18+

 Добро пожаловать!

 Мы рады приветствовать Вас.  Зарегистрируйтесь и получите на свой e-mail письмо с инструкцией по активации учётной записи. Активируйте свою учётную запись и Вам станут доступны все функции сайта.  Вы сможете завести блог, загружать фотографии и общаться с друзьями.

 

ФМШ при НГУ. ФыМыШацкие истории.

  
Кубок форумчанинаЛучший фотограф
Сообщений: 1093

Уникальность Физико-математической химико-биологической спортивной школы №165 при Новосибирском государственном университете им.Ленинского комсомола не вызывает споров. Любое воспоминание о годе учёбы там имеет только знак плюс. Но это моё восприятие. Мне повезло там учиться.

Кубок форумчанинаЛучший фотограф
Сообщений: 1093
ФыМыШацкие рассказы.
ФМШ при НГУ. Семь котлет.

Начался март - календарная весна в Новосибирском Академгородке. Когда светило солнышко было тепло, без его света мороз был вполне зимним. Фымышата – это самоназвание учеников ФМШ №165 при НГУ им. Ленинского комсомола, стали массово кататься на лыжах. Тепло ведь! Я не был исключением.
На лыжне всё время находился дежурный, который не только заносил в журнал фамилии и количество пройденных по лыжне километров, но и фиксировал время прохождения дистанции. Всё дело в том, что «Университетская лыжня», так именовалось это мероприятие, была вполне официальным и полезным делом. Кроме здоровья и улучшения спортивных результатов были и вполне материальные блага. Лучшая группа получала бесплатные путёвки для путешествия куда-нибудь. Набегавшие больше других спортсмены тоже получали приличные вознаграждения. ФМШ тоже участвовала в этом празднике жизни, хотя как всегда по-своему.
Об этом мало кто знал, но ФМШ реально была спортивной школой! Нас финансировали и кормили по спортивным нормам, учились мы всего пять дней в неделю, в то время как страна вся училась по шесть дней в неделю. Мы спортсмены – нам и пять дней много! По четвергам был день спорта и науки. Ну наука была для лохов, а нормальные пацаны и девчонки конечно же бегали и прыгали весь четверг. Спортивные залы были открыты весь день, спортивный инвентарь в ФМШа и на Спортивной базе НГУ был доступен для любого фымышонка. Футбольное поле под окнами общежития ФМШ никогда не пустовало. Фанатичные спортсмены в полном списочном составе под руководством злобных спорторгов (спортивных организаторов) каждое утро выходили на зарядку на улицу, в любой мороз и дождь и обязаны были пробежать как минимум два круга вокруг стадиона. Тридцать минут отводилось на это действие, раньше обратно не пускали!
Я очень любил это зрелище – ФМШа на зарядке. Всегда любовался на наших девочек, угрюмо бредущих по заснеженным дорожкам в шубах, наброшенных поверх ночных рубашек. Не расчесанных, не умытых, заспанных в лучших традициях, готовых к любым испытаниям и мучениям. Они даже не имели сил при этом ругаться! Вот такая уникальная спортивная школа была при НГУ.
Сам то я не участвовал в этих зарядках, всегда чувствовал глубокое отвращение к занятиям спортом утром. Но, каждое утро я встречал полностью экипированным, в спортивный костюме и кроссовках. Улыбающийся, подтянутый, с полотенцем на шее идущий умываться и чистить зубы. Главное было поддерживать имидж спортсмена-фанатика, встающего на час раньше всех остальных, что бы успеть набегаться вдоволь. Все желавшие дополнительно тренироваться сдавали бумагу с указанием времени утренних тренировок спорторгам групп (на каждого спорторга приходилось не более десяти человек в спортивной группе), спорторги групп – спорторгам классов. Те фиксировали у себя и передавали далее, нашим многочисленным учителям физкультуры и дежурным преподавателям по спальным корпусам). Контроль, ежедневная сверка списков. А то, кто знает, куда фымышонок в пять утра бежит?! То ли спортом заниматься, то ли что взрывать. Взрывы устраивать было запрещено. А спорт – пожалуйста.
Выходящие из корпуса спортсмены– бедолаги физико-математического уклона многократно пересчитывались и уточнялись. Спорторги докладывали вышестоящим товарищам и последними из группы или класса бежали на зарядку. Система спортивной подготовки работала. Только больным, с прямым указанием о запрещении утренней зарядки и спортсменам – индивидуалистам разрешалось оставаться в корпусе. Вернее фанатики-спортсмены были примером для подражания, идолами. Я в классе был один такой. Ставил будильник на пять минут раньше официальной побудки, одевался и приводил себя в довольный вид. Товарищи, жившие со мной в одной комнате, не были столь спортивны как я, не могли вставать по будильнику. И в общей массе выгонялись зверствовавшими спорторгами на улицу. За пять минут сна жертвовали 30 минутами хорошей жизни. А могли бы быть примерами в спорте, как я. Каждому - своё. Кары же за каждого невышедшего или опоздавшего на зарядку человека были значительны, страшны и неотвратимы для всего класса. Поэтому все страдали, но терпели. Коллективная ответственность, хорошая вещь! Я же любовался из окна на почти семьсот человек, в едином порыве прославлявших утренний спорт.
Но кататься на лыжах я любил и умел. Так что в списке спортивных достижений каждого, ежедневно обновлявшимся был примером для подражания. Списки висели у входа в подземный переход между жилыми и учебным корпусами нашей школы-интерната.
Кроме зарядки фымышатам приходилось ежедневно выходить ещё на улицу по пути в столовую и при следовании обратно. Это тоже возмущало многих спортсменов. Все знали, что было запланировано строительство подземного перехода и в столовую, но злые люди его отменили. Злые, но трезво мыслящие люди поняли, что фымышата могут вообще не выходить не улицу. А этого допустить в среде спортсменов было никак нельзя.
Столовая не вмещала всех фымышат сразу, поэтому питались по сменам. Один из 21 класса в нашей ФМШ помогал накрывать на столы. Кормили нас хорошо, по-спортивному. Но постепенно пища надоедала и некоторые весной уже периодически ходили поесть в студенческую столовую, которая располагалась рядом. Разнообразие там было больше. В нашем классе таких было не много. Всегда не хватает добрых и чутких людей, щедро жертвовавших свою пищу с товарищам. А на соседних столах 10-13 класса было подлинное изобилие. Там не ходило на обед иногда и треть класса. Но в условиях жёсткого коллективизма это была пища 10-13 класса! Я даже и не смотрел в ту сторону. А мой товарищ Игорь смотрел, как оказалось.
Однажды он обратил моё внимание на девочку, которая была напротив нас. «Смотри, смотри, уже пятая!» - восхищённо шептал он. Оказалось, что девочка ела пятую котлету. Потом съела шестую. Потом седьмую. Лишние порции кончились. Девочка выпила стакан-другой компота и понесла грязную посуду сдавать дежурным.
Я первый раз увидел эту девочку. Она была небольшого роста, симпатичная, с правильными чертами лица. Но я её до этого дня нигде не видел! А я знал всех, или почти всех в ФМШ. Особенно девочек, их там не так уж и много было. Как же она ускользнула от моего внимания?! Крайне загадочная девочка! Прозвище у неё появилось само собой – «Семь котлет». Моему товарищу нравилась эта девочка, но, как зовут её, откуда она родом, он тоже не знал. Мы решили за ней следить и обмениваться информацией об обнаруженных подробностях её жизни.
После обеда я с ней столкнулись у лыжной базы НГУ – она шла с лыжами на лыжню, как и я. И, так же как и я, каталась почти до ужина! Ужин у неё тоже был хороший. Девочка ела за троих, но это было вполне объяснимо. Я проехал в тот день километров тридцать на лыжах, и она, примерно же столько. Я тоже ел не за одного себя. Зашли в корпус, Игорь задержался, читая объявления и приказы. Я же прошёл прямо в комнату. Через десять минут он прибежал крайне возбуждённый – «Семь котлет пошла кататься на коньках!». Схватив коньки, товарищ побежал за ней. Я не люблю кататься на коньках. Теперь его очередь следить! Раскрасневшийся, с мороза, он явился за полчаса до отбоя. Она каталась всё это время! И он радом с ней. Так у нас и повелось. Я следил за Семью котлетами после обеда, Игорь – после ужина. С утра и до обеда была школа. Удивительно было то, что за всё это время она ни разу не подняла на меня глаза. Поймать её взгляд, заговорить с девушкой-загадкой не было никакой удобной возможности. Но мы чётко чувствовали, что она за нами тоже наблюдает. Однажды я явился на их классный закрытый вечер. У меня была такая возможность. Хотел потанцевать с ней, познакомиться. Её не было там! На школьные дискотеки она тоже не ходила. Подружек рядом с ней за всё время наблюдения тоже не было замечено. А парней тем более. Мы к ней пригляделись, она была красива – длинные пушистые ресницы, прекрасная миниатюрная фигура. Роста не более 162 сантиметров. Мало и тихо говорила. Почти всё время мы её видели в спортивной форме. Занималась одна, очень много и упорно. И очень много ела! За это мы её особо уважали, ведь мы тоже много ели. Сильная девочка!
Загадкой было, когда она училась, делала домашнюю работу. У нас не хватало времени на учебу первые полгода. Потом стало хватать и на спорт. Наверное, у неё было так же. Игорь сделал предположение, что, Семь котлет в детстве много болела, поэтому и занимается упорно спортом. Мне же казалось, что энергии у неё было очень много, но она скромная и стеснительная. И поэтому так себя ведёт.
Кончились лыжи – растаял снег. Бегать я не так любил, как кататься на лыжах. Поэтому после обеда играл в футбол или преферанс. Семь котлет в футбол не играла, а игры в преферанс никто не афишировал. В ФМШ было запрещено играть в карты под угрозой отчисления, но мы играли в учебных классах, запершись изнутри. Приближались выпускные экзамены, нам разрешалось и даже рекомендовалось брать ключи от классов и других помещений, что бы после обеда спокойно заниматься. Мы и занимались преферансом. Преферанса и общения и с другими девушками мне вполне хватало, так что Семи котлетам я улыбался за обедом, а после обеда у меня были другие дела, я за ней перестал следить. Она по-прежнему хорошо ела, это главное! Возможные же душевные терзания моего товарища меня не интересовали вовсе. Часть фымышат, разъезжалась по своим родным школам за золотыми медалями. В ФМШа их не давали принципиально. А золотая медаль – хорошая вещь. При поступлении в ВУЗ сдавали только один экзамен. Меня эти выгоды не интересовали.
Однажды, придя на обед, мы не увидели Семь котлет. Не было её и на ужин, и на завтрак. Она пропала. Уехала. Осознание этого пришло не сразу. Привычно, в обед, глаза искали её. Но за соседним столом было пусто, вернее люди были, но не на кого было смотреть. А так хотелось следить, сколько вторых она съёла.
Мир без неё опустел. Стал иным. И острое понимание того, что мы заканчиваем период жизни в ФМШ, не взяв из этого прекрасного отрезка жизни всё, что можно, по максимуму, пришло. Первой ласточкой стала Семь котлет. После экзаменов потерялась связь с товарищем Игорем. Ушли куда-то люди. Где ты сейчас, Семь котлет?! Тебя и в одноклассниках не найти.
Кубок форумчанинаЛучший фотограф
Сообщений: 1093
Проблемы ракетостроения. 10-10 лучше всех. ФыМыШацкие рассказы.

Порох делается просто – нужна селитра и сера. Но в ФМШ при НГУ после подрыва одним славным ребёнком из Магадана общежития порох был под запретом.
Ещё в первые годы существования ФМШ, один сообразительный мальчуган из Магадана привёз, как самое необходимое в жизни, полтора килограмма тротила со своей родины – Магадана. В современной жизни трудно обойтись без тротила, а в те былинные времена, наверное, вообще было невозможно. Особенно в Новосибирском Академгородке. Хотя он только еще строился, только устанавливались научные обычаи и традиции. Видимо, именно для этого и был привезён на самолёте тротил. Всем же известно, что доброе слово вместе с тротилом очень действенно.
Хранить тратил удобно на батарее, что бы не отсырел. А зимы в Сибири холодны и батареи тёплые, даже горячие порой. Там его наш псевдо герой и хранил. Почему-то тротил взорвался, когда все были в учебном корпусе. Методы проведения следственных действий были в те времена не совершенны, поэтому причина взрыва не была установлена.
Злые педагоги отправили магаданца к родителям. Исключили из школы, хотя никто, кроме общежития не пострадал. Ну, рухнула стена, велика ли беда?! А последствия для ФМШа оказались ужасными. И всё из-за маленького взрыва! Был издан зловещий приказ, страшно ограничивший научное творчество. Погубивший впоследствии не одного талантливого ребёнка. За ЛЮБЫЕ взрывы отчисляли без разбирательств всех причастных и наблюдавших. Ну, шёл мимо мирный человек, а тут взрыв! Обычное дело. За что исключать то?! Где справедливость?!
Вон Институт Гидродинамики тоже взрывал, для научного эксперимента. Стёкол во всем молодом тогда ещё Академгородке вообще не осталось. И тоже никто не пострадал. Зато лучшие в мире стекольщики – это мужской состав того времени этого института. Сентябрь тогда был, слегка холодало. Людям почему-то не нравилось жить без стёкол. Скорость и качество проведения стекольных работ сотрудников- экспериментаторов это большое научное достижение тех времён. Один мой знакомый профессор, из тех парней, гордится своими навыками стекольщика куда больше, чем своей научной деятельностью или тем, что он бывший лётчик, во времена Хрущёва уволенный по сокращению из армии и вынужденный заняться наукой. У него такие крутые алмазные инструменты для резки стекла и он может так замысловато его резать и колоть, что, честное слово, он из обычного оконного стекла создаёт просто произведения искусства!
А поколения фымышат были лишены этой возможности творческого и научного развития! Из-за несчастного тротила. Более того, сама подготовка к производству взрывчатых веществ приравнивается к взрывной деятельности. Где справедливость, где презумпция невиновности?! И всё это из-за одного взрыва.
Но не перевелись ещё смелые люди на земле Сибири! Каждый год кого-то отчисляли. За взрывы и подготовку к ним. Мужество отчаянных парней, иногда не очень умненьких-разумненьких, всё равно вдохновляло на риск. Но они были одиночки, обречённые на провал и поражение. Нужен был иной подход.
И нашлись такие люди. Парни класса 10-10 прославляли свой класс и себя сами, шатаясь по общежитию шумной, громко поющей под несколько гитар песни, толпой. Одна из них была собственного сочинения и в ней были слова: «Десять-десять лучше всех!». Её исполняли регулярно, по нескольку раз на день, по поводу и без повода. Мальчикам 10-10 класса нравилась эта идея и эта песня. 10-10 кроме того был чемпионом школы по баскетболу, не обладая, честно говоря, особо рослыми ребятами. Но маленькие были грамотные технически и прекрасно организованы. Штри, Воронцов, Пичюгин, Головин… Много орлов было в 10-10 классе!
И хотя других особо выдающихся успехов у класса не было, но был дух превосходства. По иронии судьбы, костяк этой весёлой гоп-компании составляли химики из Магадана. Так они себя называли. Я, например, был физик с Камчатки, были математики из Томска и Кургана. Местность происхождения фигурировала всегда для самоидентификации личности. А физик ты, химик или математик – это в зависимости от того, на какой олимпиаде победил и попал в результате этого в ФМШ.
Химия – основа основ в ракетостроении. В зависимости от топлива, его качества, энергоэффективности находится конечный результат – дальность полёта и забрасываемый груз. Кто заразил наш класс увлечением ракетостроением – загадка. Но мы неожиданно заболели все. Каждая комната, а порой и отдельные личности, приступили к разработке и постройки ракет. Говоря научным языком, образовалось несколько конструкторских бюро и направлений. Но сначала мы все вместе обсудили и выработали чёткий план действий.
Мы осознавали, что все находимся на очень тонкой грани между учёбой в ФМШ и безапелляционным отчислением из школы. Но наука требовала жертв, и свою судьбу было решено положить на её алтарь. Но не глупо, эмоционально, а на основании точного расчёта! Во-первых, мы решили, что сделаем в случае провала общее публичное заявление. Все мальчики 10-10 класса принимают участие в ракетостроении! Пусть отчисляют всех, пусть попробуют! Мало им класса 10-7, где осталось всего 14 человек. Целую толпу парней отчислили, но причина весомая была – групповое побоище . Пусть в 10-10 классе останется 7! Девочки почему-то не интересовались ракетами, и их было 7.
Во-вторых, публичность расчётов, широкие консультации с преподавательским составом и в научных институтах. Пусть все всё знают! Но про проведения испытаний своими силами молчим. Ищем законных и безопасных площадок для проверки наших расчётов! Если при взрыве ракеты будет какой-нибудь профессор или кандидат наук это сразу превращает эту деятельность во вполне законное мероприятие. Многие наши ребята ходили в научные институты, удовлетворяли свои научные потребности. Друганы там имелись, вместе бывали в курилках.
В-третьих, производство топлива. С одной стороны, это незаконно. Но с другой стороны, селитра продаётся в магазинах. И сера тоже в виде спичек. Если они не хранятся вместе, то докажи, что производят порох! Площадка для производства тоже была выбрана со знанием дела. Для моделей подойдёт порох в качестве топлива. Для проверки их лётно-технических качеств. А там посмотрим!
Были назначены ответственные за различные участки работ и три, на тот момент, оформившихся конструкторских бюро начали свою работу. Одно было в моей комнате. Честно говоря, я не особо увлекался ракетостроением. Но средний научный интерес и финансы, что важно, у меня были. Дело в том, что я возглавлял трудовой сектор в нашем классе. А это подразумевало, что заработок общественных денег и их трата были в моей компетенции. По обсуждению со всем классом, но не более и не мене того. Без излишних формальностей, недоверий и сомнений. И без контроля со стороны кого бы то ни было. Класс 10-10 решил строить ракеты – будем финансировать строительство!
Главной неожиданностью стало поведение наших девочек. Они тоже решили, что в случае провала нашего проекта признаются в полной причастности к нему. «10-10 лучше всех!» Более того, на себя они взяли самый опасный участок работ. Причины могут сейчас оказаться совсем не теми, как казалось тогда. Тогда казалось, что они идейно нас поддерживают. Сейчас кажется, что просто не хотели пускать на контролируемую ими территорию парней. Но факта огромной помощи ракетостроению отрицать невозможно!
Мы добыли штук пять цветов, и поместили их в комнатах девочек. Селитра – удобрение. Девочки удобряли свои цветы и заботились о них! Основание было железным, глядя в ангельские глаза наших девочек, в это очень верилось. Тем более были, для отвода глаз, ещё закуплены фосфорные, калийные, азотные удобрения. И даже немного медного купороса! Всё это складировалось в постирочной нашего класса. Это была единственная территория, запиравшаяся на ключ! И ключ этот почему-то был у девочек, и они его никому не давали! Хотя все имели равные права на пользование этим помещением, девочки нас почему-то туда не пускали, или пускали очень редко. Там была вода. Раковина, много батарей и верёвки для сушки белья, стол для стирки. Что ещё нужно для производства ракетного топлива?! Были нужны ещё газеты. Но эту проблему мы быстро решили.
Корпуса для ракет строились из алюминиевой фольги, бумаги и других композиционных материалов. Лёгких и прочных. Разработка двигателей так и осталась на бумаге, в силу технической невозможности их производства. Бюджет класса не тянул на такие расходы. Бюджеты многих стран до сих пор не могут себе позволить строить двигатели для ракет, а тут в сравнении класс 10-10 ФМШ №165, который, конечно же, лучше всех! Было решено использовать только одну ступень и прямоточный пороховой двигатель. Для испытаний корпусов ракет.
Корпусов ракет было произведено достаточно и все хотели начать их испытывать. Друганы из институтов с удовольствием покуривали с школьниками, но делать ничего не хотели. Вернее хотели, но времени не было. Или ещё что. Но мы всегда были готовы к этому, так что надежда только на собственные силы. Неделя шума и вопросов, консультаций со всеми о ракетах утомил преподавателей и таскание в открытую различных ракетных моделей уже никого не озадачивало и не вызывало вопросов: «Чем будут топить? Где возьмут топливо?» Смелое обсуждение бензиновых двигателей или водородных, двигателей для других видов топлива состоящих из абстрактного окислителя и восстановителя, а так же всякие глупости о фотоновых двигателях не позволяло предположить примитивных потребностей в порохе у славных изобретателей.
Высушенные жёлтые проселитованные газеты и проселитрованные бинты для бикфордовых шнуров нам, по первому требованию, в любых количествах поставляли девочки. Вечером заказал – в обед получи! Смешивание с серой решено было производить в лесу на морозе. Непосредственно перед пуском. Мы строго соблюдали технику безопасности, хотя и мерзли. Но нас было много, незамеченными к нам никто не мог подойти, мы об этом тоже позаботились. Пуски было решено производить на футбольном поле. Нам важно было оценить высоту полёта, его траекторию – телеметрическую информацию. Это было не сложно всё рассчитать, располагая разных наблюдателей на различных расстояниях от места пуска.
Пуски ракет, как пуски ракет. Сначала ракеты летали куда попало. Но были подобраны их остатки, снята телеметрическая информация, внесены конструктивные изменения. Разработаны стартовые площадки нового типа. И всё это за сутки!
Новые пуски. Рутинная работа. Совершенствование моделей. Новые пуски. И так больше месяца. Были изведены десятки килограммов селитры. С серой помог институт неорганической химии, как, до сих пор не знаю! Как добыли?! Герои… Бесплатные источники серы это очень важно! Спички, даже по 1 копейке за пачку, классный бюджет не тянул. Много, очень много обыденного труда совершили фымышата. Много хитростей и смекалки проявили. Но всё имеет свои пределы. Девочки уже ворчали, производство селитрованной бумаги даже их уже утомило. Результаты дальности и точности пусков моделей стали стабильны, но для данного типа не улучшались. Наступал научный кризис. Некоторые конструкторские бюро бросили проводить испытания. Перспективы отсутствовали.
Наступала весна. Ракетостроение уступило ей дорогу. Новых закупок селитры не было, старые кончились. Но уже никто не заказывал селитрованную бумагу, не говорил о формировании корпуса ракеты на токарном станке в институте физики твёрдого тела. Всё ушло в прошлое.
В апреле наш преподаватель по физике между делом поинтересовался, на какую высоту взлетела лучшая наша ракета. Мы ему ответили хором. На вопрос о забрасываемом грузе при пороховом двигателе на 100 метров высоты был тоже ответ хором.
- А зачем это Вам? – Спросил его я.
- У меня расчётный результат был хуже, а вот у директора школы Богачёва расчётный результат лучше. Хотя расчёты дело неблагодарное. Без эксперимента никуда. - Ответил он мне.- Проверить у вас хотели, кто прав. Столько испытаний такого типа, вряд ли кто ещё, кроме вас, проводил. Ограниченность в возможностях иногда для науки полезна.
Прошло много лет. Теперь, во взорванном когда-то магаданцем общежитии ФМШа, казарма военного училища, на месте футбольного поля, где мы испытывали свои ракеты – спортивный комплекс НГУ. И директор ФМШ уже давно другой. А тот злосчастный приказ действует. И только недавно я вспомнил один его нюанс, было написано «На территории ФМШ, запрещается:». А мы на территории то почти ничего и не делали запретного. Может приказ хороший?! А может просто 10-10 лучше всех?!
Редактировалось: 1 раз (Последний: 3 ноября 2017 в 11:18)
Кубок форумчанинаЛучший фотограф
Сообщений: 1093
ФМШ при НГУ. Экзамен английского. Дорога к Верте.

Я учился в ФМШ. Мы изучали и сдавали все те же предметы, что и в нормальной средней школе. Английский язык был не исключение. Мы его как-то изучали, как – я до сих пор понять не могу. Всё моё изучение английского языка было смесью анекдотических ситуаций и какой-то беспросветной моей тупостью с самого 5-го класса. Несмотря на усилия Нины Георгиевны Гладких, одной из лучших моих преподавателей в средней школе, я как-то не продвинулся вперёд в моём его понимании. К окончанию школы я его не знал практически совсем. Хотя рядом учились ребята, отлично его знавшие. Оценки в ФМШ у всей нашей группы по английскому языку были 4 или 5. Знания не имели значение, главное было отношения с языком. А они устанавливаются, как правило, в зависимости от отношений с его преподавателем.
Наша учительница была добра с нами, принципиальным её положением было то, что если нам будет надо – то мы выучим этот самый английский язык легко. И если мы его ещё не знаем, значит, просто не пришло наше время. Это было приятно, даже очень. Но предстоящие выпускные экзамены всё же меня несколько беспокоили. Экзамен по английскому языку был последним в расписании. А на следующий день или через день, точно не помню, был выпускной вечер.
Тёплая погода стояла над Новосибирским Академгородком. Мы бегали на пляж купаться, и вообще как-то с середины июня не уделяли особого внимания экзаменам. Они сдавались сами собой и очень легко. С утра я был на пляже. Купался, загорал, играл в волейбол. Книги я на пляж не брал принципиально, так как был уверен, что учиться надо зимой, когда особо и делать нечего на пляже.
К трём часам подошли ребята из нашего класса. Странно на меня посмотрели и спросили, как я сдал английский? Я его не сдавал, как я помнил, экзамен должен был быть завтра. А они уже сдали, на пятёрки и четвёрки. Я взволновался, пропускать экзамен не входило в мои планы! Быстро оделся и пошёл неторопливо в школу. Как учил меня мой скромный опыт, если везде опоздал, то торопиться нет никакого смысла! Бежать до школы было минут 15, неторопливо дойти можно было за 25.
Дошёл. Нашёл кабинет, где были экзамены. Пусто. Спокойно пошёл в учительскую, надеясь, что хоть кто-нибудь из приёмной комиссии остался, и у меня будут шансы завершить свою школьную программу и получит аттестат. К счастью, наша учительница по английскому языку, ещё не ушла домой и обрадовалась, увидев меня. На вопрос, где я так долго был, я вздохнув честно сказал, что на пляже. Оставив меня сидеть и готовится к экзамену в учительской, она пошла и нашла где-то других удивлённых членов комиссии.
-У тебя 5 минут на ответ, - было сказано мне.- Начинай прямо сейчас.
-Успею,- ответил я.
-Какую тему отвечаешь?
-My family.
Я знал наизусть эту тему, спасибо Нине Георгиевне - выучил в 7-м классе. Бодро рассказал.
-Молодец, -похвалил меня бородатый мужик, видимо член комиссии.- Твои пять минут закончились. Моё мнение, что молодой человек заслуживает четвёрку. Возражения есть?! Давай свой билет.
Возражений не было, билета у меня тоже. Мне же его никто не давал тянуть! Вообще никто и не предлагал! Отсутствие билета развеселило комиссию.
- Может быть, поставить ему пять?- С интересом глядя на меня, предложила наша учительница.
- Семья у него хорошая, поддержала её другая преподавательница, её подружка, преподававшая французский язык.
- Пять минут истекло, - заметил бородатый. – Голосуем!
Большинством голосов решено мне было поставить пять.
-Когда ты так успел загореть? – Поинтересовалась учительница французского.
-Так экзамены же, делать нечего,- оправдывался я, ещё не веря своему счастью
-Молодец, хорошая нервная система. Поступаешь в НГУ? Мехмат?- Продолжала беседу англичанка.
-Да.
- Порекомендую тебя моей подруге Верте. Нервная система точно выдержит. Да и английский хорошо узнаешь. Это твой пока аванс. Удачи во всех начинаниях!- Мило улыбаясь, вынесла мне приговор англичанка.
Так я получил абсолютно не заслуженную пятёрку на экзаменах. Но три года изучения английского языка под руководством Верте! Я очень благодарен своей последней школьной учительнице за такой подарок судьбы. Я легко поступал в любой ВУЗ, единственное место, где мне пришлось потрудиться это - мехмат НГУ, а причина столь великого труда - изучение английского языка.
Всё было просто – либо я сдаю задания по английскому согласно требованиям Верте, получаю зачёт, либо не допускаюсь до экзаменов, рано или поздно, исключаюсь из НГУ. Жёстко, но справедливо! Иначе бы я так и не познал труд, всё иные учебные дела были для меня развлечением. Так что мне очень повезло в тот день экзамена по английскому языку.
Кубок форумчанинаЛучший фотограф
Сообщений: 1093
Личность на стадии склонения к деградации.
Конфликт морали и нравственности.
ФМШ при НГУ. ФыМыШацкие рассказы. Нравственный сектор.

Когда я учился в ФМШ, у меня была редкая возможность посещать закрытые классные мероприятия. Класс в ФМШ это всегда закрытая для посторонних глаз организация, у класса свой бюджет, свои секреты, свой уклад жизни. А самое главное, свои праздники. А кто же не хочет праздника?! Я, например, всегда очень любил праздники, куда меня приглашали. А не пригласить меня было затруднительно.
В силу характера и неуёмной активности я перезнакомился с большей частью учащихся ФМШ по различным поводам. Выдумывать поводы я был мастер. Обычно, я занимался идеологической работой. Что может быть важнее идеологической работы в любой школе, в эпоху социализма?! Отслеживание соблюдения неуклонного курса партии и правительства на построение коммунизма в эпоху развитого социализма в любой организации в те времена было наиважнейшей задачей! А уж внесение корректив и уточнений, обсуждение различных уклонов и других временных недостатков было всегда крайне необходимо и полезно.
Но в ФМШ пост идеолога от комсомола был уже занят, все хорошие посты в комитете комсомола расхватали школьники двухгодичного потока. Нам же, одногодичникам, ничего не оставили там хорошего. Толька одна учеба. Все грамотные люди знают, что Ленин рекомендовал: «Учиться, учиться, и ещё раз учиться…» Но, с другой стороны, Мичурин заявлял: «Мы не можем ждать милости от природы, взять их – наша задача».С Мичуриным я был тоже согласен. Стихия, природа бурной внутришкольной жизни привлекали меня. Пришлось мне самому организовывать новый и важнейший участок работы – «Нравственный сектор». Ведь комсомол до меня в ФМШ не занимался нравственным воспитание, это было серьёзным упущением! Так я прямо и поставил вопрос перед представителями КПСС в нашей школе. Альфред Иосифович Крейк, возглавлявший партийную организацию ФМШ в те годы, не мог не поддержать меня. Не было никаких идеологических основании возражать против нравственного воспитания. Так что, поддержанный КПСС, я попал в комитет комсомола руководителем отдела «Нравственного воспитания».
Титул у меня появился! Я всегда помнил заветы Сталина: «Кадры решают всё!». Но настоящих нравственных воспитателей в классах ещё не было, не успела активная среда фымышат наплодить таких людей. Назначить или выбрать было можно. Многие классы пошли таким формальным путём. Другие классы выжидали, приходилось самому работать там. Попасть в среду «нравственников» многие не стремились, личным авторитетом приходилось убеждать фымышат. Некоторые классы, а особенно девочки, часто в открытую заявляли, что они «безнравственны». При этом весело улыбались. Приходилось вести разъяснительную и воспитательную работу в индивидуальном порядке.
Всё дело в том, что мораль и нравственность это разные понятия. Примитивно говоря, мораль говорит, что такое хорошо и что такое плохо. Мораль является служанкой социальных условий, работает на сиюминутные интересы. Нравственность гораздо глубже. Она опирается на традиции, обычаи и сам норов личности. Причём норов имеет важнейшее влияние на нравственность. Это своя собственная система ценностей, глубоко связанная с мировоззрением человека и гражданина. Нравственность находится в развитии, в отличии от глубоко презираемой мною морали.
Так что нравственность у девочек и мальчиков всегда есть, даже если они и говорят, что безнравственны. Безнравственность, это нравственность беса, а не их личная. Открытие и понимание своей личной сакральной нравственности и составляла реальную суть моей работы.
Приходилось много ходить по закрытым классным праздникам. Моё присутствие позволяло сразу объявить вечеринку с поеданием тортиков и питиём «пепси-колы» и чая в нравственное или даже высоконравственное мероприятие. Я тоже не скучал. Всем было хорошо. Нравственный гость привлекал всеобщее внимание, мои «беседы о нравственности» веселили всех. У девочек ещё была возможность потанцевать на классной вечеринки с внеклассным парнем, и таким путём приобщиться к нравственности.
Классные вечера происходили примерно раз в месяц. Классов у нас было целых двадцать один. Скучать мне было некогда. ТО был вечер в 10-05 классе. Сели пить чай с тортиками, поздравили тех, у кого были недавно дни рождения. Потом, молодая, но хитрая учительница русского языка и литературы и, по совместительству, воспитательница 10-05 класса привлекла меня в качестве эксперта по нравственности для разрешения глубокого конфликта внутри класса.
Суть была в том, что Вова обижал публично Сашу. А Саша требовал прекратить это, психовал. Большинство поддерживало Сашу, но некоторые считали, что прав Вова. Воспитательница предложила рассказать, всё как есть, мне. Весь класс, затаив дыхание слушал.
- Пусть перестанет обзываться! – пыхтел Саша.
- Глубокоуважаемый Александр, и в мыслях не было такого. – Чётко расставляя ударения, с хорошей актёрской дикцией ответствовал Владимир.
-Не было? Было! Кто деградантом меня обзывал?! Все слышали!
-Суть мною сказанного в том, что я отметил, что очередное невыполнение Вами домашнего задания по математике влечёт неодолимое скатывания к деградации в освоении этого предмета.
- А психом?! – Орал Саша.
- Я всегда отмечал некоторую психическую неуравновешенность Вашей личности. Это может негативно сказаться на развитии. Несмотря на хорошее развитие физических возможностей Вашего тела, неуравновешенность может привести к последующей деградации всей личности.
- Опять обзывается!
- Ну что Вы! Если бы я Вас называл свиньёй, бараном или козлом, то речь могла бы идти об обзывании. Но эти достойные животные не подвергаются даже сравнения с Вами. Они благородны. О Вас же не буду говорить сейчас.
Саша побагровел. Он был здоровым парнем с открытым лицом, явно из деревни, и точно самым сильным в классе. А Вовочка мелким и самодовольным, неприятным мне не типом. Учительница литературы вздохнула.
-И что же нам делать?- Как то безнадёжно улыбаясь спросила меня.
-Давно этот конфликт? – спросил я.
-С начала учебного года, изводит Сашку – подсказал кто-то из ребят.
- А если Вам, Владимир, Саша морду набьёт?!- спросил я глядя в глаза этому товарищу?
- Драться не хорошо, аморально. Не имеет права! Драки запрещены! Исключат его сразу из школы! Пусть привыкает говорить с людьми на нормальном языке. Я его не оскорбляю. Если он не способен понимать, что ему говорят, пусть покинет нашу школу, едет к себе деревню, общается со свиньями.
-И ничего не сделать, не хочет Володя оставить Сашу в покое, - пожаловалась симпатичная девушка Лена.- Помог бы ты, как-нибудь с этим. Сашу жалко.
- Можно я поговорю тут с Володей один на один? – Спросил я весь класс.
Ребята согласились и все вышли из комнаты. Праздники обычно проводились в КЛИ (Клубе любителей искусства), там был замок. Я запер замок и подошёл к улыбающемуся Вовочке с широкой улыбкой.
-Воспитывать будите? – спросил он меня.
-Хуже, - ответил я.
Я сильно ударил Вову в район печени. Он не мог дышать и мелко скулил. Когда он отдышался, я ещё раз сильно ударил. Потом пнул в живот ногой. Вовочка упал.
- Не надо. Больше не буду. – Прохрипел Вовочка.
Я пнул его по почкам. Он извивался.
-Это что бы ты запомнил. Это тебе урок нравственности. Не издевайся над людьми.
Я сел на стул и смотрел на жалкого Вовочку. Тому было больно, самодовольная улыбка на его лице отсутствовала. Мне было неприятно даже бить его. Но ответственность за нравственное воспитание, возложенная на меня ВЛКСМ и КПСС требовала иногда и действий. Вова пришёл в себя.
- Зови всех, чай пить будем, - скомандовал я ему
Двери открылись, класс вернулся ко столам с чаем и тортиками «Прага». Я предложил назначить в 10-05 классе ответственной за нравственное воспитание симпатичную девочку Лену. Потом были танцы. С Леной танцевали я и Саша. Ещё я танцевал с Олей, Катей, Мариной, Наташей и учительницей по литературе. Других существ женского пола на том вечере не было. Вечер удался.
Вот только проблема соотношения морали и нравственности продолжает тревожить меня.
Кубок форумчанинаЛучший фотограф
Сообщений: 1093
47.КР.08

23 августа вне времени.
Яблони и фымышата.

Я только что опрокинул чашку с кофе. Это со мной бывает редко, но утром 24 августа почему-то случилось. А причиной тому мои мысли, они были в другом времени, а руки были здесь и сейчас. Кофе залило бумагу, но я даже не расстроился от этого. Будет след, напоминающий мне о 23 августа 2018 года и на моих бумагах.

Вчерашний день был полон забот о моих деревьях, яблонях, растущих на даче. Я обычно ни о ком из растений особо не забочусь, разрешаю им разбираться между собой в извечной борьбе за место под солнцем. Если кого и изничтожаю, то только по одной причине – они мне мешают. Такой у меня договор действует, уже целых 17 лет с моими растениями, на моей даче. Живи и жить давай другим, но не забывай о себе.

Дело всё в том, что я не осваивал дачный участок «с нуля», я пришёл на землю, где уже были свои привычки и обычаи, свои местные растения. А с местными, если хочешь жить долго и счастливо, необходимо всегда договариваться. А главные на участке всегда многолетние растения, особенно среди них славятся старожилы, они в авторитете особом. Их я трогать не собирался, но и мешать моим действиям им не советовал. Ну, мы так и договорились, что если я не могу или не хочу навести порядок, на конкретном участке территории дачи, то я туда и не лезу со своими делами. А если мне что надо, то извини и подвинься!

Жизнь шла своим чередом, но мой участок всегда строго контролировали яблони, их у меня было целых восемь. Две из них мне достались обрезанными до пенька, а одна была малолетка, совсем маленький кустик. Одна из яблонь мне сразу помешала, и пенька не стало в первый же год. Каждые два года пять яблонь давали обильный урожай, особенно много было антоновки. Скоро к ним присоединилась шестая яблоня, из обрезанного пенька возродилось могучие дерево антоновки. А потом и кустик, пересаженный в хорошее, с моей точки зрения, место стал приносить свои вёдра очень вкусных яблок. В расцвет величия «яблочной цивилизации» семь яблонь приносили каждые два года больше сотни вёдер яблок, а один год было даже больше двухсот. По сто-сто пятьдесят литров сидора возникало каждый яблочный год у меня. Всех желающих я кормил своими яблоками.

Парадокс заключался в том, что я яблоки вообще не люблю! У меня от них эмаль на зубах истончается, больно есть. Но, почему-то, мой организм стал воспринимать мои яблоки, с моего участка, и их стало есть совсем не больно. Договорились мои яблони что ли с моим организмом за моей спиной? А вот чужие яблоки, съеденные «на пробу», отдавались зубной болью. И сидор этот яблочный я не любил никогда пить, у меня его скопились огромные запасы! А свежее выжатого соку много ли выпьешь? Больше трёх литров в день выпить у меня не получалось никогда. Короче говоря, яблони радовали меня, но и заставляли трудиться над их обильным урожаем. Хорошо, что всего лишь раз в два года, а то я бы не выдержал такого труда.

Неожиданно умерла, после урожая, когда она одна принесла восемьдесят вёдер яблок, главная яблоня на участке – антоновка. И осталось их только шесть. Потом, почему-то, также неожиданно погибла самая молодая яблоня. Но это была их гибель, их выбор. Я спиливал мёртвые яблони на метр от земли, ждал несколько лет, а потом превращал их в пеньки. Корчевать необходимости у меня эти пеньки не было. И я заподозрил в гибели молодой яблони личинок майских жуков. Если раньше я на них не реагировал, то теперь, за своих друзей, я им объявил геноцид.

И этот год, год 2018 обещал завалить меня яблоками, судя по обильному цветению яблонь весной, но что-то пошло не так. Яблони стали дружно подсыхать, болеть, давали мне мало яблок. Это меня не угнетало, скорее даже радовал факт, что нет гигантского урожая. Но болезнь друзей не радует, а яблони за эти годы стали мне хорошими друзьями. Я решил их обрезать и подлечить. Легко сказать обрезать, яблони у меня высоченные и крепкие, а сделать не так уж и легко это дело. Четыре я обрезал, а пятую боялся даже трогать. Очень уж она была огромна, и, с виду, совершенно здорова, но почти без яблок.

Шелушил кору, покрывал стволы железным купоросом, выискивал и уничтожал гниль. Этим я занимался вчера весь день. Но с последней антоновкой было несчастье, сердцевина гнилой стала вверху. Я последовательно спиливал метр за метром, но конца этой гнили на уровне одного метра над землёй я не увидел видел. Пять лет максимум жизни оставалось этой антоновке, а урожая от неё было точно уже больше не дождаться. Я был перед выбором, уничтожить ли живое дерево, или оставить. «Резать, не дожидаясь перитонита», - возникла команда в сознании, и яблоня была решительно спилена под корень. Гниль уходила в землю, шансов у дерева выжить не было никаких, с полностью гнилой сердцевиной долго не живут.

И тут, абсолютно неожиданно, на меня накатила грусть. Мне эта яблоня не сделала ничего плохого, участок земли, где она жила, я не планировал использовать в своих затеях, а яблоки я практически не ел, особенно антоновку. Но грусть накатила, так как по сути дела это было немотивированное убийство яблони, первое на моём участке. Разные чувства терзали меня, разные мысли приходили ко мне. Посажена эта яблоня была в 1983 году, прожила 35 лет, для яблони не большой срок. Надо было раньше лечить свои яблони, надо это делать регулярно. С другой стороны, к немотивированным убийствам всего живого, человек склонен был всегда. Я не исключение, но был договор. И я, по всем признакам, его нарушил. Надо будет выкорчевать пенёк и посадить там тюльпаны, тогда хоть будет объяснение, что участок под яблоней резко мне вдруг понадобился!

Но события часто бывают парными. У меня неожиданно зачесались руки, и я решил обрезать пятую, ещё не тронутую пилой яблоню. Совершать большую резню лучше один раз, а не резать окружающих друзей помаленьку! Резать, так резать! Потом выпил и забыл, чтобы не так стыдно стало за резню. Посмотрел я на яблоню-красавицу и решительно пошёл к ней. Да, она явно была главной на участке, после гибели антоновки. Срезал несколько веток, скорее напоминающих деревья, и только приступил к отрезанию одного из трёх основных стволов, с пилы слетела цепь. Я слез с дерева и пошёл её ставить обратно. Но слетела не только цепь, разлетелась вдребезги шестерёнка, которая её крутила. А нагрузки на пилу особой не было.

Это был знак, что мне пора слегка утихомирить свои человеческие действия. Я его услышал и пошёл к людям, в интернет. Налил себе сидора, что бы залить тоску о безвременно убиённой мной яблоне. Неожиданно для себя открыл ссылку, которую прислал мне друг из Новосибирска. Новосибирской ФМШ при НГУ исполнилось 23 августа 55 лет со дня открытия! Именно 23 августа! А я известный фымышонок, сформированный этой школой, как трудоспособная личность. Трудиться меня там научили. И неожиданно, я вспомнил 23 августа 1983 года, когда мы в Летней физико-математической и химической школе праздновали это событие.

В ФМШ попадали в те времена сквозь сито строгого отбора на областных и республиканских олимпиадах по физике, химии и математике. Совет молодых учёных Сибирского Отделения Академии Наук СССР направлял молодых учёных в командировки для отбора самых талантливых детей. Вся территория Дальнего Востока, Сибири, Средней Азии поставляла детишек в Летнюю школу, где из них потом отбирали учащихся в ФМШ. Это была огромная работа, тратились значительные средства, но любой талантливый ребёнок из глухой деревни, малоизвестного рабочего посёлка мог попасть в лучшую школу СССР, а скорее всего, и всего мира. Те элитные школы, которые я видел за рубежом, не были конкурентами мой родной ФМШ, а я был во многих. Элита, никогда не бывает лучшей, элита бывает лучше подготовленной, и на этом основании претендует на исключительность..

А тут отбирали очень умных и сообразительных детишек с огромной территории и давали им прекрасную подготовку в разных областях знаний. А уж если хорошо подготовить здорового морально и физически парня из Сибири, то кто же перед ним устоит? Малохольные учащиеся Мехмата МГУ вызывали приступы жалости и здорового смеха у здоровенных и весёлых математиков из Новосибирского Государственного Университета, которые, значительной частью, поставлялись туда из ФМШ. «Деточки, наша цель научить вас учиться. Чтобы вы могли поступить в ЛЮБОЙ Вуз, в который захотите поступить», - часто говорила ТТ, Тамара Тимофеевна Новосёлова, наш воспитатель и учитель математики. И в этом была суть ФМШ, дать свободу выбора её ученикам, свободу выбора жизненного пути.

Я лично широко воспользовался предоставленными мне возможностями. Учился в НГУ на мехмате, в ВолГУ на юрфаке, В ВГПУ на инязе, в МГУ на географическом факультете, в Американском Институте Бизнеса (АIBEC-е) на МBA, и ещё были места… Благодарен ли я за это ФМШ? Конечно же, благодарен, ведь я ленив от природы, и хуже того, горжусь этим. Терпеть не могу работать, но трудиться, тяжело трудиться, для меня часто в большую радость. И получать радость от своего труда меня тоже научили в ФМШ, пашешь часов 16 подряд и при этом сильно радуешься. Красота, как можно не полюбить за это родную школу, где ещё такому могут обучить?!
.
Празднуя двадцатилетие ФМШ 23 августа 1983 года, я и предположить не мог, что через тридцать пять лет я вспомню это событие. БРД (Контора Братьев Дивановых) играла на сцене ФМШ сценку «Про Койотов». Квант показывал юморески из мира спорта, а немногочисленные преподаватели рассказывали нам, будущим фымышатам, о первых днях и трудностях становления ФМШ. О взрывах в общежитии и страшных карах за них, которая ждёт любого возжелавшего что-либо взрывать. Тема взрывов часто фигурировала, и не без оснований, в разговорах с массами будущих и настоящих фымышат. Говорили тогда о трудностях с питанием первый год, фымышата ходили реально голодные, и о том как их преодолели. На Президиуме СО АН СССР решили тогда том, чтобы получатели госпремий в области науки, академики, отдавали часть их «на прокорм» фымышат. А потом ещё говорили о придуманной формуле «спортивная школа» и о реальности спортивной подготовке в ФМШ, мол, научным работником ты можешь и не быть, а спортсмена из тебя в ФМШ сделают. Спортивные школы-интернаты финансировались по иным финансовым нормам в СССР, чем обычные школы-интернаты, больше денег выделяли. И в области спорта наша школа реально имела хорошие достижения, после того как стали кормить как спортсменов. За питанием у нас строго следили, фымышонок должен был быть сытым, а прожорливостью мы отличались изрядной. Даже специальную диету придумали для нас.

В плане реальных занятий в школе мы учились мало, всего пять дней в неделю, по шесть уроков. Во всей стране тогда учились шесть дней в неделю. Самообразование, развитие его навыков, было главным в нашей жизни. Нам читали лекции, и были ещё практические занятия. Очень было похоже не обучение в университете. Учились в школе мы всего пять дней, но как учились! А потом ещё самостоятельно бегали по научным институтам, согласно своим интересам. Фымышат там принимали и уделяли им должное внимание. Я лично, больше всего времени вне школы провёл в Институте цитологии и генетики, и в Институте теплофизики.

А преподавателей было мало на том празднике, потому что они были в отпуске. В Летней школе преподавали студенты НГУ, бывшие фымышата. Таким образом многие из них отдавали «свой долг» школе. Я до сих пор «должен» ФМШ, не отдал вовремя свой долг в Летней школе. Потом в ФМШ в сентябре тоже как-то отметили это событие, двадцать лет со дня открытия, но слабее. Я запомнил 23 августа, потому что Богачёв, он тогда был директором ФМШ, говорил, что многие из нас поступят в ФМШ! А потом была дискотека на улице, у учебного корпуса. И «специалист по буриме» говорил: «Вот из леса на полянку, появляются цыганки», так он комментировал появление фольклорного ансамбля НГУ, выходившего из леска рядом и горланящего песни. Он возник только в 1981 и был молод и весел, всегда активно принимал участие во всех праздниках ФМШ, многие ведь там были фымышатами (ФА КрАсота он сейчас зовётся), и его руководительница была заводилой веселья. Тогда это было редкорстью, такое единение зрителя и артистов. А «специалист по буриме» был всегда на маёвках НГУ и всех НГУшных праздниках в качестве комментатора, к сожалению, не знаю, как его зовут. Таким я помню 23 августа 1983 года.

А в это время, в районе Переславля-Залесского, на моей будущей даче, начинала осваиваться антоновка. Постепенно она всё больше и больше контролировала территорию своими корнями и приносила радость своими яблоками. Дело хорошее, полезное и радостное делала она. Мало кто знал о ней, мало кто её ценил, но она жила своей жизнью.

Я спилил антоновку 23 августа 2018, и её не стало, а я ещё жив. Я не посажу больше антоновку на своём участке, придёт время иных яблок, не люблю я антоновку. Но несколько яблонь я точно посажу и буду стараться, чтобы они не болели и жили подольше. Яблони всё же управляют моим дачным участком, и менять традицию я не намерен. Мне нравится наличие местных традиций и обычаев. Но и от перемен в жизни тоже никуда не скроешься.

ФМШ при НГУ теперь СУНЦ при НГУ. И в ФМШ теперь даже берут детей из Академгородка, а не ищут по глухим деревням, как раньше. Всё меняется, и празднования 55 лет уже иное, чем празднование 20 лет с момента открытия. Губернатор принимает активное участие, даже ему это надо. Да и хорошо, это нормально и закономерно, если власти есть дело до школ разных. Главное в том, что ФМШ дала поросль, своих выпускников и воспитанников, детей прошедших через Летнюю школу, через многочисленные олимпиады по физике, математике и химии и даже биологии. И пока они живы, пока ФМШ существует, этот процесс не прекратится, в отличие от популяции антоновки на моей даче. Потому что ФМШ зависит сейчас не от воли и волюнтаризма одной личности, а от многих людей.

А пилу я починю, заменю деталь. Резать – так резать! На моей даче порядки иные, тут вам на ФМШа, губернатора не дождутся точно мои растения! Зато, есть мыши, но они фымышонку не мешают, живут параллельно, яблоки любят, а яблок в этом году нет. А болезни яблонь мешают фымышонку, пусть пример антоновки будет всем остальным яблоням наукой. Омоложение необходимо, если хочешь жить. Вернее, даже не омоложение, а наличие сил и перспектив. Подправим, подлечим, если кому это ещё поможет, позабочусь я о своих, намечу перспективы. Ведь главное, в яблочном деле, это не допускать гниение сердцевины, тогда шансов уже нет, тогда надо резать. Порядки на своей даче я устанавливаю, ведь я школу закончил самую лучшую и самую первую из всех ФМШа в мире, имею право, у меня даже грамоты от Академии Наук СССР есть, о том, что я умный. Сегодня 24 августа и светит солнце.
В начало страницы 
Перейти на форум:
Быстрый ответ
Чтобы писать на форуме, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь.