18+

 Добро пожаловать!

 Мы рады приветствовать Вас.  Зарегистрируйтесь и получите на свой e-mail письмо с инструкцией по активации учётной записи. Активируйте свою учётную запись и Вам станут доступны все функции сайта.  Вы сможете завести блог, загружать фотографии и общаться с друзьями.

 

Переславские рассказы.

  
Кубок форумчанинаЛучший фотограф
Сообщений: 1077
Свидетель 9-го мая 1945 года


Почти каждое лето в детстве я проводил у бабушки в Переславле-Залесском. Очень любил спать на сеновале. С 13 до 17 лет мне выпала такая возможность – старшие братья подросли и сеновал попал в моё распоряжение. На сеновале, кроме сена и пыли, стоял ещё сундук с колодками для изготовления обуви – мой дядя Юра когда-то этим занимался профессионально - во время войны работал в артели обувщиков с 13 лет.
Каждое лето я приводил сеновал в порядок – чистил по возможности от пыли и затаскивал постельное бельё и одеяла. В каком году это было - не помню, но я отодвинул сундук, стремясь максимально благоустроить «мой» сеновал. Под ним лежал старый листок – обложка тетради. Почему-то я его взял и он у меня сохранился. Текст я не читал – плохо было видно и вообще не до этого! Лет десять назад, перебирая многочисленные залежи бумаг, я наткнулся на него снова и был поражён прочитанным текстом. Привожу его полностью.
9мая 45г.
Радостный, счастливый день! Вся страна ликует! А ещё только вчера я никак не думала, что сегодня будет окончена война – великий праздник!
А мне очень-очень грустно, ведь не вернётся папа! Я его больше не увижу. Мама плачет и у меня сами катятся слёзы из глаз. Как мы несчастны! О! Если бы папа был жив! У меня бы был самый счастливый день в жизни. Мама ушла к Мане Матвеевой. И мне ужасно жаль маму, она так страдает… Я не знаю, что сделала, только бы ей быть счастливой. И я пишу, а слёзы у меня не перестают. Все радуются, а нам горе, несчастье.
Ничто нам не поможет, никто не заменит этой тяжёлой утраты. Ну мы ладно, а мама… Даже не хочется и писать.
Тамара со мной провела почти весь день, то у нас, то у них. И этот день у меня останется в памяти навсегда. Написала письма Але См. и Нине Нов. А как стемнеет, пойду к Тамаре М. посидеть. Хоть умри – но его не вернёшь! Как-нибудь проживём. Вырасту – ни за что не оставлю маму. Всем, чем могу буду помогать ей, хоть немного смягчить её долю. Хоть бы Клара с Борей были послушными и хорошими детьми. Не расстраивали бы её. Юрка в Ярославле, уехал на 4 дня от артели.
Ой! Всё-таки тяжело, но ладно, хоть кончилась война, и многие ещё вернуться. Да сколько сейчас семей осталось без отцов, даже без матерей, совсем без родных. Но всё равно очень жаль папу. О! Я его бы сейчас задушила в объятиях….
Уже нет в живых тёти Ани, написавшей эти строки. 9 мая 1945 она училась в школе. Но когда читаешь их, чувствуешь её эмоции. Она писала это всё только для себя. Но ушла эра дневников, как лучших слушателей, пришла эра блогов и лайков. «Времена не выбирают, в них живут и умирают». Этот лист-свидетель 9 мая 1945 года смог заговорить только в 2017 году. С днем Великой Победы всех! И живых, и ушедших от нас.

И.Д.Степанов
Редактировалось: 1 раз (Последний: 28 августа 2017 в 08:19)
Кубок форумчанинаЛучший фотограф
Сообщений: 1077
Белый кот, чёрная кошка.

Эта история произошла несколько лет назад в Переславле-Залесском. Я бы её забыл, но участница её в публичном пространстве высказалась о своей любви к собакам и умении содержать их в идеальном состоянии. Сам я собак не особо люблю. Хотя, когда был в Южной Корее с официальным визитом, пробовал. Разделить пищу с хозяевами вежливо, повышает взаимопонимание. Тем более, я не вижу принципиальной разницы между поеданием кошек, собак, свиней, коров и кур. Я за вегетарианство, но без фанатизма. У каждого же народа свои пищевые обычаи.
История началась с того, что у моей забавной жены народилось штук шесть котят. Вернее у её кошки. Котята были разных видов и мастей, кошка славно погуляла на даче летом. И хотя кошек, так же как и собак, я не особо люблю, кошка принадлежала жене, куда мне было деваться. Я потребовал от всех домашних срочно заняться распространением этих самых котят. Установил норму выработки по распространению на каждого, в зависимости от виновности в столь большой плодовитости кошек. Самому мне достался для распространения один котёнок. Есть забавная жена с кошкой – виновен!
Распространял я котенка абсолютно без всякой стратегии. Отправил всем моим знакомым фото этой кошачьей банды, проявив старание при фотографировании. Выбирал хорошие ракурсы, для повышения привлекательности котят. Потом обзвонил всех, расхваливая котят и предлагая их приобрести для собственного удовольствия.
Моя хорошая знакомая Лариса сказала, что у неё есть чёрная кошка и белый кот в дополнение к ней будет круто. Я не возражал. Белый кот имелся и был торжественно передан из рук в руки в её квартире в Переславле при свидетелях. Взамен был получен рубль. Официально кот стал её собственностью. В России животные являются частной собственностью граждан, с особым порядком её содержания. Не допускается издевательства над этой собственностью и жестокое отношение к ней. На оборот этой собственности особый ограничений нет. Ещё есть особый порядок содержание огнестрельного оружия и боеприпасов, авиатехники, лодок, кораблей. Да мало ли есть особых режимов!
Прошёл год или два. Точно не помню. Я находился на даче, моё обычное времяпровождение. Лариса предложила мне белого кота для проживания летом на даче. В принципе, я был не против. Свежий воздух, приключения дачной жизни, опасности любому, даже коту, не помешают.
Сказано-сделано! Приехала, как это принято в Переславле, на такси, с котом в руках. При выходе из машины бедный, перепуганный кот вырвался наконец из рук хозяйки и был таков! На Ларисе осталась его белая шерсть, в большом количестве. Мне принесли пакет с кошачьим кормом и миску, куда этот корм надо было помещать. Посидели-поговорили. Я сейчас не помню, как звали кота. Имя было вычурное, но всё лето я регулярно звал его. Каждое утро я насыпал корм в кошачью миску. Кто-то его ел, особенно активно ночью. Порой я слышал мяуканье, порой видел белые тени в кустах. У тёти Розы, моей соседки, тоже были две белые кошки. И тоже всё лето жили на даче.
Пришла осень, корм кончился. Кота я не видел. Может погиб, может куда-то ушёл этот белый городской житель. Я не знаю. Черная кошка тоже больше не встречалась в доме Ларисы. Периодически возникали и пропадали какие-то собаки.
По моему мнению, человек может любить или не любить домашних животных и близких. Это – как сложатся отношения. Уже нет моей забавной жены, разводившей кошек, рядом со мной. Про животных её я тоже ничего не знаю. Животные – это имущество, которое служит определённым целям. Кошки ловят мышей. Собаки охраняют дом и имущество. Служба у них такая. Я лично против содержания их в городских квартирах, их из-за запаха. Но это моё личное мнение. Если цель содержания животного – любовь к нему, я не против этого, люди имеют право любить своё имущество. Любить собак и не любить кошек и тараканов. Любить лошадей и не любить мышей. Любить всех, кроме комаров. Даже любить друг друга!
Но отвечать за свою собственность это обязанность, согласно российскому законодательству, человека. Что если кот заболел бешенством и покусал кого-нибудь?! Кто ответит?!
Безответственность становится нормой жизни, особенно безответственность прикрываемая словами о любви. Может быть я ошибаюсь и любовь это самое главное?!


P.S. Я не держу домашних животных. У Ларисы сейчас всё хорошо она содержит и любит собак. Разводит дорогих её сердцу собак с стиле арт-деко и продаёт их только в семьи, где их окружат любовью и вниманием. И нет никаких кошек.
Кубок форумчанинаЛучший фотограф
Сообщений: 1077
Белый кот, чёрная кошка.

Белый кот, чёрная кошка.

Эта история произошла несколько лет назад в Переславле-Залесском. Я бы её забыл, но участница её в публичном пространстве высказалась о своей любви к собакам и умении содержать их в идеальном состоянии. Сам я собак не особо люблю. Хотя, когда был в Южной Корее с официальным визитом, пробовал. Разделить пищу с хозяевами вежливо, повышает взаимопонимание. Тем более, я не вижу принципиальной разницы между поеданием кошек, собак, свиней, коров и кур. Я за вегетарианство, но без фанатизма. У каждого же народа свои пищевые обычаи. Но, даже будучи человеком очень широких взглядов на любовь и пищу, я почему-то не верю в публичные признания в любви.
История началась с того, что у моей забавной жены народилось штук шесть котят. Вернее у её кошки. Котята были разных видов и мастей, кошка славно погуляла на даче летом. И хотя кошек, так же как и собак, я не особо люблю, кошка принадлежала жене, куда мне было деваться. Я потребовал от всех домашних срочно заняться распространением этих самых котят. Установил норму выработки по распространению на каждого, в зависимости от виновности в столь большой плодовитости кошек. Самому мне достался для распространения один котёнок. Есть забавная жена с кошкой – виновен!
Распространял я котенка абсолютно без всякой стратегии. Отправил всем моим знакомым фото этой кошачьей банды, проявив старание при фотографировании. Выбирал хорошие ракурсы, для повышения привлекательности котят. Потом обзвонил всех, расхваливая котят и предлагая их приобрести для собственного удовольствия.
Моя хорошая знакомая Лариса сказала, что у неё есть чёрная кошка и белый кот в дополнение к ней будет круто. Я не возражал. Белый кот имелся и был торжественно передан из рук в руки в её квартире в Переславле при свидетелях. Взамен был получен рубль. Официально кот стал её собственностью. В России животные являются частной собственностью граждан, с особым порядком её содержания. Не допускается издевательства над этой собственностью и жестокое отношение к ней. На оборот этой собственности особый ограничений нет. Ещё есть особый порядок содержание огнестрельного оружия и боеприпасов, авиатехники, лодок, кораблей. Да мало ли есть особых режимов!
Прошёл год или два. Точно не помню. Я находился на даче, моё обычное времяпровождение. Лариса предложила мне белого кота для проживания летом на даче. В принципе, я был не против. Свежий воздух, приключения дачной жизни, опасности любому, даже коту, не помешают.
Сказано-сделано! Приехала, как это принято в Переславле, на такси, с котом в руках. При выходе из машины бедный, перепуганный кот вырвался наконец из рук хозяйки и был таков! На Ларисе осталась его белая шерсть, в большом количестве. Мне принесли пакет с кошачьим кормом и миску, куда этот корм надо было помещать. Посидели-поговорили. Я сейчас не помню, как звали кота. Имя было вычурное, но всё лето я регулярно звал его. Каждое утро я насыпал корм в кошачью миску. Кто-то его ел, особенно активно ночью. Порой я слышал мяуканье, порой видел белые тени в кустах. У тёти Розы, моей соседки, тоже были две белые кошки. И тоже всё лето жили на даче.
Пришла осень, корм кончился. Кота я не видел. Может погиб, может куда-то ушёл этот белый городской житель. Я не знаю. Черная кошка тоже больше не встречалась в доме Ларисы. Периодически возникали и пропадали какие-то собаки.
По моему мнению, человек может любить или не любить домашних животных и близких. Это – как сложатся отношения. Уже нет моей забавной жены, разводившей кошек, рядом со мной. Про животных её я тоже ничего не знаю. Животные – это имущество, которое служит определённым целям. Кошки ловят мышей. Собаки охраняют дом и имущество. Служба у них такая. Я лично против содержания их в городских квартирах, их из-за запаха. Но это моё личное мнение. Если цель содержания животного – любовь к нему, я не против этого, люди имеют право любить своё имущество. Любить собак и не любить кошек и тараканов. Любить лошадей и не любить мышей. Любить всех, кроме комаров. Даже любить друг друга!
Но отвечать за свою собственность это обязанность, согласно российскому законодательству, человека. Что если кот заболел бешенством и покусал кого-нибудь?! Кто ответит?!
Безответственность становится нормой жизни, особенно безответственность прикрываемая словами о любви. Может быть я ошибаюсь и любовь это самое главное?! И об этом надо всё время говорить?!


P.S. Я не держу домашних животных, не люблю их. У Ларисы сейчас всё хорошо, она содержит и публично любит собак. Разводит дорогих её сердцу собак с стиле арт-деко и продаёт их только в семьи, где их окружат любовью и вниманием. И нет никаких кошек.
Редактировалось: 2 раз (Последний: 19 сентября 2017 в 11:59)
Кубок форумчанинаЛучший фотограф
Сообщений: 1077
Белое и чёрное. Или просто оттенки серого? Это любовь?!
История вопроса.

Эта история произошла несколько лет назад в Переславле-Залесском. Я бы её забыл, но участница её в публичном пространстве высказалась о своей любви к собакам и умении содержать их в идеальном состоянии. Сам я собак не особо люблю. Хотя, когда был в Южной Корее с официальным визитом, пробовал. Разделить пищу с хозяевами вежливо, повышает взаимопонимание. Тем более, я не вижу принципиальной разницы между поеданием кошек, собак, свиней, коров и кур. Я за вегетарианство, но без фанатизма. У каждого же народа свои пищевые обычаи. Но, даже будучи человеком очень широких взглядов на любовь и пищу, я почему-то не верю в публичные признания в любви.
История началась с того, что у моей забавной жены народилось штук шесть котят. Вернее у её кошки. Котята были разных видов и мастей, кошка славно погуляла на даче летом. И хотя кошек, так же как и собак, я не особо люблю, кошка принадлежала жене, куда мне было деваться. Я потребовал от всех домашних срочно заняться распространением этих самых котят. Установил норму выработки по распространению на каждого, в зависимости от виновности в столь большой плодовитости кошки. Самому мне достался для распространения один котёнок. Есть забавная жена с кошкой – виновен!
Распространял я котенка абсолютно без всякой стратегии. Отправил всем моим знакомым фото этой кошачьей банды, проявив старание при фотографировании. Выбирал хорошие ракурсы, для повышения привлекательности котят. Потом обзвонил всех, расхваливая котят и предлагая их приобрести для собственного удовольствия.
Моя хорошая знакомая Лариса сказала, что у неё есть чёрная кошка и белый кот в дополнение к ней будет круто. Я не возражал. Белый кот имелся и был торжественно передан из рук в руки в её квартире в Переславле при свидетелях. Взамен был получен рубль. Официально кот стал её собственностью. В России животные являются частной собственностью граждан, с особым порядком её содержания. Не допускается издевательства над этой собственностью и жестокое отношение к ней. На оборот этой собственности особых ограничений нет. Ещё есть особый порядок содержание огнестрельного оружия и боеприпасов, авиатехники, лодок, кораблей. Да мало ли есть особых режимов!
Прошёл год или два. Точно не помню. Я находился на даче, моё обычное времяпровождение. Лариса предложила мне белого кота для проживания летом на даче. В принципе, я был не против. Свежий воздух, приключения дачной жизни, опасности любому, даже коту, не помешают.
Сказано-сделано! Приехала она, как это принято в Переславле, на такси, с котом в руках. При выходе из машины бедный, перепуганный кот вырвался наконец из рук хозяйки и был таков! На Ларисе осталась его белая шерсть, в большом количестве. Мне принесли пакет с кошачьим кормом и миску, куда этот корм надо было помещать. Посидели-поговорили. Я сейчас не помню, как звали кота. Имя было вычурное, но всё лето я регулярно звал его. Каждое утро я насыпал корм в кошачью миску. Кто-то его ел, особенно активно ночью. Порой я слышал мяуканье, порой видел белые тени в кустах. У тёти Розы, моей соседки, тоже были две белые кошки. И тоже всё лето жили на даче.
Пришла осень, корм кончился. Кота я не видел. Может погиб, может куда-то ушёл этот белый городской житель. Я не знаю. Черная кошка тоже больше не встречалась в доме Ларисы. Периодически возникали и пропадали какие-то собаки.
По моему мнению, человек может любить или не любить домашних животных и близких. Это – как сложатся отношения. Уже нет моей забавной жены, разводившей кошек, рядом со мной. Про животных её я тоже ничего не знаю. Животные – это имущество, которое служит определённым целям. Кошки ловят мышей. Собаки охраняют дом и имущество. Служба у них такая. Я лично - против содержания их в городских квартирах, их из-за запаха. Но это моё личное мнение. Если цель содержания животного – любовь к нему, я не против этого, люди имеют право любить своё имущество. Любить собак и не любить кошек и тараканов. Любить лошадей и не любить мышей. Любить всех, кроме комаров. Даже любить друг друга!
Но отвечать за свою собственность это обязанность, согласно российскому законодательству, человека. Что если кот заболел бешенством и покусал кого-нибудь?! Кто ответит?!
Безответственность становится нормой жизни, особенно безответственность прикрываемая словами о любви. Может быть я ошибаюсь и любовь это самое главное?! И об этом надо всё время говорить?!


P.S. Я не держу домашних животных, не люблю их. У Ларисы сейчас всё хорошо, она содержит и публично любит собак. Разводит дорогих её сердцу собак в стиле арт-деко и продаёт их только в семьи, где их окружат любовью и вниманием. И нет никаких кошек.

Неожиданный ответ.

Когда я писал «Историю вопроса» я совсем не ожидал ответа и реакции от Ларисы. Мало ли на свете кошек, собак и ларис... Но неожиданно, опять же в публичном пространстве, поступила реакция. Поэтому и привожу её полностью, без копюр. Мне нравятся дискуссии в публичном пространстве без особого мордобоя и мата.

«Белая кошка была вручена твоей хорошей знакомой Ларисе на условиях, что по первому требованию забрать, она будет забрана тобой. В тот момент, когда ты показывал мастерство впаривания котят своей забавной жене, это условие не показалось существенным. И когда твоя хорошая знакомая Лариса захотела воспользоваться этим правом возврата скотинки, ты удивился. но как честный человек, согласился. А видишь ли ты гастрономическую разницу между кошками и собаками твоя хорошая знакомая Лариса не знает. И да, люди имеют право любить друг друга:))»

Видимо, я задел какие-то чувства Ларисы, раз был уточнены некоторые условия устного договора. Момент перехода ответственности и передачи частной собственности на самом деле абсолютно не существен для меня. Так же как соблюдение моральных норм и честности того или иного человека. Если что меня волнует, то только нравственность поведения. Еще проще – нрав, характер поведения, традиции и обычаи в поведении человека. Мораль – это что такое хорошо, а что такое плохо. А я ничего не вижу ни хорошего, ни плохого в «Истории вопроса». Меня волнует только темы любви и не любви, ответственности или безответственности. Только об этом и речь. А кошки, собаки и люди лишь участники представления на эту тему.

Собачки в стиле арт-деко.

Если бы не объявление о распродажи собачек в стиле арт-деко, я бы прошёл мимо. Но так случилось, что одна из моих забавных жён является крупнейшим специалистом по арт-деко. И этого самого арт-деко я насмотрелся вволю. Ничего и близко напоминающего этот стиль в жилых помещениях Ларисы я никогда не наблюдал. Резкое изменение стиля взгляда на жизнь всегда настораживает. Хотя Лариса конструктивный психолог, может быть и наконструировала что-нибудь в своей психике. Кто знает.
Но собачки в стиле арт-деко это, конечно же, сила! Арт-деко сейчас это история, это мёртвое искусство, мёртвый стиль. А собачки ещё живы. Вообще, конечно, может это просто маркетинговый ход, для успешной продажи частной собственности. Но очень нехороший ход. Как показывает история вопроса, как собственность назовёшь, то с ней и будет. Хотя животных я не люблю, но смерти собакам, кошкам и людям не желаю. Пусть живут, если не затрагивают моих жизненно важных интересов.
Живые существа, на мой взгляд, вообще нельзя рассматривать как объекты искусства. Они рождаются, растут, болеют, умирают - находятся в постоянном изменении, живут. И устраивать перфоманс из их жизни это, на мой вкус, безнравственно. Конечно, у каждого народа свои обычаи, свои нравы. И для кого-то «собачки в стиле арт-деко» предмет быта, наряду с книжным шкафом или пепельницей. Так тоже можно использовать свою собственность. Но при чём тут любовь?! Это же разные понятия. И конструктивно связывать эти вещи тоже безнравственно.
Любовь это чувство, которое возникает и проходит. Иногда не проходит, порой трансформируется в нечто иное. У любви свои законы, волевыми и манипуляторными действиями её не вызывать, не удержать невозможно. Привязываться в конструировании жизни к любви крайне опасное занятие и бесперспективное. Но многим нравится играть с понятием любовь. Поэтому вторая красная тряпка, заставившая меня обратить внимание на это рядовое событие купли-продажи собак, была фраза о распределении этих продажных собак в «любящие семьи».
Кто больше даст денег – понятно. Кто обеспечит лучший уход – понятно. Кто ответственно относится не только к содержанию жены и детей, но и собак – понятно. Но кто будет больше любить?! Напоминает мне «Короля Лира». А в чём измеряется любовь?! Если тот, кто даст больше денег за собаку, тот больше и любит – то логика ясна. Но это называется по иному – больше ценит. А не любит. А любовь - свободная птица, она не покупается и не продаётся. Не оскорбляйте любовь, это безнравственно, опять же, с моей точки зрения. У каждого народа свои обычаи. Хотя связывать понятия ценности и любви и манипулировать ими стародавняя традиция многих организаций и отдельных личностей.
Скучное слово ответственность нигде не пользуется популярностью. Приведу скучные факты. Больше половины семей в мире создаются не на почве любви, а на иных основания. И счастливых семей из договорных браков возникает больше, чем в созданных на основе любви семьях. Если для кого-то важно человеческое счастье. А так же собачье, кошачье. Всё дело в том, что договор предусматривает ответственность за свои действия. И чувство ответственности либо есть, либо нет. Оно не столь ветрено как любовь, или то, что многие считают любовью.
Я не люблю домашних животных. Но под моим управлением и ответственностью из собак были английский мастифф, спаниель, малый пудель, дворняга, лайка. И денег на их лечение я потратил в два раза больше, чем стоит весь выводок собачек в стиле арт-деко. На содержание не тратил – кто завёл, тот и платит за прокорм. То есть я ценил их, абсолютно не любя, отвечал за их жизнь и здоровье. Хотя я их и не заводил – не брал на себя ответственность. Они мне достались частично из моей семьи, частично от забавных жён. Это факт, есть свидетели.

Может быть, те, кто заявляют: « Мы собак не просто любим, но и умеем» ответственные люди. Хотя это их проблемы. А Ларисе я благодарен за то, что на предметном материале позволила мне порассуждать о конструктах «любовь» и «ответственность» и даже вспомнить «арт-деко».
Кубок форумчанинаЛучший фотограф
Сообщений: 1077
Детские рассказы. Переславские рассказы. Где кормятся налимы.


Когда мне было пять лет, я традиционно проводил лето у бабы Мани. Жил на улице Кошелёвской. Там же летом жили старшие двоюродные братья – Миша и Саша. Обычным нашим времяпровождением была рыбалка. Чаще всего рыбачили на речке Трубеж.
Почему-то лучше всего клевало со стороны фабрики №5(фабрика №5 сейчас называется «Лит»), напротив Лабаза. Попасть туда со стороны Кривоколенного переулка было можно тремя путями: обойти выше или ниже по течению по мостам, или же по трубам теплотрассы от городской бани. Братья, конечно же, ходили по трубам. Мне в силу роста и возраста было сложно залезать и спускаться самостоятельно на эти трубы по их опорам. Но я старался изо всех сил! И братья порой мне помогали, а порой и нет. Я царапался о железные конструкции, ставил себе синяки, но упорно шёл за ними.
Раз как-то попытался обойти по центральному мосту, но мне не понравилось. Это было долго и не интересно. А залезть на трубы теплотрассы было ещё полдела. Никакого ограждения не было, никаких там досточек внизу. Надо было идти прямо по обитой блестящей и скользкой жестью трубе, сохраняя равновесие через всю широкую реку. Можно было и не дойти – упасть. Из-за этого братья и наблюдали за мной. Я не умел плавать! Если бы умел – они бы особо не беспокоились. Ну упал, ну выплыл! А так ожидание меня, аккуратно и медленно переползавшего реку по трубам, иногда в дождь даже на четвереньках, слегка действовало им на нервы. Гораздо удобнее было заставить меня обходить по мосту это место. Но как это было сделать?!
-Упадёт и утонет точно! –Говорил Саша стоя уже на берегу и наблюдая за моими мелкими шажками по трубе.
-Да нет, не упадёт! – отвечал ему добрый Миша.
- Я в воду его ловить не полезу, - продолжал рекламную компанию безопасного образа жизни Саша.
- Да он нормально всегда переходит, - поддерживал меня морально Миша.
И так продолжалось всё время, пока я делал переход по трубам через речку Трубеж. Честно говоря, высказывания Саши меня слегка тревожили. Даже действовали на нервы. Будучи осторожным мальчиком пяти лет я совершенно не хотел упасть в речку. Во-первых намокну точно, во вторых - ударюсь об воду или даже обо дно! В-третьих, если не повезёт, могу и наглотаться воды в глубоком месте. Приятного в таком повороте событий, в любом случае, мало. Но я старался не допускать панических мыслей – и так было непросто ходить по трубам!
Один раз, по странному стечению обстоятельств, у опоры этого перехода через речку собралась стая довольно-таки больших рыб.
-Налимы,- отметили всё знавший старший брат Саша. – Из озера пришли. Они мертвяков едет на дне озера.
-Вот бы поймать – мечтательно сказал Миша.
-Ни на что не клюют. Мертвяков любят. Чувствуют, где мертвяки будут. И идут туда, ждут их. – продолжал Саща. – Ванька разобьётся, когда переходить будет. О бетонную площадку у опор. Они его сожрут. Ждут уже.
Я давно уже приготовился, как буду падать соскользнув с трубы. Падать головой вниз я не собирался. А ободрать ноги о бетонную площадку, даже их поломать, я особо не опасался. Подумаешь… Но картинка с обжирающими мертвяков налимами меня впечатлила. Я шёл особенно медленно и осторожно. Старался не смотреть вниз, всё по науке. Но, у опоры не смог, взглянул. Налимы, штук пять, плавали внизу. Ждали мертвяков.
-Пойдёт на корм налимам. Ванька всё равно пойдёт на корм налимам! Не сейчас, так на обратном пути. – Гнул свою линию Саша.
-Да глупости это всё, не бойся! – Подбадривал меня Миша.
Я дошёл, не упал. Хотя первый раз, за всё время моего хождения по трубам, мне стало страшно. Картинка «Налимы и мертвяк» стояла перед глазами. Почему-то я неудачно слез по опоре вниз, ободрал живот. Даже чуть-чуть выступила кровь.
-Теперь точно всё. Кровь почуяли. Пойдёшь на корм налимам! Ждать тебя будут.- Зачем-то продолжал нагнетать обстановку Саша.
Но мне налимы былиуже не интересны. Надо было ловить рыб! Краснопёрку, корзу. Рыбы ждали нас. К вечеру возвращались назад. Налимы были там же.
-Свой корм ждут! – Авторитетно заявил Саша.
-Они протухших мертвяков любят, - продолжил дискуссию Миша.
Миша всегда умел меня успокоить и подбодрить! Я же долго буду тухнуть в воде , значит, налимы ждут какого-нибудь алкаша. Тот упадёт в речку, утонет и стухнет около опоры в зарослях водяных растений. Алкаши – настоящий корм для налимов! Пьяниц в Переславле в те времена хватало. Они часто лежали по канавам. Вероятность падения в речку была большая. Я окончательно успокоился. Саше ничего не сказал. Зачем его расстраивать, что корм для налимов это не я.
Целую неделю провели налимы у этой опоры. Я, переходя речку, старался рассмотреть, где мертвяк запутался в траве. Но, к сожалению, не увидел. Через неделю налимы его объели и вернулись в озеро Плещеево. «Озеро Плещеево всегда богато мертвяками и прочей тухлятиной! Оно большое. Поэтому-то налимы и живут в основном там», - вполне логично для пяти лет рассуждал я.
Кубок форумчанинаЛучший фотограф
Сообщений: 1077
Переславские рассказы. Своих не бросают. Как устроить людям праздник.
Мне было уже шесть лет, в Переславле стояло тёплое лето. Старшие двоюродные братья мои Саша и Миша полезно и плодотворно проводили время отдыха на летних каникулах.
Тот год был особый – они открыли для себя полезные свойства магния. Добывали они его где-то в районе фабрики «Новый мир». Канал был надёжный, поставки регулярные. Я как-то упустил начало производства магниевых бомбочек, а может быть первые опытные образцы были произведены на другой площадке и без меня.
Сарай, где хранились мотоциклы, мопеды и разнообразные инструменты, всегда был местом, где братья и я проводили много времени. Прелесть его местоположения была в том, что любой идущий из дома в туалет или сарай был виден. И братья всегда успевали затушить и спрятать окурок или сокрыть какое-нибудь иное запрещённое им в силу возраста занятия. Сами же находившиеся в сарае были укрыты от посторонних взглядов и дождя.
Взяв большой напильник, Саша пилил им кусок магния, добиваясь мелкой стружки, почти пыли. Сами же магниевые опилки очень бережно собирались на газету. Потом смешивались с необходимыми в любом деле серными спичечными головками, добавлялась марганцовка в правильной пропорции. Всё это, тщательно перемешанное, заворачивалось в матерчатую чёрную изоленту. При этом делался «поджиг» – несколько спичек располагалось так, что, будучи чиркнутыми о спичечную коробку, воспламеняли адскую смесь так, что следовал очень красивый взрыв. И главное искусство было сделать поджиг так, что бы бомба взорвалась не у тебя в руках, а в полёте! Этому важному искусству старший брат обучал Мишу, а заодно и меня, представлявшего собой ещё более мелкое, но весьма перспективное поколение. Саше было около четырнадцати лет, он был самым старшим из нас и чувствовал ответственность за наше развитие.
Мы учились, а Мише он даже доверили отдельные участки производственного цикла. В конечном итоге, достаточное для вечерних развлечений количество бомб было произведено к обеду.
Особая красота взрыва магниевой бомбочки была видна только в темноте. Нынешние поколения, избалованные фейерверками и салютами, вряд ли оценили бы такую красоту. Но для тех поколений детей это была вершина пиротехнического искусства. Да ещё бабахало громко! Опасность данного мероприятия делало его ещё более привлекательным. Много, очень много детей лечили обожжённые глаза и попорченные, взорвавшимися слишком рано бомбочками, руки. Врачи тех времён сразу видели следы магния в повреждениях, родители предпринимали зверские меры к попавшимся и так физически пострадавшим. И это было правильно. Но не хватало бенгальских огней для праздника жизни детям, не хватало!
Для начала праздника было решено забросать бомбочками переславскую милицию. Ведь они тоже должны радоваться, что есть теперь такие прекрасные развлечения в Переславле! Есть кому устроить людям праздник. Так, по крайней мере, рассуждал я. Пока мы шли к горотделу, ощущение радостного предвкушения праздничного вечера не покидало меня. Тем более, что я был набит этими бомбочками, для целей безопасности. Самый маленький – самая маленькая ответственность в случае захвата нас взрослыми. Где взял – нашёл! Бомбы были в моих больших карманах. Спички были у братьев, мне они были не положены, опять же в целях безопасности. «Спички детям не игрушка!» - гласили агитационные плакаты тех дней. С этим я был полностью согласен, я использовал всегда спички для дела, поджечь чего-нибудь, если надо. Это не игрушка, а необходимый инструмент!
Лето было сухим, поэтому под мостиком над канавой было вроде бы вполне комфортно сидеть. Да и обзор неба, на фоне которого ожидалось представление, был хорошим. Мы с Мишей туда сразу залезли и подготовили местечко Саше. Он взял три бомбочки у меня. Самый старший взял на себя опасное занятие и стал бомбометателем! Немного отошёл в сторону и подряд поджёг и кинул все три бомбы! Две взорвалось громко и красиво! Он бросился к нам. Из дверей милиции повыбегали милиционеры. Разделившись, побежали в разные стороны, с целью поймать хулиганов.
Мы посидели некоторое время, всё было спокойно. Милиционеры ещё не возвратились. Решено было уходить на «шестой». И там ещё устроить людям праздник. Но было очень жалко невзорвавшуюся бомбу. Она сиротливо лежала почти у двери милиции, на светлом месте. Саша решил рискнуть и забрать её. Мы же с Мишей тихонечко пошли в сторону стадиона.
Видимо не вся милиция убежала из горотдела. Мы услышали крик «Стой!» и даже звук милицейского свистка! Мне стало очень страшно. Обычно, после крика «Стой, стрелять буду!» советская милиция стреляла сначала в воздух, а потом по преступникам. Я в это в кино видел. Мы бежали с Мишей изо всех сил, пересекли футбольное поле и упёрлись в забор стадиона. В те далёкие времена городской сад и стадион окружал крепкий деревянный забор. Стрельбы всё не было, но кто-то догнал нас. Это был Саша. Миша и Саша легко перелезли через забор, а я застрял – рост у меня был маловат. Тогда, взяв меня за руки, братья втащили меня на забор и скинули на его другу сторону.
Мы были спасены. Милиция вряд ли преодолела бы такую преграду! Постепенно всё успокоились. «Шестой» был далеко и братья, намучившись со мной и забором, решили отвести меня домой, на Кошелёвку. Я медленно убегал, а при развлечении с магниевыми бомбами оказалось очень важным умение убегать! Я и так был перенасыщен впечатлениями и не возражал. Сдал братьям бомбы и пошёл в дом. Братья растворились в темноте.
Я предстал перед родителями и бабушкой. Рубашка была разодрана спереди, часть пуговиц на ней отсутствовала, пузо и грудь поцарапаны и кое-где кровоточили. Когда братья тащили меня через забор, то слегка зацепили о не загнутые ленивыми строителями заборов гвозди. Почему-то была разбита коленка. Я, наверное, пока бежал ещё где-то и упал! На вопросы, где был и как это так сумел повредиться, я ответил, что гнался за котом, что бы его поймать и погладить, но упал в канаву. Я обратил внимание, что был ещё и в канавной грязи, все сандалии, ноги и шорты были перепачканы хорошей канавной грязью. Интересно, где же милиция берёт такую хорошую грязь для своей канавы? Нельзя же обманывать родителей, и я признался, что был в канаве! А пока выбирался, весь исцарапался о шиповник.
Родителей такая версия моей вечерней жизни вполне устроила, и я был вымыт и отправлен спать. Но заснуть долго не мог. Всё думал о том, как там братья устраивают праздник людям «на шестом». «Хорошие мои братья, не бросили меня милиции. И бомбы доверяют мне носить. Интересно, а почему по нам не стреляли?», - думал я.
Потом, встречая переславскую милицию тех времён, я её очень внимательно рассматривал. Пистолетов не было ни у кого! «Даже меня поймать не смогли! Пистолетов им не дают, бедным. Без пистолета меня не поймаешь!», - анализировал я состояние правоохранительных органов г. Переславля-Залесского времён Советского Союза.
Сейчас нет забора вокруг футбольного поля, у милиции есть оружие. Поэтому магниевые бомбочки для организации праздника для людей больше не используются. И мне это вполне по душе, опасные они для бомбометателей.
Кубок форумчанинаЛучший фотограф
Сообщений: 1077
03.Д.П.01

Заложников и пленных на Кошелёвской улице не брал.
Переславские рассказы.




Я уже был взрослым и очень самостоятельным молодым человеком. Играл в шахматы и читал книги. Отдыхал у бабушки, на Кошелёвской улице, в Переславле-Залесском летом. И надо же было случиться такому безобразному поступку со стороны моих родителей! Ведь всё было хорошо, почему же они уехали утром в Москву и не взяли меня с собой?
Ещё вечером ничего не предвещало такого поступка с их стороны. Никакой суеты, всё как обычно, за билетами на автовокзал даже никто не ходил, или я не видел. А то бы я точно проснулся полпятого утра и поехал вместе с ними! Но, видимо, не судьба, обманули они меня.
-Где папа? – Спросил первым делом, я когда проснулся.
-Уехали в Москву, вечером вернутся, - ответила мне тётя Аня.
-Без меня?!
-Они вечером вернутся.
Но было утро, утро печальное, день будет тоже прожит зря. Настроение было грустное. А день стоял солнечный и весёлый. Ничего-ничего, им ВСЕМ будет не весело, как и мне сейчас. Решение, что делать я ещё не принял, но твёрдо знал, что это будет поступок, который они ВСЕ запомнят.
Когда я остался дома один, на бабушкиной половине дома, решение созрело. Я просто и спокойно закрыл дом изнутри на крючок! Крючок был крепкий, дверь тоже. Настроение сразу же улучшилось. Я с удовольствием пил чай из блюдечка. Один. Как хорошо было завтракать без суеты. А то понаехало гостей, полон дом! Ладно бы только брат Миша, так ещё и тётя Аня! И волнуется, как я поем, что я сделаю! Бабушка, опять же. Папа и мама. Будут теперь знать, что меня нельзя оставлять одного дома без присмотра родителей.
Постепенно, до оказавшихся снаружи, стало доходить, что дом заперт изнутри. Пробовали стучать и просить меня открыть. Бесполезно. Я с детства не знал жалости к людям, которые обижали детей, особенно меня. И просили меня, и уговаривали. Зачем? Разве не ясно, что переговоры буду вести только с родителями?! Настроение было прекрасным. Напился чаю, наелся пирожков с черникой. Хорошие эти пирожки, много можно съёсть. Таз ещё целый остался, вчера пекли. До вечера мне должно было хватить.
Я взял свою любимую книгу и пошёл в зал читать. Там были открыты окна, и слышалось пение птиц и звуки улицы. Стуки же в дверь и просьбы открыть, напротив, там были совсем не слышны. Поставив на стол часы, я наблюдал медленное течение времени. Ждать было ещё долго приезда родителей. Время только близилось к обеду.
Почему-то стуки утихли, это показалось мне подозрительным. Я выглянул в окошко. Так и есть, подбили моих братьев Сашу и Мишу на пакость! Братья тащили лестницу с сеновала, намеревались приставить её к открытому окну, проникнуть в комнату и открыть двери. Братья были старше и гораздо сильнее меня. Даже допустить штурм было нельзя. Пришлось быстро закрыть все окна. Даже форточки, на всякий случай, а то руки у братьев длинные, могут через форточку и шпингалеты открыть.
Лестницу они долго устанавливали, ведь под окнами были грядки тёти Фаи, их было помять никак нельзя. И хотя братья были быстры, я был ещё быстрее!!! Все шесть окон успел закрыть, не доводя дело до прямого физического конфликта. Братьям было весело, они мне не угрожали, смеялись. Это было хорошо, значит, ничего не угрожало совместным рыбалкам. Хотя я решил идти на все и до конца. Заложники мне были не нужны. Но, если будут топорами ломать дверь, или выбивать окна, то подожгу дом изнутри. Так я всем и заявил. Меня услышали. Попытки проникнуть внутрь прекратились. За дверью решили, что когда мне надоест быть одному, то я сам открою. Они не понимали, что одиночество в создавшейся ситуации радовало и бодрило меня. Один против всех!
Братья утащили лестницу к сеновалу, я открыл одно окно в палисадник. Не сидеть же в духоте! Обед я славно провёл вместе с пирожками. Для простоты притащил весь таз поближе к себе, к дивану, где читал книги. Темнело, я зажёг в комнате свет. Читать надоело. Я взял журнал «Пионер» и стал решать шахматные задачки. Было увлекательно.
Я так увлёкся, что прозевал, когда родители появились во дворе. Очень обрадовался, когда услышал негромкий и спокойный голос отца за открытым окном.
-Мы тебе привезли конфеты «Гуливер» и апельсины. Будешь? Но они с той стороны двери.
-Сейчас открою!
Приятно иметь дело с опытными людьми, хорошими переговорщиками. Они знали, мои родители, как правильно беседовать с ребёнком. Я даже как-то на них уже и не обижался. У меня был славный, хороший день. И вечер обещал быть тоже интересным!
Радостно родственики заполняли помещение. Я угостил всех пирожками, каждому досталось по одному. Я ведь не эгоист какой-нибудь! Потом взял гитару, и всем исполнил весёлую песню, отбивая такт по её поверхности.
Было хорошо и спокойно. Хорошо всё же, что заложников я не брал. А то была сначала мысль захватить бабушку ,и запереть её в зале. Корми её, заботься о ней. А так, захват помещения прошёл гладко, без особой суеты.
Мне тогда было четыре года, сейчас больше раз в десять. Но принципу «не брать пленных и заложников», на протяжении всей своей жизни, я не изменял никогда! Не брал пленных и не собираюсь брать, с ними одна суета! Это был очень ценный ранний опыт. Спасибо тебе, Переславль.
Кубок форумчанинаЛучший фотограф
Сообщений: 1077
35.ПР.05

Смена поколений на переславской земле.


«Родственник ничем не отличается от
любого чужого человека. Только ты знаешь его
немного лучше. А всё остальное так же.
Дружить и общаться с ним ты не обязан, ты ему
ничего не должен. Сосед часто важнее, он всегда рядом».

Суровая и мудрая мысль Бориса Ивановича Смирнова

Для меня Переславль-Залесский - это отдельная культура жизни. Его землю и окрестности города всегда я называю именно «переславские» земли. Не московские, не ярославские, не подмосковные, а именно переславские. В каждом городе с богатым историческим прошлым есть своя особенность, свой колорит. Я не восхищаюсь Переславлем-Залесским, но и не унижаю его. Он такой, какой он есть, и я принимаю его таким, со всем хорошим и плохим. В этом городе родилась моя мама, мои два родных дяди и одна тётя. Двоюродные братья и двоюродная сестра.

В этом городе пока ещё стоит дом, который построил мой дедушка на Кошелёвской улице, и не засыпан ещё колодец выкопанный там же. Я посчитал, что в общей сложности я прожил на Кошелёвской улице почти три года моей жизни, причём летом. А летом жизнь особенно активна и интересна. Я с Кошелёвки тоже.

На переславской земле похоронены моя бабушка, дяди, двоюродный брат, двоюродная племянница и более дальняя многочисленная родня. И никуда они с этих земель уже не денутся, останутся в них и с ними навсегда.

Мой дедушка, Иван Матвеевич Смирнов привёз в Переславль-Залесский мою бабушку Марию Фёдоровну Смирнову, построил дом, родил детей и погиб, как миллионы других на Великой Отечественной Войне.

Бабушка, вышла за него замуж вопреки воле своих родителей. Она была уже в религиозном браке, но детей там не было, как и любви. Когда же РСФСР жёстко потребовало государственной регистрации браков, то дедушка Иван предложил бабушке Марии зарегистрировать брак с ним. Что та с удовольствием и сделала. А когда это произошло точно, мне неизвестно. Но сразу же после этого события бабушка и дедушка уехали жить в Переславль-Залесский. Такие вот мои сведения.

Указ об обязательной повторной государственной регистрации браков был принят новой властью ещё в 1918 году, но особо не соблюдался. До этого браки заключались в церкви. А жёсткий порядок в этой сфере общественной жизни был наведён повсеместно за 1926 год к моменту принятия КЗоБСО 1926 года. Кодекс законов «О Браке и Семье» вступил в силу с 1 января 1927 года. Первый же ребёнок Анна Ивановна родилась 27.12.1927.

Жили они хорошо и счастливо, так, по крайней мере, мне кажется. Прошлое часто рисуют в романтических тонах, но тут я вижу обычный труд, рождение и воспитание детей. Обычная нормальная жизнь, прерванная войной. Дедушка, по моим сведениям, был санитаром. А санитары, на поле боя, часто погибали. У меня нет сведений о том, где погиб дедушка, где он похоронен. Я слышал разные версии, но документов не видел.

Бабушка же вырастила детей, растила внуков, замуж больше не вышла. Меня лично она недолюбливала, я был «круговой», по её словам. И ещё совершенно не послушным. Но бабушка была доброй, а я не требовал всеобщей любви, мне хватало любви моих родителей и сестры. Так что отношения мои с бабушкой были нормальные и почти бесконфликтные. Бабушки не стало в ноябре 1986 года. Так ушло первое поколение моих прямых родственников с переславской земли в неё.

А дети бабушки и дедушки активно жили своей жизнью. Моя мама Клара Ивановна жила в те времена на Камчатке. А до этого поколесила по стране. Красноярский край, Кубань, Тверская область, Волгоград, Курильские острова были для неё совсем не абстрактными географическими понятиями, а нормальным местом жительства. Она жила в Советском Союзе, в Российской Федерации.

Братья мамы, дядя Юра и дядя Боря остались в родном Переславле. «На Кошелёвке» - так мы все называли дом, построенный дедушкой, они копали и пололи грядки. Женились и рожали детей и не покидали надолго переславские земли.

Сестра мамы, тётя Аня, жила в Баку. Туда её послали после окончания ВУЗа по распределению. Вышла замуж, родила двух сыновей Сашу и Мишу. Муж её, дядя Олег, был городской житель, из славного интернационального города Баку. Это сейчас Баку столица азербайджанского суверенного государства. А пока была жива тётя Аня, это был весьма своеобразный город, но всё же столица АзССР, входившей в состав могучего Советского Союза.

Самым обычным для меня всегда казалось то, что Клара Ивановна и Анна Ивановна всегда носили фамилию отца. Они были Смирновы. Менять свою фамилию на фамилию мужа, с моей точки зрения, большая глупость. Чужие люди, объединившись в семью, не становятся автоматически родственниками. А фамилия это, прежде всего, признак рода, семьи твоего отца. И менять фамилию это значит добровольно отказываться от связи со своим родом. Такое у меня было всегда мнение почему-то.

А дети, родившиеся в семье, уже родные и отцу, и матери. Родственники им. Но муж и жена всегда остаются чужими людьми, такова их судьба, хотя и живущими в одной семье. Более того, мне почему-то всегда казалось, что девочки больше принадлежат роду отца, а мальчики - больше роду матери. Отсюда логично вытекала любовь отца к дочери, большая, чем к сыну, и любовь матери к сыну, заведомо большая, чем к дочери.

Только лицемеры утверждают, что любят своих детей всех одинаково. Дети же не инкубаторские цыплята, они разные. И это логично их любить или не любить по-разному. Меня, например, мама всегда любила больше чем сестру, это же очевидно! И что в этом плохого?! Я же всегда больше чем маму любил свою сестру. Не знаю почему, но с детских лет так сложилось. Я всегда отдавал себе отчёт, что, скорее всего, когда мамы не станет, то сестра останется. Сестру выгоднее было любить, чем маму. И ещё сестра была очень красивая.

Но в мире есть другие обычаи и традиции, иные, чем были у старшего поколения рода Смирновых по женской линии. Многие женщины стесняются, скрывают свои фамилии, меняют их на фамилию мужа. Тем самым, с моей точки зрения, отказываются от своего рода.

Есть ещё такие народы, у которых род ведётся по материнской линии. Логично ведь тогда, иметь девочке фамилию матери и давать её своим сыновьям и дочерям? Это уважение к своим предкам. Но логике в мире, и даже здравого смысла трудно найти. Да и с уважением к предкам, к их религии, к их убеждениям очень часто тоже большие проблемы.

Например, мне кажется странным, не логичным, хоронить человека по христианским обрядам, если человек был не религиозен при жизни и не высказывал своего желания быть так похороненным. Христианам-то удобно, им же всё равно мёртвого или живого добавлять к своим последователям. Крест ставят на могиле – знак того, что плюс один мёртвый христианин. А как же воля или воззрения умершего на это?! А кто его спрашивает! Плюс один и всё!

Менять же веру без угрозы самому физическому существованию вообще глупость. Зачем это лицемерие? Как могут дети людей, исповедовавших иудаизм, становится христианами? Зачем так не уважать своих предков? Мой папа был коммунистом, с моей точки зрения, это тоже религия. Причём не хуже и не лучше любых других. Да, она пока проиграла, но зачем же лицемерят лидеры коммунистов, истово крестясь в храмах? Или они не коммунисты, а социалисты, и просто используют бренд «коммунист» для собственных целей?!

Единственная и самая при этом древняя религия, разрешающая эти противоречия – язычество. Много есть разных богов. А кого почитать здесь и сейчас удобно конкретно мне – тех и уважаем и поддерживаем! Верь в кого хочешь, но уважай и других богов. Поэтому язычники, под угрозой физического уничтожения, становились христианами. Поэтому русское православие имеет скорее языческие корни, чем христианские. Но это опять, только моё мнение. На переславской земле очень сильны языческие традиции. Варварин ключ, Синий камень, и Александрова гора древние языческие места.

Но и православие в дореволюционные годы щедро почтило своим присутствием переславскую землю. Я не знаю ни одного другого города, где бы запрещали церковные власти строительство новых церквей и монастырей по причине их уж большого количества на душу населения. Понастроили, а кто кормить церковников будет?

Очень не любили монастыри на переславских землях местные жители. Радовались, когда новая религия коммунизм их закрывала. Земли то в окрестностях Переславля почти все были монастырские, вот и работали крестьяне на эту организацию, кормили монахов. И, конечно, за это не любили. Бабашка рассказывала. Но и это прошло.

Религия для некоторых людей важна, конечно. Но куда более важная связь у человека с землёй, где живёт его род. У женской линии семьи Смирновых, хотя сами они большую часть жизни провели вне переславской земли, было это понимание. Или интуитивное чувство, если хотите. Своих детей на лето они всегда привозили к бабушке на Кошелёвку. И многие из них, через какое-то время, почувствовали необходимость вернуться на переславскую землю. Это было уже третье поколение связанных с переславской землёй людей.

В начале 1980-х годов «На Ботике» возник дачный кооператив «Дружба». Мой дядя Боря получил там участок земли и стал обустраиваться. Всё было так, как бывает на дачах. Вагончик, дом, первые тонкие яблоньки, грядки, клубника-земляника. Ему помогали дети, и даже я, с большим удовольствием бетонировал фундамент его дачного домика. Кроме как «на Кошелёвке» возникло ещё одно место встреч родни – «на Ботике».

Третье поколение росло, его представители учились, женились, рожали детей, обустраивались в жизни. А тут ещё наступили «лихие девяностые», парад суверенитетов, развал великой страны Советский Союз. Все было примерно как у всех и везде.

В Баку русские, да и многие другие народы, почувствовали себя лишними. Саша, мой двоюродный брат из Баку, к этому моменту, уже жил в Москве. Миша, второй бакинец, и его жена Мара стали решать, где им строить свою новую жизнь Они купили квартиры в Москве и стали покидать свою родину. Процесс был долгими и многоэтапным, ведь все изначально планировали жить в славном, тёплом и весёлом городе Баку, а не в холодной России.

Но, «времена не выбирают, в них живут и умирают», а место жительства сменить возможно, хоть и не легко. Москва всё же лучше, чем Израиль, было бы хуже - не приехали бы. Так что сменили место жительство, освоились, слегка утратили акцент. Особо забавно было наблюдать, как двоюродный брат Миша объяснял своим детям, четвёртому поколению, что переславские и московские земли, - это их родина. Что Россия их родина, что они русские и это их земля. И сейчас они твёрдо это знают. Пламенные патриоты, как и мои двоюродные братья из Баку. Потому что познали то, что можно познать только на чужбине, хотя эта чужбина их настоящая родина. Хотя тут можно много судить и спорить.

Но связь с землёй, особенно с переславской, формирует мироощущение сильнее, чем слова. В разные годы, постепенно, в кооперативе дружба набралось несколько землевладельцев из третьего поколения. Так или иначе, переславские земли их брали к себе. Но все себя на них вели себя по-разному. Кто тихо копался в земле, кто продолжал в Переславле праздновать фестиваль праздника жизни, начатый ещё в Москве, а может, и в Баку.

В ноябре 1992 года в Баку не стало тёти Ани. Второе поколение Смирновых начало оставлять мир третьему. Спутники Смирновых следовали тоже за ними, иногда ненадолго опережая их. Дяди Олега не стало в 1995 году, тети Сони в 2000, дяди Юры в 2004, мамы в 2015, дяди Бори в 2018. Были и безвременные потери. Из третьего поколения ушёл Саша, сын дяди Юры и тёти Сони. А из четвёртого моя двоюродная племянница Наташа. Так устроен мир, он не спрашивает о разрешении кого оставить в живых, и сам определяет кому уже пора в землю.

Так что теперь практически уже нет второго поколения на переславской земле. И третье поколение уже в неё легло. Сколько ещё поколений останется способным сохранять связь с переславской землёй, её культурой и образом жизни? Мне это, увы, не ясно.

Даже третье поколение, в лице мигрантов из Баку, принесло на переславскую землю совсем иную культуру, иной образ мыслей. Жизнь в большом сообществе восточных людей, сам факт рождения в Баку, и принятие за образец окружавшей их культуры наложил на них печать «бакинцев». А за собой на переславскую землю они привели целый «кагал» своих друзей, знакомых, партнёров по бизнесу. Те тоже напокупали дачи, стали обустраиваться и тратить деньги. Культурное сообщество у них там образовалось.

Они гостеприимны, шумны, семейственны. Живо интересуются новостями из Израиля и Египта от родни и знакомых. Часто вспоминают Баку. Им нравится жить и бывать в тёплых странах, например в Египте и ОАЭ. Активны и предприимчивы. Смотрят «Камеди Клаб» и футбол. Это не плохо и не хорошо, это просто так есть. Мне не нравится эта культура, не знаю почему. Просто чужда. Но это мои проблемы. А ещё это проблемы переславской земли, как распорядится она вновь прибывшими, как они со временем на ней изменятся.

А у меня умерла соседка по даче, тётя Роза, 31 марта 2018 года. Она была не очень общительна, как и я. Она была с Кошелёвки тоже, 1936 года рождения. Второе поколение. Жила какое-то время в Москве, но переславская земля оказалась сильнее и милее. Её сын, третье, наше поколение теперь вместо неё на даче порядок наводит. Здороваемся, говорим по-русски, и немного. Отторжение культур не происходит.

Да и не в бакинцах третьего поколения беда, а в том, что четвёртого поколения я на дачах почему-то не вижу. Есть ли оно вообще?! Или это теперь свободные личности, свободного мира интернета, родства не помнящие и не знающие?! Пока не знаю. А переславская земля привыкла уже к сменам поколений, негоже нарушать этот обычай.
Кубок форумчанинаЛучший фотограф
Сообщений: 1077
41.ПР.08

Красивое имя Фая.
Переславские рассказы.

Был июнь 1982 года, дело происходило в городе Переславль-Залесский на Кошелёвской улице. Вернее, дела-то никакого особого и не было, было лето, дом бабушки, где собирались на лето все, кто мог, те, кто постоянно не жил в Переславле. В том году в доме на Кошелёвке появилась новая родня, правнучка бабы Мани – Марина. Ей было чуть больше года и это было её первое появление на Кошелёвской улице, привезли для познания корней на летний отдых. Ходить-то она уже ходила, а вот с разговорами не спешила.

Даже слово «дай!» не говорила, хотя, на мой взгляд, это именно то слова, с которого обычный человек начинает осваивать мир. Тянуть его к себе, пробовать на вкус и, по возможности, переваривать. «Мама», на мой взгляд, более второстепенное слово, хотя для некоторых слабо развитых личностей, «в этом слове жизни существо». Существо-то оно конечно существо, но жить-то самому приходится, без мамы. Мама первая стоит в ряду жизненных событий, но не более того, но и не менее. Марина слово «мама» пока тоже не говорила.

Зато тянула свои ручки к цветочкам, ко всему яркому и красивому, это производило на неё радостное впечатление. А потом пробовала это всё на вкус. Вполне нормальный и правильный ребёнок рос. Уже пробовал ягоды с кустов, произраставших на участке. А слова, они же не обязательны, найдётся рано или поздно такое слово, которое произведёт впечатление на ребёнка и будет ему крайне необходимым. Главное, что ел ребёнок хорошо, рос и познавал активно мир.

В тот год, тётя Фай и дядя Боря ещё возделывали огород на Кошелёвской улице, там был большой, по дачным меркам, участок. И грядки были разделены между семьями дяди Бори, дяди Юры и бабушкой. Без огорода в те времена мало кто жил, огород был крайне необходим для всех, на нём много чего хорошего и полезного росло. Тётя Фая с дядей Борей в очередной раз, приехали на машине с Чкаловского посёлка, где у них была квартира, на Кошелёвку, что-то поделать на огороде. Они часто приезжали, и общение в те годы было личным, сотовых телефонов просто не было, были же такие времена…

Маринка спала, в соседней комнате, некоторые дети хорошо спят днём. Лично я к таким никогда не относился, но есть спокойные и правильные дети. Дети, которые могут тихо сами играть, не требуя постоянного внимания взрослых, спать днём и не орут громко просто от переизбытка каких-то чувств. На кухне разговаривали, сон ребёнка никто особо не берёг, правильным детям не мешают естественные шумы, они реагируют только на нечто неординарное.

-Фая, как там… - Услышал я из кухни начало обычной фразы, бытового разговора.

Я сидел недалеко от спящей Маринки и, по обыкновению, читал книгу. Раньше я читал много книг, это было сродни пробы детьми на вкус окружающего мира. Я так «пробовал на вкус» мир книг и мыслей, мир образов, созданных писателями, и, пока не перепробовал всё, что было доступно, не смог успокоиться. Маринка заворочалась и открыла свои глаза. Глаза были, как всегда неумытые, не голубые. На них даже был эпикантус, цвет кожи ребёнка был с желтизной, вообще, в ней чувствовались отголоски китайской крови, со стороны отца. Я много над этим подтрунивал, пока она была маленькой.

-Фая, где…-Слышалось с кухни.

Глаза Маринки уверенно открылись и она улыбнулась. Смотрела упорно на меня, сидящего в лучах солнца с книгой. Я ей тоже улыбнулся, но разговор не начинал. Всё было нормально, зачем были нужны слова?

-Может, Фая, сделать… -Продолжались нестись отрывки разговора.
-Фая, Фая, -послышалось мне, что произносит негромко Маринка.

Тем временем она села на кровати и вся ушла в слух. Так иногда ведут себя кошки, когда выслушивают шуршание мыши в траве. Ушки на макушке, так обычно это состояние называют. Я отложил книгу в сторону, и ждал, когда ребёнок окончательно проснётся, предстояла высадка Маринки на горшок, в те времена не было памперсов, совсем не было…

-Фай, -донеслось громко с кухни.
-Фая! Фая! – Громко и уверенно произнесла, а потом и прокричала Маринка.

Это был прорыв в сознании, я взял её на ручки и вынес на кухню к людям. Маринка повторяла и повторяла своё первое слово. Услышав его, тётя Фая стала улыбаться, а Маринка, видя, что её слова радуют окружающих, продолжала говорить, повторять имя тёти Фаи вновь и вновь. Все были довольны.

Вроде бы обычная история, но что же привлекло Маринку, почему она была столь впечатлена этим ранее ей незнакомым словом? Я долго думал над этим, и понял, что её привлекла красота созвучий, ей просто захотелось красоту звуков повторить. Что она и сделала. А когда узнала, ещё и обладателя этого красивого имени, то слово приобрело смысл и образ стал полным и гармоничным.

Есть что-то магическое в именах «Мая». «Фая», их хочется повторять вновь и вновь. Это моё личное мнение, но красота и гармония в них точно есть. Просто так, ребёнок не выберет своё первое слово, этому есть объяснение. Для меня же очень приятно в этом случае было то, что выбор был обусловлен не функциональной полезностью, а красотой звучания «Фая». А смысл имени, что за ним стоит, к чему оно – всё это просто мудрствования на тему. Главное – красота. Какое красивое имя, Фая, дядя Боря выбрал себе жену с красивым именем. Или она его выбрала, «Борис», «Боря» тоже красиво звучит, впрочем, какая разница, кто кого выбрал?

Важно то, как человек жил и что делал, как изменялся в процессе своей жизни. Имя – это только аванс, данный тебе родителями. Фая и Боря оправдали свой аванс сполна, их жизнь для меня пример простоты и красоты в нашем мире. И первое слово «Фая», произнесённое ребёнком, это оценка высшей категории.
Кубок форумчанинаЛучший фотограф
Сообщений: 1077
43.ПР.08

Вкус Переславля-Залесского.

Каждое место, которое человеку запоминается, имеет свои особенные признаки. Иногда это только что-то одно, а иногда их бывает много. И чем больше их накапливается, чем чаще человек обращается в своей памяти к ним, тем прочнее взаимосвязь с этим местом. К примеру, для многих Голландия ассоциируется с тюльпановыми полями, а для многих, побывавших там, с жутким запахом навоза в любой сельской местности. Только у моря, только в определённые часы, когда дует морской бриз, этот запах оставляет вас в покое. Про города не скажу, в городах, на мой взгляд, там плохо пахнет всегда.

У многих городов есть свойственная только им картинка, их символ, например, невозможно представить Москву без Красной площади и Кремля. Не Москва это будет, хотя, для жителя Москвы, главной картинкой, скорее всего, станет другая. Это может быть вид из твоего окна, либо какие-нибудь «чистые пруды», как у Талькова И.

Много чего есть в этом мире, но характерный вкус у конкретного места - это большая редкость. Многие хотели бы связать вкус Переславля с ряпушкой, рыбой, которая редко где бывает, местной такой рыбой. Но для меня это просто рыба, и её вкус связан просто с методом приготовления, и не более того. А на гербах городов много чего нарисовать можно. К примеру, на гербе славного города Торжок шесть голубей, но это не значит ведь, что Торжок имеет вкус голубиного мяса. Скорее, я бы назвал вкусом Торжка «пожарские котлеты», по их происхождению из этой местности. Хотя, на мой вкус, их тоже лучше готовят в «Мясоеде», что в центре города Переславля-Залесского.

Вкус Переславля возник у меня не «вдруг», он формировался много лет и достаточно своеобразно. Всем ведь известно, что Переславль относится к «Краю вечно зелёных помидоров». Не вызревают они в Переславле и его окрестностях на корню в открытом грунте, климатическая зона такая. Но, местные жители упорно их выращивают, снимают зелёными, и они дозревают на подоконниках под бдительным присмотром славных дачников-огородников. Моя бабушка Маня была из таких. Дядя Боря и тётя Фая были тоже из таких. На подоконниках дома бабушки и квартиры на Чкаловском было достаточно зелёных, бурелых, жёлтых и даже красных помидор.

Я с моим двоюродным братом Андреем вели в те времена очень активную жизнь. Ходили по киносеансам в кинотеатре «Восток», ДК «Славич», Красным двухэтажным кинозалом на Ростовской, не помню уже его название. Катались на лодке по реке Трубеж и озеру, развлекались летом так, как могли развлекаться в те года обычные советские школьники на летних каникулах.

А обычные советские школьники всегда любили есть. Мы повадились готовить и съедать яичницу с помидорами. Яйца брали в холодильнике, помидоры на окне. Так и звали мы этот знаменитый своёй простотой в приготовлении продукт «помидорная яичница». Ходили и ездили от дома к дому, её готовили и ели. И лучше пищи для нас в те времена не было. Самое интересное, что из других помидоров, сладких и сочных она была совсем другой, не такой вкусной. И, приготовленная в других местах, не вызывала столько положительных эмоций. Я много раз вне Переславля вспоминал её вкус, даже пытался готовить, но всё полученное на сковороде было совсем не то, чего хотелось.

Только в Переславле помидорная яичница удавалась такой вкусной, только в Переславле я её хотел есть всегда! В течении нескольких школьных лет вкус этой помидорной яичницы стала у меня ассоциироваться со вкусом Переславля. А может быть, это не вкус Переславля, а вкус моего переславского детства? Да какая разница, если этот вкус мне приходит всегда на память в летнем Переславле. Есть такой вкус у Переславля-Залесского, пусть даже у меня одного, хотя, брат Андрей её тоже вспоминает!

Нет уже бабушки и зелёных помидоров на окне квартиры тёти Фаи, нет уже многих людей из того времени. А у меня нет на даче посадок помидоров, зато их полно в магазинах. Но чужие помидоры, выращенные не в Переславле, никогда не смогут воссоздать тот самый вкус. Может быть, когда-нибудь, я смогу растить сам помидоры на даче, а быть может такое и не произойдёт. Жизнь создаёт новые вкусы и забывает старые, так уж повелось, вот вкус прежнего «переславского хлеба», например, уже больше напоминает «ростовский хлеб». Но для меня вкус переславского хлеба, переславского творога и переславской ряпушки ничего не значат. Для меня вкус у Переславля иной, и это вкус помидорной яичницы.
Кубок форумчанинаЛучший фотограф
Сообщений: 1077
44.ПР-ДР.08

«Беляки» на Плещеевом озере.
Светлое озеро Плещеево и тёмное озеро Сомнино.
Переславские рассказы.

Переславское озеро Плещеево – доброе и светлое озеро. Это надо сильно постараться, чтобы в нём утонуть. Идти до большой глубины пешком далековато и всегда можно найти более лёгкий способ, чтобы расстаться со своей жизнью. Просторы озера не пугают, даже, скорее, радуют глаз. Светлое озеро по первому впечатлению. Лодок на озере сейчас почти нет, вроде бы как действует заповедный режим Национального парка. А были времена, когда лодок было очень много, на моторах и вёслах эти лодки пересекали Плещеево озеро в различных направлениях, на них сидели многочисленные рыбаки.

Есть злое озеро недалеко от доброго -Сомнино. Оно меньше, вода там чёрная, на дне целых сто метров сопрапеля. Слепни кусают любого, кто к нему пытается приблизится и берега поросли густыми зарослями. Сразу видно, что озеро Сомнино злое, расположено недалеко от озера Плещеева, хотя и является уникальным объектом живой природы, занесённым в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Но туда ходить никому не хочется, а вот на Плещеево доброе озеро все любят ходить. Зло и добро рядом часто расположены, как озёра Плещеево и Сомнино.

С детских лет я очень любил ловить рыбу с лодки на Плещеевом озере, там, где три или четыре саженя глубины. Местные жители в те времена мерили глубину почему-то саженями, наверное, так было удобнее отмерять леску на «кивках». Кивок – это короткая удочка, без поплавка, очень короткая, почти и не удочка. На неё очень удобно ловить именно с лодки, леска не путается, и вытаскивать рыбу удобно. Груз лежит на дне, а когда рыба клюёт, кивок начинает кивать ниппельной резинкой в месте соединения конца кивка и начала свободной лески. Вещь, особенно для ребёнка, очень хорошая, особенно она хороша для ловли рыбы с лодки.

Мой папа часто ездил на лодке ловить рыбу на Плещеево озеро. Брал с собой он всегда меня и двоюродных братьев моих Мишу и Сашу. А лодку брали мы у семейства Шороховых, что живёт недалеко от озера, недалеко от конечной остановки автобуса и расположенной рядом с бухточкой, где всегда стояла наша лодка. Дело в том, что мой дядя Боря и Шорохов были друзьями и пополам заплатили за новую купленную лодку. Поэтому пользовались лодкой все родственники дяди Бори и семья Шороховых. И лодку мы считали тоже слегка своей.

Раза два в неделю мы ходили на рыбный промысел на этой лодке, прямо рано с утра и уезжали на озеро. Дождя не было и в тот день, который я опишу, ярко светило солнышко. Клёв дело тонкое, это сейчас рыбаки широко используют различные прикормки для привлечения рыб и радары, для определения мест их скопления. Во времена, когда мне было пять лет, такого практически никто даже и не знал. Кормить рыбу прикормками считалось непозволительной роскошью, рыбу надо было ловить, а не кормить! А потом есть самим, или, по доброте душевной, угощать котов и кошек. Других вариантов в свои пять лет я не знал.

Встали на якорь напротив городского пляжа, там место было хорошее, хорошо клевала рыба и, как свидетельство этого, стояло много лодок. Мы были без мотора, даже почти без вёсел, уключин на этой лодке почему-то тогда ещё не было. Было два кормовых весла и шест метра три высотой. Шестом было удобно отталкиваться от дна, стоя на корме, и лодка быстро, быстрее, чем на вёслах, шла вперёд. Мотором отец мой никогда не пользовался, почему-то, может, не хотел пугать рыб.

Клёв был хороший с самого утра. Много было ершей, попадалась хорза, шли окуньки и плотвички. И клевало все лучше и лучше! После обеда подул ветер со стороны Переславля, вернее, с северо-востока, и стала надвигаться тёмная туча. Она была черна и громадна, но клёв стал диким! Хотя, по уму, надо было сниматься с якоря и плыть на стоянку, ведь появились «беляки»! А беляки – это белые барашки на верху волны, а не зайцы. Их почему-то всегда боялись все взрослые, мол, если беляки появились, то надо опасаться Плещеева озера.

Беляки на потемневшей воде это очень красиво. А ветер меня никогда особенно не пугал. Другое дело, что надвигалась гроза. Гроза на воде, по представлению взрослых, это очень опасно! Всего эти взрослые боятся, и беляков и грозы. А я грозы не боялся, любил посмотреть на молнии, послушать раскаты грома. Главное при этом было не сидеть под дождём, ведь дождь мокрый, и я его опасался. От мокроты этой становилось холодно, а я сильно мёрзнуть не любил. Хотя мог иногда подолгу и терпеть мокроту и холод. Особенно я хорошо терпел мокроту и холод на рыбалке, особенно, если рыба хорошо клевала.

А как же хорошо клевала тогда рыба! Люди в лодках вокруг нас заводили моторы и ехали кто к устью реки Трубеж, кто в иные места, где были прикованы цепями их лодки. Мало кто был на вёслах, но и они тоже спешили к берегу, на мелководье. Боятся взрослые вымокнуть! Я же за такой клёвый клёв был готов ничего не бояться, и мои братья ничего не боялись. Таскали себе рыб! Отец несколько раз давал братьям команду сниматься с якоря и грести к берегу, но они его уговаривали порыбачит ещё минут десять хотя бы, все рыбаки разъехались, мол, и вся рыба наша!

Видя наш азарт и полную невменяемость, отец сам снялся с якоря и взялся за весло. Чтобы не запутать леску и не оторвать крючки мы стали сматывать многочисленные кивки. Смотать и убрать орудия лова удалось, хотя рыбы цеплялись на крючки даже во время сматывания наших удочек! Рыбы хотели продолжения рыбалки, только мой папа был категорически против! Ну что там сто-пятьдесят метров до глубины, где хватает шеста отталкиваться ото дна, быстро-быстро можно доехать. А такого клёва уже не повторить.

И тут пришла стена дождя, ветер был настолько сильным, что лодка чуть было не опрокинулась от первого же его порыва, еле-еле она не перевернулась. Все плавать могли, очень хорошо умели плавать, кроме меня. Но я был уверен, что папа меня вытащит из воды на дно перевёрнутой лодки, если даже лодка перевернётся. Хотя искать в чёрной воде ему бы меня было трудно, и я крепко вцепился в скамейку, чтобы облегчить его поиски в случае чего. Отец орал, отдавал распоряжения, расставлял свою «команду» по местам и определял каждому задание. Орал он потому, что ничего не было слышно из-за шума дождя, ветра и грома. Меня положили на дно лодки и укрыли вещами. Наверное, чтобы, когда молния бабахнет в лодку, меня как самого маленького, спасти. Я так думал тогда, и меня удивляло, что почему-то спасают детей обычно. Хотя логики в этом я не видел никакой, их ещё учить надо, кормить долго и профессию давать, вещи разных размеров покупать, ведь дети растут. На мой взгляд, выгоднее спасать взрослых, ведь они ещё детей нарожать много могут. Но у взрослых своя логика, а у меня была своя, и в рамках этой логики ребёнок сам должен думать о своём выживании и ни на кого никогда из взрослых не надеяться. Вдруг взрослые резко поумнеют и осознают невыгодность спасения детей? Мне было страшно, но я не орал и не мешал никому, держался тихо себе одной рукой за скамейку, а другой рукой даже пробовал отливать воду из лодки специальным совком, так как она очень быстро наполнялась водою из-за дождя.

Но для балласта меня засунули в нос лодки, Саша и отец гребли двумя вёслами ближе к центру от кормы, а Миша отливал воду из лодки на корме и мерил глубину шестом. Надо было определить, что шест уже цепляет дно, почему-то это было важно. Лодку же развернули носом к волне, чтобы она не перевернулась. Двигалась она вперёд, или её относило на глубину, было абсолютно не важно. Все делали правильные организованные действия и напрягались изо всех сил. А когда работаешь, то успокаиваешься. Все были спокойны в той мере, в которой можно быть спокойной в потоках дождя, когда вокруг ударяют молнии, и гром стоит такой, что ничего не слышно, трудились, преодолевали трудности.

Я внимательно наблюдал за всем происходящим, учился как правильно себя вести и не утонуть в такой жизненной ситуации. Была у меня только одна проблема тогда, одна не уверенность в себе и своих силах. Я не умел плавать! Поэтому лодка должна была продержаться на плаву как можно дольше! Молний я уже не опасался вообще. Если бы стены дождя не было, то я бы опасался, конечно. Ведь молнии бьют в высоко расположенные предметы, трубы заводов, высокие деревья. А тут волны были вровень с лодкой, и лодка с сидящими внутри людьми совсем не высокий предмет! Вода проводит электричество, а молния это разряд электрический! Зачем ей в нас попадать?! Всё ведь идёт по возможному кратчайшему расстоянию, молнии не глупые, чтобы лишние никому не нужные метры летать! Не знал я того, что дистиллированная вода диэлектрик! В школу-то не ходил, а интернета тогда не было, не мог я узнать всё про молнии и грозу сам! Но главное, что молнии тогда меня перестали вообще волновать.

Держать лодку поперёк волны тоже было не сложно, просто надо было быть внимательным и не давать ветру развернуть лодку боком к волне. Ветер же, если большая поверхность, сильнее на неё действует, чем на маленькую. Саша и отец держали лодку строго против ветра, и ветер ничего с нами плохого сделать тоже не мог. И ветра я не боялся, даже вылез из-под груды одежды, накиданной на меня, но сидел смирно, не раскачивал лодку. Рано утром было холодно, вот и оделись все тепло. А потом на меня покидали своё барахло. Оно промокло, но свою функцию вместе с весом моего тела, выполняло исправно. Давало некоторый балласт на носу лодки.

Лодка была залита внутри водой, там, где я сидел, сантиметров на десять ото дна была вода. Но вода больше не прибывала. Миша справлялся с выливанием воды из лодки, выливал её примерно с той же скоростью, с какой дождь справлялся с её наливанием в лодку. И потопление лодки нам не грозило, дождь не сможет нас утопить! Запас живучести был большой, много часов так можно продержаться! Лодка мне была нужна, повторяю, я не умел плавать! Зато в этой воде, на дне лодки, уже плавали и кивки, ведь их делали из пенопласта, чтобы рыба их не утащила с собой, если большая попадётся, и червяки, и размокший хлеб, и помидоры. Даже дохлые рыбы из нашего улова плавали кверху брюхом. Было одно беспокойство, что Миша, по невнимательности, может вместе с водой за борт плюхнуть рыб и помидоры. Червяков и размокший хлеб мне было совсем не жаль, а вот рыб и помидоры я стал ловить и прятать в одежде на носу лодки.

-Дно! – Закричал Миша – Шест цепляет дно!

Все усилил свою работу, а Миша бросил отливать воду и стал толкаться шестом ото дна, правда, при этом почти высунувшись с кормы за борт. Но Миша ходил в бассейн и умел плавать, я за него не беспокоился, а вот я плавать не умел! Вода могла прибывать и прибывать, а лодка рано или поздно могла от этой воды утонуть! Я заорал, чтобы Миша бросил мне совок для отливания воды, раз сам её не отливает. Совок через отца я получил и стал тоже заниматься делом. Не до наблюдений мне стало, зато все волнения прошли о помидорах и дохлых рыбах. Я-то точно их из лодки с водой не выкину, своё не отдам озеру Плещеево!

Через какое-то время шест уже погружался на глубину только братьев «по шейку», они выпрыгнули из лодки и оттолкали её туда, где воды по пояс. Мы были возле насосной станции. Дождь стал слабеть, я вычерпал всю воду на носу лодки и перебрался на корму, вычёрпывать там. На мелководье беляков почти не было, да и ветер как-то стих. По мелководью братья толкали лодку к её стоянке. Мы проходили мимо городского пляжа, когда дождь прекратился. Браться были веселы и шутили. А когда посадили лодку на цепь, то выглянуло опять солнышко.

Собрав свои нехитрые пожитки, мы вышли на берег. Тут подошёл автобус №2 на свою конечную остановку, и братья с вещами в него запрыгнули, до Кошелёвки им идти не хотелось, набродились в озере, таская лодку! Я же и отец налегке пошли отдавать шесты и вёсла Шороховым, вместе с ключами от замка, на который заперли лодочную цепь.

-Как там, на озере было? – Спросил Шорохов у отца.
-Беляки.- Ответил, папа.
-Беляки опасно.
-Да, но мы против ветра, недалеко от пляжа вышли на мель.
-Тогда ничего.

Нет уже многочисленных лодок на Плещеевом озере, есть серфингисты и прочие ловцы ветра. Все в спасательных жилетах. Вот чего мне в детстве не хватало, для того, чтобы совсем не боятся совсем, которые не зайцы. А после этого случая беляков я всё же стал опасаться, требовал возвращения на берег, плавать я не умел до десяти лет! А беляки на озере Плещеево остались до сих пор, я их недавно видел в грозу. Но никто их уже не боится, ведь светлое и доброе озеро Плещеево, со светлыми беляками. А вот озеро Сомнино тёмное, нет там совсем беляков.
В начало страницы 
|
Перейти на форум:
Быстрый ответ
Чтобы писать на форуме, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь.