женщина. Одна из моих жён на полном серьёзе утверждала, что я являюсь «достоянием нации». Наверное, речь шла о моём остром уме. Или странности моей и необычности поведения. Очень трудно предугадать мои поступки, посчитать, что за ними стоит. Женщины любопытны, на этом и сгорают порой. А разжигать любопытство мне даже и не нужно было. Я ведь на самом деле жил не в мире Марты, а своем, собственном. Вот этот мой секретный мир и манил Марту, как бабочку манит свет свечи. И ещё, я очень часто не боялся быть искренним. А это очень большая наглость в современном мире.

-Ты хорошая Марта, ты – классная женщина, я тоже тебя люблю.
-Тоже… Кто она, главная твоя женщина? Я смогу стать самой любимой!

Я молчал. Просто какое-то «Белое солнце пустыни», в гарем просится, хочет там сделать успешную карьеру! А я не об этом, я – о Родине. Но разговор о Родине-матери казался мне неуместными и несвоевременным. Я не знал, как ей объяснить, что с любой русской женщиной меня связывает гораздо больше чем любовь. Общая культура, жизнь наших предков. Очень много всего. А прежде всего то, что именно женщина в моей культуре занимается формированием пространства любви, пространства Родины. И потом туда приходят дети. И продолжается род. Одно дело любить, а совсем другое продолжать свой род. Светлое чувство может тебя посетить много раз, а продолжение своего непрерывного рода возможно только на Родине.

Когда речь идёт о выживании, тупом выживании, можно жить с любыми женщинами и в любых странах. Они могут рожать тебе детей, но это будут уже дети с другой родиной, не с твоей. У тебя будет хороший дом, тёплый очаг, достойная жизнь. Твой род может пустить корни на чужой земле, он выживет и это будет очень хорошо. Но твоя Родина от этого обеднеет, она лишится тебя и твоего рода. Только ты сам делаешь выбор между Родиной и тёплым сытым домом. Поэтому я ТОЖЕ любил Марту, после любой русской женщины. Которую я могу совсем даже и не любить, но которая всегда будет главнее Марты просто по факту своего происхождения и принадлежности к культуре. И не важно, есть ли у меня сейчас любовь к какой-нибудь русской женщине.

У меня вчера не было выбора, весь цивилизованный мир погружался во тьму. Я не видел пути на Родину, а был вынужден выживать в тех условиях, в которые попал. Но Родина позаботилась обо мне, прислала за мной и другими бедолагами, застрявшими в чужой стране самый большой самолёт из своего парка самолётов. Родина, в лице простого представителя Аэрофлота обозначила мою нужность для неё, выдав посадочный талон в бизнес-класс. После всего этого у меня не было выбора. Хотя выбор есть всегда, а у меня не было выбора только по тому, что я его уже сделал, причём давно. А «за базар» я обычно отвечал.

Во время катастроф, геополитических изменений и войн я хочу быть вместе со своей Родиной и разделить общую судьбу. В крайнем случае, готов выполнять её задание за рубежом. Родина мне не приказывала, даже не намекала, на то, что я должен плодить австрийцев совместно с Мартой. Более того, в некотором смысле, это было даже предательство её интересов. Ценности Евросоюза не являются ценностями моей Родины. Чем больше носителей любых ценностей, тем крепче они. Хотя тут тоже возможны варианты, есть ещё такой критерий, как качество носителей. А по всем признакам, с Мартой должны были получиться качественные и крепкие ребята. Развлекаться, использовать чужих можно и правильно, особенно если дело касается выживания. Но не более того. Как это всё объяснить Марте и при этом не обидеть её, я не знал.

Ведь в ЕС искоренялось даже понятии «родина», боролись и с национальными предрассудками. В Канаде уже давно победили национальности, китайские и иранские дети искренне стали канадцами, полными общечеловеческих ценностей и с открытым толерантным сознанием. Осталось лишь чуть-чуть подождать, момента когда умрут их родители, и счастливое техногенное общество потребителей полностью искоренит тогда такие глупости, как родина, обычаи и традиции предков, понятие семьи и рода. А я был против этого, против того, что бы у меня и моих детей не осталось Родины. А Марта была моим искушением, моей Европой, носителем и одновременно жертвой прогресса европейских идей одновременно.

Я вздохнул. Может всё же забрать Марту в Россию? Может быть, она приживётся там? Такая хорошая и искренняя женщина, дедушка казак, хоть и беглый. А ферму в Австрии продадим потом. Первое время, как на дачу ездить будем, деньги оттуда получать и тратить в России. И я решил дать шанс Марте.

-Марта, а кто по национальности твоя бабушка?
-Швейцарка, но немецкоязычная.
-А мама?
-Австрийка.
-А ты?
-Европейка, но сейчас национальность не важна.
-Ты уверена?
-Да, ты поймёшь скоро это, Иван.

Что-то объяснять мне – тяжкий труд, а надеяться на моё понимание и принятие глупости – смешно. Марта свой шанс пустить русские корни, счастливо жить и умереть в России безнадёжно упустила. Баба с возу – кобыле легче! Красный ангел превратился для меня в обычную европейскую серую мышь, серость. Тьма и серость поглощает Европу, и я бы там погиб, если бы поддался её искушению. А смысла похищать Европу в лице Марты я не видел никакого. Я этого не хотел. Я не хотел серую бедную Марту. Зачем ехать в Тулу со своим самоваром?! Русских баб мне пока хватает. Каждому – своё. Красный ангел погиб в борьбе за любовь. На Европу наползала тьма.
Кубок форумчанинаЛучший фотограф
Сообщений: 921
20.КАН.02

Римские каникулы-5. Наползающая тьма.
Эйяфьядлайёкюдль. Серая мышь-2. Экипаж-2.

Канадские рассказы.

Жизни в аэропорту города Рима практически не было никакой. Вся жизнь была только вокруг Аэрофлота и её самолёта. Всех зарегистрировавшихся на последний рейс в Москву просили никуда не уходить, так как посадка могла начаться в любую минуту. Всё зависит от ситуации с продвижением облака пыли к Риму. На табло же погасли все зелёные маршруты из города Рима в остатки мира, ещё не погрязшего во тьме. Все воздушные дороги больше не вели в Рим. Осталась только одна дорога. И она лежала в Москву. Москва светилась и мигала очень ярко. Видимо, управлявший выводом на это табло информации был весёлым человеком. Ещё вчера, Москва светилась гораздо слабее, а сегодня, то ли за счёт выключения всех иных городов и маршрутов из списка действовавших, то ли по какой-то другой причине, свет испускаемый стал ярче и резче. Улетит наш самолёт, и табло будет выключено. Надолго ли?! Может, навсегда. В аэропорту уже вовсю шла консервация помещений, закрывались целые сектора. Аэропорт планировали закрыть сразу после отбытия нашего самолёта.

Прибыли карабинеры с собаками и оружием. Видимо, что бы взять опустевшее здание под свою охрану. Часть из них разместилась вокруг пассажиров. Вроде бы пассажирского бунта, в связи с попыткой залезть в последний улетавший самолёт не намечалось. Наверное, они просто рассматривали всех нас, как артистов, а отправление последнего самолёта в Москву было просто спектаклем или, если хотите, шоу. Ещё пребывали редкие люди из города, но их было мало. Я спросил у нашей аэрофлотовской тётки, чего мы ждём? Она сказала, что всех наших, кто должен был лететь позже, завтра, через неделю и даже месяц, обзвонили и предложили лететь сейчас. Их и ждём, места пока ещё есть. А полетим, когда места кончатся, или будет уже невозможно оставаться. Да и экипаж отдыхает, хотя он и усиленный. Летели долго, кружным путём, через Турцию, почти семь часов, пусть чуть-чуть отдохнут. На обратную дорогу заправили топливом полные баки. Часов на одиннадцать полёта минимум должно хватить.

Такой подход мне нравился. Летать, так летать! Меня лично устраивал любой город России, если вдруг и Москву накроет облаком пепла. Марта никуда от меня не отходила, просто держала за руку. У неё была мокрая и горячая ладошка, она помалкивала. Ещё через час, все оживились. Ждать больше было нельзя, и всей толпой работники аэропорта, все сотрудники других авиакомпаний пошли к зоне посадки. Многие фотографировали, набежало много карабинеров, командиры их построили. Открыли зону досмотра, но никто почему-то не заходил туда. Оказывается, ждали экипаж корабля. Я не знаю как, когда и где бывает, но в этом конкретном аэропорту без экипажа никто не хотел ничего делать. Вдруг раздались аплодисменты, люди пропускали экипаж и аплодировали ему. Я поинтересовался у какой-то сотрудницы аэропорта, почему люди себя так ведут? Она мне кратко объяснила, что на самом деле, всё воздушное пространство Италии закрыто ещё с ночи. Оно открыто только для одного самолёта, русского. И все диспетчерские службы, аэродромное хозяйство отдают должное мужеству экипажа. Ведь, случись что, ни одна страховая компания никому ничего не оплатит. И за всё происходящее отвечает лишь командир корабля и его экипаж. Карабинеры, я не шучу, вытянулись по стойке смирно и отдавали честь проходившему экипажу. Обстановка была волнующе-торжественная. Марта вдруг заревела, некоторые женщины, из числа остававшихся в Риме, тоже её скромно поддержали. Не хватало только гимна России.

На мой вкус, это был дурдом, хотя и приятно. Экипаж почти ничем не рисковал, что они дураки что ли?! У нас на Северах ещё и не так экипажи летают часто. Да ещё порой и на старых и не очень исправных самолётах. Людей и грузы возить то надо, ну и что, что самолёт иногда ломается. Это нормальное состояние техники. Чаще аварии происходят по другой причине, и эта причина называется человеческим фактором. Вот где прячутся ежедневные герои, на Северах, где почти и нет диспетчеров воздушного движения! А тут Boeng 777-300ER и столько патетики и соплей.

А может быть, европейцы переживают, боятся, что русские улетят навсегда и больше не вернуться?! Марта та точно переживает, вцепилась в руку и ревёт. А другие европейцы, скорее всего, за себя переживают и своё тёмное будущее, и завидуют русским, с их огромной территорией и возможностями. Вообще, на фоне этого несчастного вулкана, как-то занервничали европейцы, напряглись. Хотя и я чувствовал предстоящую надвигающуюся катастрофу, но осознавал, что вряд ли это будет исландский вулкан.

Капитану экипажа эта ерунда с аплодисментами тоже надоела, он поднял руку, и все затихли. Капитан доверительно объявил, что первыми сажает пассажиров с детьми, потом пассажиров с жёнами и подругами, потом одиноких женщин, потом одиноких мужчин, и только потом бизнес-класс. В том же порядке. По всем моим прикидкам получалось, что я сяду в самолёт самым последним пассажиром. Видимо, командир воздушного судна очень не любил пассажиров бизнес-класса. А тут у него была полная власть, что хотел, то и дела. Ещё он добавил, что на всех мест в самолёте хватит, чтобы люди не нервничали.

-Возьми меня с собой, всем места хватит! Мне здесь очень страшно! -тихонько выла мне в ухо Марта.
Я молчал. В принципе, если ей так хочется, то и сама залезет. Но брать на себя ответственность за жизнь бедной Марты я не хотел. Тем боле, я был уверен, что визы у неё в Россию не было!

-А виза у тебя есть? – Строго и спокойно так спросил я её. По её глазам я видел, что визы у неё не было.
- За попытку пересечь незаконно границу России дают минимум пять лет лагерей. Ты хочешь попасть в русский лагерь в Сибирь?
-Нет, не хочу.

Марта неожиданно успокоилась. И даже как-то повеселела. Видимо, поняла, что в тёмном от пепла Риме всё же лучше, чем в сибирском русском лагере. Я нашёл правильный тон разговора. Немцы, оказывается, очень боятся русских тюрем и лагерей. И ещё боятся нарушать закон, очень наивные люди.

Быстренько всех засунули в самолёт, я шёл последним, мне зачем-то тоже стали аплодировать. Ну, если так нужно людям шоу, почему бы его не устроить. В телефоне у меня была мелодия «Прощание славянки». Я включил её на полную громкость и, подняв телефон над головой, пошёл к дверям. Спешки особой не было, представитель Аэрофлота оформлял какие-то бумаги и передал их старшей стюардессе, если такие имеются. Наверное что-то про еду, и та их проверяла. Видимо, невидимое напряжение стало сходить и с человека в пиджаке. Он достаточно широко улыбнулся, а может, это воздух Италии сделал его таким улыбчивым, или молоденькая сотрудница Alitalia? Я сказал ему, что они молодцы, хорошо всё организовали. На что получил ответ, что вчера вечером даже пришлось работать. И добавил, что «эти» теперь ему должны. Кивок был в сторону выстроившихся представителей других авиакомпаний. Жизнь «по понятиям» есть везде.

Закрытая дверь самолёта разделила Евразию на них и нас. Их проблемы стали только их проблемами для меня в этот момент. А свои проблемы мы и без них решим. В самолёте с именем русского поэта мы летели домой. Оказалось, так иногда тоже бывает, мы получили на борт очень много совершенно разных наборов питания. Просто, по доброте душевной, местный центр по производству пищи абсолютно бесплатно отдал нам все, что у них было. Вернее все, что наши захотели взять. А вот алкоголя и Duty Free в этом полёте вообще не было. На мой вопрос о пиве, вполне законный от пассажира бизнес-класса, стюардесса гордо так ответила, что капитан ввел на борту сухой закон и единоличную диктатуру. Согласно его приказу, все пассажиры в самолёте обслуживаются одинаково в этом полёте. Видимо, стюардесса тоже нелюбила пассажиров бизнес-класса, как и командир экипажа. И это был мой первый полёт в бизнес-классе без специальной услужливой и милой стюардессы. Обычно я очень привередливый пассажир, но тут особо не умничал. Просто потребовал бутылку минеральной воды с газом и пакет томатного сока и автономно выпивал себе. Пива ведь не давали. Оно обычно тоже входило в сложный коктейль, который я обычно пил в бизнес-классе. Составление его стюардессами под моим руководством было моим особым извращённым удовольствием.

Всё дело в том, что я не любил стюардесс, как класс, как тип людей. Особенно я не любил стюардесс авиакомпании Аэрофлот. Да и сейчас их не люблю, на то есть причины. И это совершенно не относится к взаимоотношениям между мужчинами и женщинами, это имеет другие корни. Так что, многочасовое путешествие в бизнес-классе, делает жизнь стюардесс, меня обслуживающих, в сложное дело. Я на них не кричу, не хамлю, всегда им улыбаюсь, но увы, издеваюсь в течении всего полёта. И лучшей похвальбой мне является тихая жалоба стюардессы, обслуживающей бизнес-класс, подруге о том, что я её всю уже замучил. А мне не нравится издеваться над людьми. Поэтому я сам никогда не покупаю билет в бизнес-класс. Но в этом рейсе было «водяное перемирие» с моей стороны. Стюардессы Аэрофлота в тот день для меня были, прежде всего, соотечественницами, а лишь потом подавальщицами.

Мы летели долго, даже очень долго. Моей соседкой оказалась дама, купившая посадочный талон. Оказалось, что у неё был билет, но она не успевала его взять в гостинице, и даже не помнила, какой авиакомпанией летела, так как билеты не покупала сама. Её выдернули прямо с научной конференции, где она делала доклад. Она не может зависнуть в Европе со всеми этими событиями, у неё филиал МГУ в городе… под управлением. Короче, обычный профессор. Болтали часа три. По всем прикидкам, раньше часа ночи мы прилететь не могли. А её шофер встречал, но абсолютно не знал Подмосковье, и она боялась, что раньше утра никуда с таким шофёром не доедет. А я знал все дороги в Подмосковье и знал, как быстро добраться до её города. К тому же, маршрут лежал как раз рядом с моей дачей. Я был раздет, без верхней одежды. Мой багаж никто точно не грузил в самолёт, итальянские грузчики не такие, что бы ради русского самолёта выходить на трудовую вахту. А на улице видимо было не плюс 24, как, когда мы вылетали, было в Риме. А на даче находилось всё мне необходимое для жизни.

Прилетели. Перед посадкой капитан корабля сказал, что багаж и он не стал брать, да и некому было грузить багаж в самолёт. Итальянцы обещали прислать в Москву его сразу после возобновления полётов. Многие были в шоке, особенно были в шоке жители других городов России. А я напрягся. Если багаж отсутствует у всех, то это катастрофа. Сколько по времени оформляется утерянный багаж, не знаете?! Минимум десять минут, а может даже и полчаса! Много различных форм надо заполнять. Сколько человек занимается оформлением в аэропорту или терминале, как в аэропорту Шереметьево? Один-два! Пусть даже двести человек без багажа, а не все четыреста, двести умножаем на десять минут и делим на 2 человека. Получается, что последний человек оформит багаж через 17 часов?! Если я хочу ехать в тёплой машине, то я должен быть первым у стойки оформления потерянного багажа. Я попросил подождать меня минут двадцать, пока я оформлю багаж профессоршу. Профессорша скрепя сердцем согласилась.

Была ещё одна беда в этом деле, самолёт прибывал в только что открытый терминал «Д». Я там не был ни разу. Но я не растерялся, поймал и стал мучить стюардессу выяснением всего и вся в терминале «Д». Они там конечно парковали машины. Но терминал плохо знали тоже. Очень их всех измучил я своими вопросами, и мне было приятно. Но кое-что выяснил, а главное, договорился, что бы меня первым выпустили из самолёта независимо от идей и распоряжений командира экипажа. Я их так достал, что они были рады от меня скорее избавиться.

Когда открыли дверь, я побежал. Я бежал мимо удивлённых и сонных таможенников. Терминал был почти пуст. Я им сказал, что сейчас человек четыреста появится, и все без багажа. Они мне подсказали, где оформляют этот самый утраченный багаж. Я прибежал первый. Крепко прижался к стойке. Но работников не было. Быстро осмотрел образцы заполнения необходимых форм, залез за стойку и начал эти формы заполнять. Я заполнил больше половины, когда стали появляться пассажиры. Я Громко кричал, что я первый, а заодно вытащил из-за стойки и спрятал в своей жилетке все чистые бланки. Наконец появилась сонная сотрудница. Она не понимала, кто эти люди, и что они от неё хотят. Она не могла понять, куда делись все бланки. И вообще, она ничего не понимала. Я заполнил все формы, и требовал инструкций. Сотрудница же тупо искала, с чего ей делать ксерокопии образцов документов. Всё иное её не волновало. А время шло, все психовали. Сотрудница вызвала милицию, пришли ещё какие-то люди, типа сотрудников. Ситуация накалялась. Я сказал, что быстренько добуду бланки в соседнем терминале. Все посмотрели на меня как на идиота, до ближайшего терминала Шереметьево-1 было далеко. Я совал свои листочки и интересовался последовательностью действий. Оказалось, что мне надо бежать к таможенникам и там ставить какие-то отметки, я же прилетел из-за границы. Все смотрели на меня, как на врага народа, люди решили, что я и извёл все образцы. Так в общем-то и было, в некотором смысле. Я вылез из толпы и побежал к таможенникам, они с интересом смотрели на меня. Рядом стояла уже нервная профессорша, я ей сказал, что сейчас отдам документы и буду готов им показывать дорогу.

У дальнего столика я аккуратно выложил эти проклятые пустые бланки и, невинно взяв два из ни в руку, пошёл к стойке оформления. И громко так заявил, что там на дальнем столе есть очень много чистых бланков. Даже толпа всего в двести человек грозная сила. И эта масса ломанулась к тому месту, которое я им указал. Я же опять пробился к стойке и показал образец документов. Честно пообещал его передать сотруднице только после оформление по праву пришедшего первым сюда меня. Это ведь не мои проблемы, что сотрудница где-то спокойно спала! Мне всё оформили, я отдал бланки и вырвался из этого дурдома. В каждой стране есть свой персональный дурдом. В одном дурдоме хлопают в ладоши, а в другом бьются за никчёмный клочок бумаги смертным боем.

Всё было хорошо, я уложился меньше чем в час. Мои пути-дороги были реально короткими, шофер был весел, и его радость передалась профессорше. Так что довезли они меня до дачи часам к четырём утра. Лежал кое-где не растаявший снег, было свежо и радостно. Вот она такая, моя Родина.

Как я и предполагал, всё с этим вулканом Эйяфьядлайёкюдль вышло несерьёзно и постепенно сошла на нет европейская паника в течении недели. К девятому мая даже привезли в Шереметьево мой багаж. Но для меня эти события был только предвестником будущего. И будущее не заставило себя долго ждать. Наша страна серьёзно пострадала летом 2010 года от пожаров и жары. Было жуткое лето, дым от горящих торфяников окутал Москву и её окрестности. В мире всегда найдётся повод для катастрофы. Но с тех пор я не выношу запах дыма. А уже в начале 2014 года горели в Киеве покрышки, в мае 2014 года горел Дом профсоюзов в Одессе. Потом загорелся Донбасс. Эти катастрофы происходят на моей Родине. Я ведь из СССР. И такой «дым отечества» мне не приятен. Мне глубоко плевать на Европу, а ей глубоко плевать на мою Родину.

Нет никаких для меня Красных ангелов, даже если они одеты во всё красное и улыбаются мне. Это просто форма одежды серых мышей. Зато есть Красная площадь и Красная машина. Есть Красная Армия, есть «Великий Могучий Советский Союз», даже если его нет на карте. Это все хранится в памяти и сознании. Слов из песни, не выкинешь, особенно, если эти слова находят отклик в твоём сердце.

А была или нет Марта, для меня абсолютно не важно. Важно то, что сегодня говорят в Европе, что «Зверь с Востока кусает Европу», это про морозы и снег 27 февраля 2018 года. С намёком говорят, а про Север забыли, искажают действительность. А «зима близко», и холод идёт с Севера.

Важно то, что теперь русским не будут уже в Европе рукоплескать, да и не надо нам этих глупостей. Это Горбачёву нравилось, а сейчас люди у власти другие, скромные и тихие. Европа будет платить нам, платить «по понятиям». Европа нам должно. Люди в костюмах со скучающими лицами им это организуют спокойно и планомерно, это их работа.

Катастрофы были, есть и будут, и личные, и касающихся всех. Так устроена жизнь, к катаклизмам надо относиться спокойно и ликвидировать их последствия.

Но больше всего меня радует, что главная из всех возможных катастроф со мной уже не произойдёт. Я не оставлю свою Родину. Спасибо Марте.


P.S. Я всё это неожиданно для себя начал писать, когда случайно узнал, что Эдуарду Лимонову исполнилось 75 лет 22 февраля 2018 года. Так что если кому что не понравилось, это Лимонов виноват! Я так думаю 27 февраля 2018 года.
Кубок форумчанинаЛучший фотограф
Сообщений: 921
24.8М-КР .03

8 Марта. Десять лет назад. Русский праздник.
Канадские рассказы.

Так случилось, что праздник 8 Марта 2008 года отмечал в Канаде, в окрестностях славного города Торонто. Этот день ничем не отличается от всех иных обычных дней в тех краях. Хотя в 2008 году этот день был особенный, такого снегопада не было уже лет 20-30 в Канаде. Старожилы вспоминали катастрофу, бывшую при подобном снегопаде в те стародавние времена, в 1984 году в Монреале. Тогда армия занималась спасением замерзающих без электричества жителей. Или это было в 1982 году? Не суть важно. Был очень сильный снегопад.
Я видел и более крутые, но вдали от цивилизации. Городам очень вредны обильные снегопады. Там жизнь от этого портится. Скорые не вывозят больных, пожарные не спешат на пожары, полиция с трудом ловит преступников. Для меня всё проблемы цивилизации были неважны, важно было то, что снег засыпал все дороги, и по большому счёту, после обеда ездить по дорогам было уже мало реально. А я собирался съездить в супермаркет, прикупить продуктов. Но я сомневался, ехать мне, или не ехать?! Канадцы расползались по домам, снегоуборочная техника вся вышла на трассы.

Русские, конечно, и в Канаде русские. Тихонечко по семьям празднуют 8 Марта. Ни по радио, ни по телевидению местному даже не упоминают, что есть такой праздник. Цензура на события и информацию, не отвечающие их понятиям, у них жёсткая. А несемейных друзей и знакомых, не живущих в семье, у меня в Канаде было мало знакомых.

Вдруг раздался звонок от одного знакомого психиатра из селения Аврора. Как врач-специалист он уже давно расстался со своей прежней семьёй, и не спешил с созданием новой. Семьи в эмиграции или сразу разваливаются, или держатся до создания прочной материальной базы и разваливаются после этого. Или внешне не разваливаются, но существуют только формально. Есть, наверное, и другие примеры. Но я знаю лишь три семьи, существующие до сих пор на чужой почве в течении многих лет. Причём, про одну из них, я не уверен, может быть, просто от меня скрывают свои реальные взаимоотношения. Но такова обычная плата за счастливую жизнь в эмиграции на чужбине.

Так что, психиатр был официально свободен от семейных уз, и ему хотелось праздника. Более того, в Канаде в те времена было стыдно признаваться в не успешности семейной жизни. А психиатр этим даже отчасти бравировал, менял своих партнёрш каждые два года. Не допускал трёхлетнего совместного существования, так как в Канаде это фактические брачные отношения. И по законам, они приравниваются к официально зарегистрированным и влекут, в случае их нарушения, вполне материальные судебные разбирательства по разделу имущества.

Ещё, на всякий случай, чтобы не влюбится, Сергей, так звали моего товарища, не имел глубоких интимных отношений с русскоязычными женщинами. Боялся любви, она часто очень дорого обходится в Канаде. Зато у него была любимая женщина в Гомеле. Он к ней часто летал на неделю. И у них кипели реальные любовные страсти на протяжении десятилетий. Очень удобно. Такая жизнь у богатых наших людей бывает в Канаде.

Восьмое Марта и часовое общение с любимой в Гомеле по телефону настроило Серёгу на романтический лад. И он позвонил мне и предложил устроить «нашим девочкам» праздник. Место было выбрано им в селе Ричмонд Хилл в японском суше ресторане, на Янг-стрит, где были поварами японцы. Почему-то в те времена «наши девочки» проживающие в различных странах резко полюбили суши. Условия праздника были обычными для Канады - каждый платит за себя. «Наших девочек» у него было много знакомых, тех, кто уже развёлся или скоро разведётся. «Мальчиков» он тоже обещал набрать, для гендерного паритета.

Романтичное настроение настроило его весьма решительно, и он твёрдо решил устроить праздник 8 Марта. От меня требовалось только одного - прибыть по указанному адресу к 17-00. Что, если честно говорить, тоже было непростой задачей, учитывая снегопад. Но пропасть на самой длинной в мире улице Янг-стрит (1896 километров) в снегах было гораздо интереснее, чем сидеть в засыпаемом снегом доме одному. Тем более повод для свершений и подвигов был хороший.

А пурга, метель и обильный снегопад никуда и не думали отступать от города Торонто и его окрестностей. Но участники праздника пробились сквозь снега, достигли цели в виде суши-ресторана, и в 17-00 уже были в месте празднования. Я, на всякий случай, купил в супермаркете много цветов по смешным ценам. И, как оказалось, не я один. Многие из собравшихся, совсем не знали друг друга, я, например, кроме Сергея вообще никого не знал. Но это были все наши, северные русские. С Авроры, с Нью Маркета, с Ричмонд Хила. С севера от Торонто.

Я, в те времена, почему-то жил в Северном Йорке, хотя искренне больше любил Аврору. То есть я был «парнем с юга», по отношению ко всем остальным. Другие, не северяне, тоже были приглашены, но, то ли испугались дальнего пути, то ли погода не пустила. Дело в том, что Янг-стрит был лучше всех других улиц очищен от снега, вроде бы он - главная улица Канады. Мне до него было рукой подать, с моей перпендикулярной ему улицы. И то еле доехал. Остановиться на светофоре было нереально, потом невозможно было тронуться. Вот я и ехал в среднем со скоростью около тридцати километров в час, не обращая никакого внимания на многочисленные светофоры. «Мы – русские!». И светофоры в таких погодных условиях нам не указ! Машин было очень мало, все попрятались по домам.

Около тридцати сумасшедших, с точки зрения обслуживающего персонала, русских собрались на непонятный праздник. Я, каждой женщине, дарил три тюльпана, другие мужчины тоже вели себя подобным образом. Цены на цветы в такую пургу были более чем смешными, мы легко могли эти траты себе позволить. Все были крайне прилично одеты. Дамы в прекрасных платьях и на каблуках, туфли они принесли, как сменную обувь, с собой в пакетах. Мужчины в костюмах и при галстуках. Гулять, так гулять! Я уверен, что такое странное зрелище в виде хорошо одетых женщин и мужчин галантных с женщинами, прежде было недоступно работникам этого суши бара-ресторана. В Канаде так не принято! Там население не заморачивается внешним антуражем. Гораздо больше их интересует внутреннее содержание. Внутреннее содержание банковского счёта, или, по крайней мере, кредитного лимита, человека.

Но это был наш праздник, русский. И соблюдать чужие обычаи мы не собирались. Ели, слегка знакомились, пили. Пели в караоке русские песни (с собой принесли диски). Гуляли. Даже немного потанцевали. Было хорошо и спокойно. Но, ближе к девяти, явился хозяин заведения и слёзно нас просил простить за всё. На улице, мол, катастрофа. Ему надо отпускать работников, а то они замёрзнут в снегах и никогда он их больше не увидит. Он сам готов нас обслуживать лично, до самого конца. Либо конца снегопада, либо его собственного.

Эта японская скотина нам испортила весь праздник! Всем уже не хотелось больше тут сидеть, он вырвал нас из атмосферы 8-го Марта! Подумаешь, снег, подумаешь, метель! Это же ерунда! А он гонит нас на улицу. Решили не давать ему чаевые, за такое хамство. Расплатились. Причём опять приятно поразили женщин. Мужчины разделили между собой сумму, необходимую для оплаты по счёту. Для много лет живущей в Канаде самостоятельных женщин это был очень смелый мужской поступок. Тем более, что большинство из этих мужчин тоже долго уже живёт в Канаде, и уважает местные законы и обычаи. Не оскорбляет женское достоинство попытками заплатить за них, или помочь надеть пальто.

Но сегодня мы были русскими, жили по своим, русским, обычаям! И плевали на местные традиции и верования, наши праздники – лучшие, наши женщины -лучшие! Даёшь 8 Марта! А русская душа, как известно, всегда требует продолжения банкета. К счастью, среди нас была семейная пара, недалеко отсюда жившая. Они нас пригласили к себе, в холодильнике у них был большой торт, и ещё они обещали много вкусного чая. Сергей не мог нас пригласить в свой огромный дом. Там сидела «эта», та, с которой «для здоровья» он сейчас жил. Был бы скандал.

Была только одна проблема, семейная пара жила в таунхаузе. А «драйв вэй» (парковка) там был всего на две машины. А у нас машин было на порядок больше. Все, кроме них, и ещё одной женщины, были на машинах. Безмашинная женщина жила рядом с подружкой, и та её везла на своём Хаммере. Парковка для машин очень важный элемент жизни в Канаде. Мало того, что штрафы за недозволенную парковку очень высокие, так ещё и машины воруют очень быстро! Но Сергей вдруг заявил, что это вообще не проблема, он решит эту проблему очень просто!

Довольно-таки быстро караван из машин прибыл к месту назначения и стал в наглую вдоль всей улицы. Сергей попросил меня помочь ему. И мы вдвоём поломали все знаки вокруг, запрещавшие парковку. Нет знака – значит всё можно! Все радовались и громко орали, приветствуя этот акт вандализма. А одна из женщин попросила Сергея сломать знак и около её дома. Тот пообещал, но потом. Наверное, обманул, ведь во все другие дни своей жизни он был законопослушным человеком. А ветер почти сбивал с ног, снег засыпал свежо прокатанную колею прямо на глазах. На этой улице никто и не думал чистить снег.

Пили чай, ели торт. Говорили. Постепенно все отрезвели, да и праздник, даже по американскому времени заканчивался. Было около двенадцати ночи. Решили разъезжаться. На улице было хорошо, но очень снежно. Большинство из живущих в Авроре «наших» приехало на Хамерах. Вообще все, кроме семейной пары и меня были на внедорожниках. Я был один, и никто бы мне не смог помочь, если бы я застрял где-нибудь в снегу. Если при езде в составе конвоя это было не такой уж и большой бедой, то при «одиночном плавании» по снегам это было проблемой. Мне даже предложили остаться ночевать, наши гостеприимные хозяева. Но для меня это было неприемлемо, я хотел домой. Зато лопату у них взял, своей лопаты у меня не было. Записал их адрес, обещал, когда будет возможность, вернуть.

Тепло все попрощались и разъехались. Меня вывозил до Янг-стрит Сергей. Хотел проводить до дома, но это было лишним. Ему ещё с «этой» предстояли разборки, весь праздник Сергей провёл с выключенным телефоном. А на Янг-стрит мне повезло, в моём направлении, не обращая внимания на светофоры, шла машина, очищающая снег. Я пристроился за ней и без приключений доехал до дома.

Отзвонился из дому всем, кто просил это сделать и формально волновался обо мне. Ведь в Канаде « safety first» (безопасность прежде всего). 8 Марта закончился, наступил уже 9 Марта. А 9 Марта – это уже совсем другой праздник и другие традиции.

Прошло десять лет, но такое странное празднования 8 Марта тогда, имеет для меня большой смысл теперь. Не может быть вполне счастлив человек вдали от общества, с которым его связывает общая культура и понятия. Может быть сыт, ездить на Хамере, может быть успешен и самодостаточен. Но счастье, именно счастье я видел тогда в глазах этих незнакомых мне женщин, собранных вместе Сергеем, благодаря его любимой из Гомеля. И глубокий символизм этого странного вечера мне становится все очевиднее с каждым новым 8 Марта.
Кубок форумчанинаЛучший фотограф
Сообщений: 921
24.8М-КР .03

8 Марта. Десять лет назад. Русский праздник.
Канадские рассказы.

Так случилось, что праздник 8 Марта 2008 года отмечал в Канаде, в окрестностях славного города Торонто. Этот день ничем не отличается от всех иных обычных дней в тех краях. Хотя в 2008 году этот день был особенный, такого снегопада не было уже лет 20-30 в Канаде. Старожилы вспоминали катастрофу, бывшую при подобном снегопаде в те стародавние времена, в 1984 году в Монреале. Тогда армия занималась спасением замерзающих без электричества жителей. Или это было в 1982 году? Не суть важно. Был очень сильный снегопад.
Я видел и более крутые, но вдали от цивилизации. Городам очень вредны обильные снегопады. Там жизнь от этого портится. Скорые не вывозят больных, пожарные не спешат на пожары, полиция с трудом ловит преступников. Для меня всё проблемы цивилизации были неважны, важно было то, что снег засыпал все дороги, и по большому счёту, после обеда ездить по дорогам было уже мало реально. А я собирался съездить в супермаркет, прикупить продуктов. Но я сомневался, ехать мне, или не ехать?! Канадцы расползались по домам, снегоуборочная техника вся вышла на трассы.

Русские, конечно, и в Канаде русские. Тихонечко по семьям празднуют 8 Марта. Ни по радио, ни по телевидению местному даже не упоминают, что есть такой праздник. Цензура на события и информацию, не отвечающие их понятиям, у них жёсткая. А несемейных друзей и знакомых, не живущих в семье, у меня в Канаде было мало знакомых.

Вдруг раздался звонок от одного знакомого психиатра из селения Аврора. Как врач-специалист он уже давно расстался со своей прежней семьёй, и не спешил с созданием новой. Семьи в эмиграции или сразу разваливаются, или держатся до создания прочной материальной базы и разваливаются после этого. Или внешне не разваливаются, но существуют только формально. Есть, наверное, и другие примеры. Но я знаю лишь три семьи, существующие до сих пор на чужой почве в течении многих лет. Причём, про одну из них, я не уверен, может быть, просто от меня скрывают свои реальные взаимоотношения. Но такова обычная плата за счастливую жизнь в эмиграции на чужбине.

Так что, психиатр был официально свободен от семейных уз, и ему хотелось праздника. Более того, в Канаде в те времена было стыдно признаваться в не успешности семейной жизни. А психиатр этим даже отчасти бравировал, менял своих партнёрш каждые два года. Не допускал трёхлетнего совместного существования, так как в Канаде это фактические брачные отношения. И по законам, они приравниваются к официально зарегистрированным и влекут, в случае их нарушения, вполне материальные судебные разбирательства по разделу имущества.

Ещё, на всякий случай, чтобы не влюбится, Сергей, так звали моего товарища, не имел глубоких интимных отношений с русскоязычными женщинами. Боялся любви, она часто очень дорого обходится в Канаде. Зато у него была любимая женщина в Гомеле. Он к ней часто летал на неделю. И у них кипели реальные любовные страсти на протяжении десятилетий. Очень удобно. Такая жизнь у богатых наших людей бывает в Канаде.

Восьмое Марта и часовое общение с любимой в Гомеле по телефону настроило Серёгу на романтический лад. И он позвонил мне и предложил устроить «нашим девочкам» праздник. Место было выбрано им в селе Ричмонд Хилл в японском суше ресторане, на Янг-стрит, где были поварами японцы. Почему-то в те времена «наши девочки» проживающие в различных странах резко полюбили суши. Условия праздника были обычными для Канады - каждый платит за себя. «Наших девочек» у него было много знакомых, тех, кто уже развёлся или скоро разведётся. «Мальчиков» он тоже обещал набрать, для гендерного паритета.

Романтичное настроение настроило его весьма решительно, и он твёрдо решил устроить праздник 8 Марта. От меня требовалось только одного - прибыть по указанному адресу к 17-00. Что, если честно говорить, тоже было непростой задачей, учитывая снегопад. Но пропасть на самой длинной в мире улице Янг-стрит (1896 километров) в снегах было гораздо интереснее, чем сидеть в засыпаемом снегом доме одному. Тем более повод для свершений и подвигов был хороший.

А пурга, метель и обильный снегопад никуда и не думали отступать от города Торонто и его окрестностей. Но участники праздника пробились сквозь снега, достигли цели в виде суши-ресторана, и в 17-00 уже были в месте празднования. Я, на всякий случай, купил в супермаркете много цветов по смешным ценам. И, как оказалось, не я один. Многие из собравшихся, совсем не знали друг друга, я, например, кроме Сергея вообще никого не знал. Но это были все наши, северные русские. С Авроры, с Нью Маркета, с Ричмонд Хила. С севера от Торонто.

Я, в те времена, почему-то жил в Северном Йорке, хотя искренне больше любил Аврору. То есть я был «парнем с юга», по отношению ко всем остальным. Другие, не северяне, тоже были приглашены, но, то ли испугались дальнего пути, то ли погода не пустила. Дело в том, что Янг-стрит был лучше всех других улиц очищен от снега, вроде бы он - главная улица Канады. Мне до него было рукой подать, с моей перпендикулярной ему улицы. И то еле доехал. Остановиться на светофоре было нереально, потом невозможно было тронуться. Вот я и ехал в среднем со скоростью около тридцати километров в час, не обращая никакого внимания на многочисленные светофоры. «Мы – русские!». И светофоры в таких погодных условиях нам не указ! Машин было очень мало, все попрятались по домам.

Около тридцати сумасшедших, с точки зрения обслуживающего персонала, русских собрались на непонятный праздник. Я, каждой женщине, дарил три тюльпана, другие мужчины тоже вели себя подобным образом. Цены на цветы в такую пургу были более чем смешными, мы легко могли эти траты себе позволить. Все были крайне прилично одеты. Дамы в прекрасных платьях и на каблуках, туфли они принесли, как сменную обувь, с собой в пакетах. Мужчины в костюмах и при галстуках. Гулять, так гулять! Я уверен, что такое странное зрелище в виде хорошо одетых женщин и мужчин галантных с женщинами, прежде было недоступно работникам этого суши бара-ресторана. В Канаде так не принято! Там население не заморачивается внешним антуражем. Гораздо больше их интересует внутреннее содержание. Внутреннее содержание банковского счёта, или, по крайней мере, кредитного лимита, человека.

Но это был наш праздник, русский. И соблюдать чужие обычаи мы не собирались. Ели, слегка знакомились, пили. Пели в караоке русские песни (с собой принесли диски). Гуляли. Даже немного потанцевали. Было хорошо и спокойно. Но, ближе к девяти, явился хозяин заведения и слёзно нас просил простить за всё. На улице, мол, катастрофа. Ему надо отпускать работников, а то они замёрзнут в снегах и никогда он их больше не увидит. Он сам готов нас обслуживать лично, до самого конца. Либо конца снегопада, либо его собственного.

Эта японская скотина нам испортила весь праздник! Всем уже не хотелось больше тут сидеть, он вырвал нас из атмосферы 8-го Марта! Подумаешь, снег, подумаешь, метель! Это же ерунда! А он гонит нас на улицу. Решили не давать ему чаевые, за такое хамство. Расплатились. Причём опять приятно поразили женщин. Мужчины разделили между собой сумму, необходимую для оплаты по счёту. Для много лет живущей в Канаде самостоятельных женщин это был очень смелый мужской поступок. Тем более, что большинство из этих мужчин тоже долго уже живёт в Канаде, и уважает местные законы и обычаи. Не оскорбляет женское достоинство попытками заплатить за них, или помочь надеть пальто.

Но сегодня мы были русскими, жили по своим, русским, обычаям! И плевали на местные традиции и верования, наши праздники – лучшие, наши женщины -лучшие! Даёшь 8 Марта! А русская душа, как известно, всегда требует продолжения банкета. К счастью, среди нас была семейная пара, недалеко отсюда жившая. Они нас пригласили к себе, в холодильнике у них был большой торт, и ещё они обещали много вкусного чая. Сергей не мог нас пригласить в свой огромный дом. Там сидела «эта», та, с которой «для здоровья» он сейчас жил. Был бы скандал.

Была только одна проблема, семейная пара жила в таунхаузе. А «драйв вэй» (парковка) там был всего на две машины. А у нас машин было на порядок больше. Все, кроме них, и ещё одной женщины, были на машинах. Безмашинная женщина жила рядом с подружкой, и та её везла на своём Хаммере. Парковка для машин очень важный элемент жизни в Канаде. Мало того, что штрафы за недозволенную парковку очень высокие, так ещё и машины воруют очень быстро! Но Сергей вдруг заявил, что это вообще не проблема, он решит эту проблему очень просто!

Довольно-таки быстро караван из машин прибыл к месту назначения и стал в наглую вдоль всей улицы. Сергей попросил меня помочь ему. И мы вдвоём поломали все знаки вокруг, запрещавшие парковку. Нет знака – значит всё можно! Все радовались и громко орали, приветствуя этот акт вандализма. А одна из женщин попросила Сергея сломать знак и около её дома. Тот пообещал, но потом. Наверное, обманул, ведь во все другие дни своей жизни он был законопослушным человеком. А ветер почти сбивал с ног, снег засыпал свежо прокатанную колею прямо на глазах. На этой улице никто и не думал чистить снег.

Пили чай, ели торт. Говорили. Постепенно все отрезвели, да и праздник, даже по американскому времени заканчивался. Было около двенадцати ночи. Решили разъезжаться. На улице было хорошо, но очень снежно. Большинство из живущих в Авроре «наших» приехало на Хамерах. Вообще все, кроме семейной пары и меня были на внедорожниках. Я был один, и никто бы мне не смог помочь, если бы я застрял где-нибудь в снегу. Если при езде в составе конвоя это было не такой уж и большой бедой, то при «одиночном плавании» по снегам это было проблемой. Мне даже предложили остаться ночевать, наши гостеприимные хозяева. Но для меня это было неприемлемо, я хотел домой. Зато лопату у них взял, своей лопаты у меня не было. Записал их адрес, обещал, когда будет возможность, вернуть.

Тепло все попрощались и разъехались. Меня вывозил до Янг-стрит Сергей. Хотел проводить до дома, но это было лишним. Ему ещё с «этой» предстояли разборки, весь праздник Сергей провёл с выключенным телефоном. А на Янг-стрит мне повезло, в моём направлении, не обращая внимания на светофоры, шла машина, очищающая снег. Я пристроился за ней и без приключений доехал до дома.

Отзвонился из дому всем, кто просил это сделать и формально волновался обо мне. Ведь в Канаде « safety first» (безопасность прежде всего). 8 Марта закончился, наступил уже 9 Марта. А 9 Марта – это уже совсем другой праздник и другие традиции.

Прошло десять лет, но такое странное празднования 8 Марта тогда, имеет для меня большой смысл теперь. Не может быть вполне счастлив человек вдали от общества, с которым его связывает общая культура и понятия. Может быть сыт, ездить на Хамере, может быть успешен и самодостаточен. Но счастье, именно счастье я видел тогда в глазах этих незнакомых мне женщин, собранных вместе Сергеем, благодаря его любимой из Гомеля. И глубокий символизм этого странного вечера мне становится все очевиднее с каждым новым 8 Марта.
В начало страницы 
|
Перейти на форум:
Быстрый ответ
Чтобы писать на форуме, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь.